Суровая зима в Европе влечёт за собой обострение потребностей в русских энергоносителей

Суровая зима в Европе влечёт за собой обострение потребностей в русских энергоносителей

В нашей роще рябина налилась красным пламенем. Её очень много, и она очень яркая. И это неспроста. Народ утверждает, что насыщенно-красные гроздья рябины — это к суровой зиме

А суровая зима в Европе влечёт за собой обострение потребностей в русских энергоносителей. С трепетом и придыханием европотребитель произносит короткое слово из трёх букв — «газ». Которого, возможно, будет не хватать. Или, точнее, будет хватать, но стоить он будет уже не так, как в старые и очень добрые времена. Раскошеливаться, однако, придётся.

А всё потому, что европейский истеблишмент решил на голубом глазу увязать стоимость тысячи кубометров газа с биржевыми котировками. И они, котировки, штука весьма непостоянная. Тем самым недреманое око брюссельского обкома ещё жёстче урезало экономический суверенитет своих членов. Троекратное «увы» на благородные седины евробюрократов. Впрочем, они не сильно пострадают. Главным и единственным плательщиком за неустойчивость внутриевропейской конъюнктуры будет народ, точнее, братские народы единой Европы. Единой и, как водится, неделимой. Великобритания, решившаяся на уход по-английски, не в счёт. Она остров, ей всё можно. Англии на самом деле можно было всё и всегда.

Однако Прибалтике придётся смириться с резким повышением цен на газ, а значит — на всё. Подорожают даже зубочистки. С другой стороны, чем не повод для выхода на улицы и манифестации коллективного недовольства авторитарной политикой центра? Помнится, в Армении когда-то чуть-чуть подскочила цена на электричество. Тысячи молодых протестантов пошли штурмовать госучреждения, обуянные праведным гневом. А в Риге и Вильнюсе? А здесь снова от отдельных прикормленных политэкспертов звучат обветшалые утверждения о лаптях и свободе. Литовская элита и вовсе залихватски объявила о том, что ради свободы нужно всё стерпеть.

Балтийское ноу-хау — это ради бабушки / тёщи отморозить себе уши и всё остальное. В этом давно нет сомнений. И это абсолютно логично, потому что этнобюрократическое сообщество во всех трёх республиках Прибалтики вообще ничего не теряет. Даже если Россия и Белоруссия введут тотальное эмбарго на всё, что двигается и не двигается. Здесь дело не в этом. В Ригу из еврокоридоров снова приедет Валдис Домбровскис и утешит местных заинтересантов гарантированным супертраншем. А что до народа, то он совершенно никому не интересен. И пусть даже рябина запылает алым пламенем, суля лютые морозы. Это не вызовет у этнобюрократии никаких сантиментов.

Теперь понятно, ради кого создавалась независимая Латвия — только ради национального чиновничества, которое с удовольствием подставляет вены для многочисленных финансовых капельниц, выпрошенных у Брюсселя. И, кажется, они неиссякаемы. Для поддержания бюрократических штанов у евроцентра средств хватит. А всё остальное характеризуется ёмким оборотом Après nous le déluge, то есть «После нас хоть потоп». Это — девиз чиновников Латвии. И объективные исторические обстоятельства пока не могут убедить меня в обратном.

Зато в другой стране в другом месте двое президентов — Путин и Лукашенко — договорились о цене в 120. Латвийские комментаторы тут же остро отреагировали на эту замечательную новость. Они пытаются быть ироничными, но у них это скверно получается. Я чувствую, что они завидуют Минску. Но ничего не могут с этим поделать. И пока никто не может убедить меня в обратном. Ведь покупать газ за 700 и даже больше — это нелёгкое испытание за свободу. Впрочем, в старые и очень добрые времена Латвия имела возможность заключать с Россией напрямую индивидуальный долгосрочный контракт, из которого извлекала свои дивиденды. Сейчас времена эти прошли. И кажутся туманным сном.

Планомерная интеграция России и Белоруссии — это манящий пример для подражания, однако народы Прибалтики и Украины пока могут наблюдать за происходящим со стороны. И горячо поддерживать или злобно завидовать — это зависит от избранной жизненной позиции. Потому что прикормленное этночиновничество, давшее клятву верность евроглобалистской элите, ни за что не позволит ситуации выйти из под-контроля. Это вопрос их личного благосостояния. А любой бунт, любой мятеж можно будет легко подавить, благо, этночиновничество сохраняет монопольное право на насилие. Конечно же, во имя свободы, демократии и верховенства права. Антиутопично, но правдиво.

…А рябина всё-таки красивая. Может быть, фенологи заблуждаются, и это вовсе и не к холодной зиме. Посмотрим.

Александр Филей, Латвия