Лукашенко не хочет уходить из портов Прибалтики

Лукашенко не хочет уходить из портов Прибалтики

Вчерашний «Большой разговор» с президентом Беларуси оставил не самое приятное послевкусие. Меня, в частности, настораживает комментарий Лукашенко по поводу возможного перекрытия транзита белорусских удобрений через Клайпедский порт

«Сейчас хотят попасть (выстрелить себе – ред.) в голову: закрыть нам порты для того, чтобы грузить химические, калийные удобрения. Слушайте, мы поставим эти объемы, в Мурманске загрузим, это не вопрос. И по Северному морскому пути кратчайшим путем поставим в Китай, это наш основной рынок, и в Индию. Пожалуйста, стреляйте в голову. Выход: пока мы, перейдя красную линию, не загнали друг друга в угол, выходить из этой ситуации надо сейчас. Но мяч на той стороне».

Губернатор Мурманской области Андрей Чибис в тот же день (примерно через три часа) заявил, что поддерживает инициативу Лукашенко и предоставит ему очень комфортные условия для перевалки удобрений. Полагаю, это «домашняя заготовка». Лукашенко угрожает увести белорусский транзит в Мурманск — Мурманск сразу дает свое добро.

Что здесь не так? Давайте по пунктам.

1. Москва и Минск уже довольно долго ведут переговоры о переориентации транзита белорусских удобрений. Только не в Мурманск, а в порты Ленинградской области. Усть-Луга — приоритетный вариант для строительства отдельного терминала, заточенного на перевалку продукции «Беларуськалия». Но переговоры явно буксуют. И тот факт, что Лукашенко вдруг обратил внимание на Мурманскую область (а о Ленинградской не сказал ни слова), — лишнее тому подтверждение.

2. Мурманский порт — это совершенно другая логистика. Грузы будут идти по Северному морскому пути (СМП). «В Китай и Индию — ближе», — говорит Лукашенко. А в Бразилию, которая традиционно является крупнейшим импортером продукции «Беларуськлалия»? Кроме того, по железной дороге до Мурманска намного дальше, чем до Усть-Луги или, тем более, Клайпеды. Транспортное плечо не просто увеличивается — оно увеличивается В РАЗЫ. А ведь главным камнем преткновения в переговорах о переориентации белорусского транзита являются именно железнодорожные тарифы.

Ну и вопрос на засыпку: если через Мурманск так выгодно экспортировать удобрения, почему российские производители этого не делают? Зачем бронируют мощности строящегося в Усть-Луге терминала «Ультрамар»?

3. Самое главное Лукашенко сказал в конце: «Но мяч на той стороне». Перспективы переориентации белорусского транзита он ставит в зависимость от дальнейших действий Литвы. Погоните из Клайпеды — уйдем в Мурманск, не погоните — не уйдем.

А самому не пора ли принять волевое решение? Судя по всему, Лукашенко так не считает.

Алесей Ильяшевич