О пр'/></noscript> <style type= #content_rb_119478 { min-height:215px; } #content_rb_119475 { min-height:165px; } .code-block-1 { display:flex !important; clear: none !important; } .code-block-2 { display:flex !important; clear: none !important; } figure { padding: 0px; margin: 0px 0px 15px 0px; max-width: 100%; height: auto; } iframe { max-width: 100%; height: 500px; } @media screen and (max-width: 600px) { #content_rb_119478 { min-height:0px; height:0px; } #content_rb_119475 { min-height:0px; height:0px; } .player__container { width: 375px !important; height: 400px; } iframe { height: 250px; } } .player__container { width: 100% !important; height: 500px; } .single .all-news__inner .article { border-top: 1px solid #ccc; padding-top: 20px; margin-top: 10px; } .sidebar-news { font-weight:500; } .sidebar-news-block { background: #f3f5f7; } .sidebar--f-l { padding-bottom: 15px; } .lazyloaded{ max-height: 450px; object-fit: contain; } .nocrop { object-fit: contain !important; } #buttonup { display: inline-block; background-color: #263238; width: 60px; height: 60px; text-align: center; border-radius: 4px; position: fixed; bottom: 30px; right: 30px; transition: background-color .3s, opacity .5s, visibility .5s; opacity: 0; visibility: hidden; z-index: 1000; padding: 12px; } #buttonup::after { font-size: 1em; line-height: 60px; color: #fff; } #buttonup:hover { cursor: pointer; background-color: #52585a; } #buttonup:active { background-color: #555; } #buttonup.show { opacity: 1; visibility: visible; } .btn-load-more { width:100%; } .entry-title { margin-top: 15px; } .yarpp-related h3 { padding: 0 17px!important; } .main-head--mb15 { margin-bottom: 15px!important } .videobutton{ background: rgb(210,23,3); background: linear-gradient(90deg, rgba(210,23,3,0.4) 0%, rgba(38,50,56,0.3) 73%); } .videobutton a:hover { color: #fff!important; } .article-link { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .article-link:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .top-news__main { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .top-news__main:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .video-list__img { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .video-list__img:hover { -webkit-filter: brightness(60%);}

О предложении Владимира Путина заключить мирный договор между Россией и Японией

О предложении Владимира Путина заключить мирный договор между Россией и Японией

Президент России Владимир Путин, выступая на Восточном экономическом форуме (ВЭФ), снова затронул тему отношений с Японией

По его мнению, отсутствие спустя 76 лет после войны мирного договора — нонсенс, и ответственность за эту ситуацию несет Токио. Именно в этом контексте президент говорил о южнокурильских островах, на которые претендует Япония. Он отметил, что присутствие этих территорий в составе России гарантирует безопасность дальневосточным границам страны. Путин подчеркнул, что при разговоре о мирном договоре Москва должна обеспечить себе мирное будущее, получив гарантии того, что американские ракетные системы не появятся возле ее границ.

Добавлю, подобно тому, как они появились в Европе, несмотря на заявления Вашингтона, что эти ракеты «направлены не против России». А против кого, позвольте полюбопытствовать?

Заметим также, что много лет все переговоры и встречи представителей двух стран проходят в отсутствие подписанного мирного договора после окончания Второй мировой войны. Москва и Токио не могут прийти к соглашению из-за претензий Японии по поводу принадлежности четырех Курильских островов — Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи, которые вошли в состав РФ по итогам Второй мировой войны. Начиная с 60-х гг. века минувшего, японские власти настаивают на том, чтобы их вернули Японии (вначале СССР, потом РФ). В связи с чем приходится напоминать, что еще в 1956 г. СССР и Япония подписали Совместную декларацию, в которой Москва была готова рассмотреть возможность передачи Хабомаи и Шикотана после заключения мирного соглашения. Что касается двух других островов — Кунашира и Итурупа, — то они в декларации не рассматривались. До мирного договора так дело и не дошло, все последующие переговоры ни к чему не привели, поскольку Япония претендовала на передачу всех четырех островов.

По мнению известного японоведа Анатолия Кошкина, когда первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущёв соглашался на передачу двух островов, то считал, что это будет дружественный дар Японии, поэтому там и было написано не «возвращение», а «передача»! Японцы же везде пишут «возвращение» (!), но возвращение — это, по сути дела, пересмотр итогов Второй мировой войны, поскольку возвращать можно только чужое, а эти острова входили в состав СССР на законных основаниях. К тому же Хрущёв хотел этим даром подвигнуть Японию к тому, чтобы она стала миролюбивым, нейтральным государством. Но уже в январе 1960 г. правительство Японии заключило военный союз с США, позволяющий использовать территорию японского государства для размещения американских военных баз и других объектов по своему усмотрению. Советский Союз не мог позволить, чтобы американцы получили дополнительную территорию и акваторию для усиления своей группировки, нацеленной на СССР и КНР. 27 января 1960 г. японскому правительству была направлена памятная записка, в которой было четко заявлено, что к вопросу о судьбе Хабомаи и Шикотана можно будет вернуться только после вывода всех иностранных войск из Японии — американских, разумеется, других там нет.

Но в уход американцев из Японии поверить невозможно. Это — форпост Соединенных Штатов. Их, так сказать, непотопляемый авианосец. Но, как известно, авианосец — это оружие не обороны, а нападения.

При этом в Японии на декабрь 2016 г. находилось восемь военных баз США и 91 объект, принадлежащий США. Отсюда они контролируют не только Восточную Азию, но и всю Азию вплоть до арабских стран. Отсюда они летали на бомбежки Вьетнама. И американские военные не позволят никакому президенту убрать свои армию и флот из Японии, поскольку это затрагивает интересы военной стратегии США. Поэтому на ВЭФ Путин особо подчеркнул, что Москва готова защищаться от угрозы размещения американских ракет на территории Японии. Позволю себе добавить, что, прежде всего, — от угрозы нападения Японии на Курильские острова и Сахалин, а в более широком смысле — на Россию. Причем, в своих реваншистских намерениях японцы, естественно, рассчитывают на США с их союзниками в АТР. Ведь в договоре от 1960 г. США брали на себя обязательства «защищать» Японию от любого вида нападений.

Претензии Японии на четыре южнокурильских острова — удобный инструмент и повод для того, кто захочет в какой-то момент обострить военное противостояние на западе АТР.

В условиях ужесточения военной конфронтации США и НАТО с Россией никто не может поручиться, что проблема «северных территорий» в один не очень прекрасный день не станет для Вашингтона разменной монетой для создания очага нестабильности на восточных рубежах России. По образу и подобию очага нестабильности, каким является сегодня Украина.

Заметим, что для японского общества территориальный вопрос (по Курилам) стал вроде национальной идеи, а для властей, точнее – их рейтинга, приобрел критически важное значение. Спецкор «КП» Дарья Асламова, пару лет тому назад побывавшая в Стране восходящего солнца, написала удивительный по тонкости наблюдений очерк. Она отмечает, в частности: «То, что японцы — самый упрямый и абсолютно не договороспособный народ в мире, я поняла, встретившись с депутатом правящей партии господином Вада Масамунэ, человеком милым, доброжелательным, но твердо стоящим на своем: “Конечная цель — все четыре острова. Мы не можем отказаться от этой цели В ЛЮБОМ СЛУЧАЕ. Иначе японский народ нас не поймет. Мы даже не можем пытаться выкупить эти острова, потому что это будет оскорблением для японского народа — покупка исконно японских территорий. И вообще дело не в деньгах. Наше решение — не экономического, а политического толка. Мы хотим закрыть итоги Второй мировой войны. (Любопытно, что для всего мира они закрыты, а для Японии нет. — Д.А.) Да, мы согласны сейчас на два острова, а решение проблемы Кунашира и Итурупа оставим следующим поколениям. Но даже через сто лет Япония вернется к этому вопросу”».

И далее:

«По мнению профессора Нагоси Кэнро из университета Такусеку, 80% японцев стоят на позиции возращения четырех островов. Именно – возвращения, а не передачи».

А ее бывший однокашник, «Вася Молодяков (Теперь уже Василий — доктор политических наук, профессор университета Такусеку)», говорит: «Характерная ошибка японской дипломатии — у них нет понимания будущего. Им нечего предложить. И так было всегда».

Надо очень хорошо знать японцев, их характер, нравы и обычаи, чтобы сделать такой вывод. Но если принять этот вывод за отправную точку в японском споре с Россией, то многое становится на свои места, главное — становится понятно, почему все разговоры с японцами непременно заводят в тупик, откуда приходится выбираться и начинать движение опять по тому же «территориальному» кругу. При этом, судя по всему, японцы действительно не задаются вопросом о том, что будет на следующий день с ними и вообще с миром после передачи им четырех исконно русских островов. Естественно, и нам давно пора задаться вопросом: а нужна ли России эта канитель?

Причем многие почему-то считают, что поскольку у России с Японией нет мирного договора, то мы якобы находимся с Японией в формальном состоянии войны. Это глубокое заблуждение.

В первом пункте упомянутой Совместной декларации 1956 г. записано, что со дня подписания соглашения состояние войны между СССР и Японией прекращается. Какая же у нас может быть война, если у России и Японии есть полный набор всех отношений, которые существуют между равноправными государствами? Зачем нам после подписания безоговорочной капитуляции Японии и оформления прекращения состояния войны нужен мирный договор? В совместной декларации и так учтены все пункты, которые обычно составляют содержание мирного договора вплоть до территориального.

В годы холодной войны Москва официально не признавала существования территориальной проблемы, а Токио придерживался «принципа нераздельности политики и экономики», который предполагал, что Япония не будет осуществлять крупномасштабное торгово-экономическое сотрудничество с СССР до тех пор, пока не получит уступок в споре вокруг островов.

Признание советской стороной наличия территориальной проблемы произошло в апреле 1991 г. во время официального визита в Японию президента СССР Михаила Горбачева. А во время визита в Японию президента РФ Бориса Ельцина существование этой проблемы было подтверждено в Токийской декларации о российско-японских отношениях (13 октября 1993 г.). В ней говорится, что стороны провели «переговоры по вопросу о принадлежности островов Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи» и согласились продолжать переговоры с целью скорейшего заключения мирного договора, «исходя из исторических и юридических фактов» и на основе выработанных двусторонних документов, а также принципов законности и справедливости.

Одновременно признание проблемы вынудило российскую сторону вступить в территориальный спор, который, можно сказать, тянулся до дней нынешних.

На ВЭФ Путин напомнил, что внесенная в 2020 г. поправка в 67 статью Конституции России о неотчуждаемости территорий подтвердила, что Южные Курилы — навсегда будут оставаться частью российского государства. Это значит, что все разговоры о неких «спорных территориях» (согласно японской лексике) отныне прекращены и этот вопрос более обсуждению не подлежит.

Сейчас японские СМИ бурно комментируют выступление президента России на Восточном экономическом форуме. Они отмечают беспрецедентность и серьезность программы администрации Путина по развитию Курил и привлечению сюда на уникальных условиях иностранных инвестиций, в том числе японских. В частности, большое впечатление произвело на японскую общественность обещание Путиным 10-летнего безналогового статуса иностранным инвесторам. Вместе с тем японцы указывают и на заявление Путина о том, что вся инвестиционная деятельность на Курилах должна строиться на основе российского законодательства. Добавлю, если именно на таких условиях японские бизнесмены начнут инвестировать в экономику Курил, то это значит, что они безоговорочно признают российский суверенитет над всеми, как говорят в Японии, «спорными территориями».

Второе — до сих пор японская политика и экономика в отношении Курил и России в целом следовали в одном русле, что сдерживало развитие отношений. Но участие японцев в инвестициях разделит политику и экономику, японцы тем самым получат инструмент разрешения проблемы с несостоявшимся мирным договором, по крайней мере, сильный аргумент ухода от этой тематики. Таким образом, Путин предлагает Японии экономическое решение проблем российско-японских взаимоотношений, лишая их конфликтной политической подоплеки. И это предложение должно вызвать у японцев большой интерес.

Дело в том, что экономика Японии экспортноориентированная, о чем у нас почти не пишут. Ранее японцы поставляли по всему миру в больших количествах качественные товары, в первую очередь электронику. Сейчас куда более дешевые устройства производят в Китае, Южной Корее, странах Юго-Восточной Азии.

Конкурентоспособность японских товаров падает, рынки сбыта товаров и инвестиций сокращаются. Пройдёт немного времени, и чтобы удержать на плаву экономику, останется только одно направление для инвестиций — Дальний Восток и Сибирь.

Токио следовало бы внимательно прислушаться к предложению Путина и подписать мирный или какой-то другой важный межгосударственный договор без каких бы то ни было предварительных условий. Еще, напомним, на Восточном экономическом форуме в 2018 г. президент России Владимир Путин предложил тогда премьер-министру Японии Синдзо Абэ подписать мирный договор между двумя странами до конца года на таких же основаниях. Но, по словам главы российского государства, именно в Токио постоянно меняют условия. Хотя там прекрасно понимают, какое значение для них имеет допуск к инвестициям на «спорные» острова.

Кстати, в этих акваториях встречаются два течения, поэтому здесь очень много рыбы. А для японцев рыба — это все. Углеводородов и полезных ископаемых на островах нет.

Тем не менее освобождение иностранного бизнеса от НДС и чрезвычайно низкие таможенные пошлины делают этот богатый ресурсами регион весьма привлекательным для иностранцев. Сюда давно проложили дорогу китайцы, имеют здесь свои немалые интересы Индия, США, страны АСЕАН, в частности, Таиланд и другие.

«Надеемся, что преференциальный режим на Курилах принесет весомые результаты для развития островов, для запуска перспективных проектов, прежде всего в таких областях, как туризм, морекультура и переработка», — сказал Путин.

Россия намерена развивать транспортный потенциал Дальнего Востока, в том числе наращивать возможности Северного морского пути — к 2024 г. объем грузовых перевозок по этому маршруту должен вырасти до 80 млн тонн в год, заявил Путин. Первые регулярные контейнерные рейсы из Владивостока в Петербург по Севморпути нужно открыть с 2022-го, добавил он. При этом Россия не собирается никого ограничивать при освоении коридора, отметил президент РФ. «Более того, мы хотим, чтобы эта работа строилась в строгом соответствии с международным морским правом, это конвенция 1982 года, по-моему. И по Арктике есть еще один документ. Мы готовы, и мы сейчас придерживаемся и в будущем собираемся придерживаться этих основополагающих документов», — отметил Путин. Наиболее безопасный и выгодный маршрут Северного морского пути проходит по российским территориальным водам, напомнил глава нашего государства. И чем более эффективно Севморпуть будет использоваться всеми заинтересованными странами, тем лучше, считает он.

Но вопреки здравому смыслу Япония следует конфронтационным курсом в отношении России. НАТО, подчеркнем, создает инфраструктуру для интервенции в Россию на западном направлении. Япония же — на восточном.

Похоже, западные и восточные «партнеры» Москвы ждут момента новой «перестройки-смуты» в России, когда можно будет приступить к дележу шкуры «русского медведя».

Потому не требует комментариев тот, скажем, факт, что Япония официально принимала участие в натовских учениях «Си бриз», которые проходили в акватории Чёрного моря и носили откровенно антироссийский характер. Это говорит о том, что Япония готовится к противостоянию с нашей страной на глобальном уровне, поэтому её и занесло на другой конец Земли. А также о том, что память у современных самураев, похоже, очень короткая. Не желает ли она повторить август 1945-го?..

Россия способна одолеть Японию в случае вооруженного противостояния из-за Курильских островов и без ядерного вооружения, утверждают китайские аналитики. Политический вес России на международной арене неоспорим, так как Москва обладает колоссальной военной мощью, а ее смелый и твердый стиль резко отличается от американского, поскольку США привыкли к манипуляциям в политической сфере, приводит «ПолитРоссия» перевод статьи авторов китайского аналитического издания Sohu. По части сухопутных сил Япония сильно уступает РФ, отметили эксперты. Ввиду этого Токио мог бы попытаться решить вопрос при помощи неплохого флота, но и тут у Москвы есть чем ответить, уверены китайцы. В воздухе преимущество также у России, так как ВКС РФ способны конкурировать даже с ВВС США, не говоря уже о других государствах.

Таким образом, россияне смогут «одной левой» разбить Японию в битве за Курилы даже без применения ядерного потенциала, если разногласия из-за островов перерастут в вооруженный конфликт, резюмировали в Sohu.

Эта оценка мне кажется несколько преувеличенной, тем не менее в целом она отражает соотношение, прежде всего, боевых возможностей вооруженных сил двух стран. Как пишут китайские обозреватели в другой статье, на фоне обострения многолетнего территориального спора между Россией и Японией китайская сторона повела себя довольно необычным образом. Если обычно Пекин сохраняет нейтральную позицию в отношении территориальных споров третьих стран, то в данном вопросе он решился на нетипичный шаг. Как заявил представитель внешнеполитического ведомства КНР Чжао Лицзянь, судьба Курильских островов касается лишь России и Японии, однако стороны должны с уважением относиться к итогам Второй мировой войны.

«Слова китайского дипломата означают, что КНР встала на сторону России в споре за Курильские острова», — пишут китайские журналисты. И Японии, и США следовало бы крепко призадуматься над этим выводом опытных экспертов. В Китае не принято разбрасываться словами.

России, думаю, не следует расслабляться в связи с тем, что Япония предъявляет свои претензии на четыре южных Курильских острова пока исключительно за столом переговоров. Притом что южные Курилы и Сахалин имеют для России стратегическое военное и экономическое значение, обеспечивая связность и безопасность Камчатки и Приморья. Улучшая возможности базирования Тихоокеанского флота, в составе которого находятся и стратегические субмарины, гарантирующие безопасность всей страны. И что очень важно, Охотское море является нашим внутренним морем — такое решение было принято ООН несколько лет тому назад. Здесь мы — хозяева. И нам решать, кого сюда пускать, а кого нет.

Вместе с тем, по мнению доктора исторических наук, профессора, заведующего кафедрой востоковедения МГИМО Дмитрия Стрельцова, Россия могла бы подписать с Японией договор о мире и дружбе, аналогичный тому, какой Япония заключила с Китаем в 1978 г. Такой договор предусматривает обязательства сторон в вопросах развития взаимоотношений на основе принципов мирного сосуществования, уважения суверенитета и территориальной целостности, ненападения, невмешательства во внутренние дела друг друга.

«По итогам войны у нас с Японией нет никаких разногласий за исключением вопроса о линии прохождения границы. Все прочие вопросы решены в Декларации 1956 года, в соответствии с которой между нашими странами нет никаких взаимных претензий», — говорит Стрельцов.

Но если на то будет политическая воля Токио, то почему бы сразу не подписать и мирный договор? Без всяких условий.

Валерий Панов, Столетие