Евразийская концепция будущего развития России со стороны молодёжных инициатив

Евразийская концепция будущего развития России со стороны молодёжных инициатив

Приоритетной политической задачей для России является упрочение позиций в современном мире

В качестве примера сильной международной позиции нашего государства принято рассматривать СССР. В то же время, нельзя не отметить, что у многих западных, в том числе европейских государств, отношение к СССР складывалось преимущественно в негативном русле. Также определенный негативизм накопился и был развит к концу 80-х годов в большинстве советских республик.

Если в прошлом столетии на территории нашей страны действовала централизованная система воспитания молодежи, то к 90-м годам эта система прекратила свое существование. Исчезновение пионерской и комсомольской организаций имеют под собой не только политические причины. Можно назвать как минимум два основания того, что система гражданского воспитания молодежи в СССР прекратила свое существование, по сути еще до того, как было официально объявлено о ее роспуске. Во-первых, детские организации были официально ориентированы на реализацию целей и задач правящей (и единственной в стране) партии, которая во второй половине века воспринималась большинством населения скорее негативно. В результате складывалась довольно грустная ситуация, когда пионер или комсомолец, получавший определенную установку в своей организации, дома сталкивался с совершенно другим восприятием, противоречащим тому, что он слышал в школе, техникуме или институте. Выход из этого внутреннего конфликта осуществлялся по родительскому сценарию: соглашаться с тем, что ты слышишь вне дома, держа при этом «фигу в кармане». Собственно, распад советской системы и осуществился, в основном, не столько по экономическим показателям, сколько в связи с массовым антагонизмом граждан ко всему советскому.

Второй причиной распада детских и юношеских организаций стал, также как и у взрослых, массовый формализм в их работе. Собственно, это второе является прямым следствием из первого. Когда у ребенка с детства формируется установка на отрицание того, что идет из системы, но при этом официально заявить об этом отрицании не получается, приходится к этой системе приспосабливаться. Но приспособление это вряд ли будет носить характер преданного отношения к делу. В результате, к переходному возрасту большинство членов пионерской организации учились не столько быть гражданами в подлинном смысле этого слова, сколько в совершенстве осваивали советскую систему общественных отношений. Собственно, система гражданского воспитания работала, но поскольку ущербна была сама система, ущербным получался и результат.

Естественно, в огромной стране возникали и другие варианты. Встречались и те, кто открыто заявлял о своем антагонизме к советскому строю, и фанатично работающие местные комитеты комсомола и пионерские организации; однако, массовая тенденция была именно такой, как мы ее описали.  Из пионерской и комсомольской организации выходили дети и юноши, научившиеся работать «для галочки», абсолютно не верящие в те цели и идеалы, которые превозносятся с высокой трибуны.

Воспитанные подобным образом дети и вышли в августе 1991 года на баррикады бороться с советской системой. Об этих проблемах обязательно следует помнить, занимаясь молодежной политикой сегодня. А именно сегодня, развитие молодежной политики, организация системы гражданского воспитания молодежи, является донельзя актуальной, поскольку за десятилетия, прошедшие со времен распада Советского Союза, централизованно воспитанием молодежи не занимался практически никто и никак. В результате выросло как минимум несколько поколений молодых людей, не имеющих в сознании практически никакой системы ценностных ориентиров, кроме финансового благополучия. Проблемы смысла жизни такую молодежь не беспокоят – они не задумываются, для чего они существуют на свете. И эта проблема дамокловым мечом висит над будущим нашей страны, поскольку она может обернуться и искаженным воспитанием детей, рождающихся у представителей данного поколения, и серьезными психологическими проблемами у самих современных юношей по достижению ими так называемого среднего возраста. Достаточно большая цена за переход от тоталитарного общества к демократическому, осуществившийся в 1991 году.

Распад СССР стал одним из крупнейших геополитических событий в мировой истории ХХ века. Прекращение существования Союза кардинальным образом изменило военно-политическую конфигурацию мира, придало сильный импульс процессам глобализации экономики и одновременно развитию регионального сотрудничества. Десятилетия после распада показали большую неопределенность развития стран, возникших на бывшем советском пространстве, и их большую зависимость от внешних экономических и политических воздействий. Потенциал взаимного сотрудничества постсоветских стран, унаследованный от советского времени, не был должным образом использован для экономического роста молодых государств. Разделение единого мощного государства на группу государств вызвало ослабление безопасности каждого из них.

Очевидно, что политика Украины, Молдовы, Грузии, Азербайджана — государств, расположенных на линии беспрецедентного давления Запада на исторические рубежи России, является кардинальным фактором будущего геополитического расклада в Евразии. Очевидно также и то, что общество этих государств демонстрируют противоречивые тенденции в своем видении будущего, а правительства последовательно удаляются от России.

Россия традиционно выполняла функцию интеграции представителей полинационального государства, выступала в роли связующего центра, образуя единую державу, неуклонно стремящуюся к развитию как общества в целом, так и этнических групп и индивидов, это общество образующих.

В перспективе мы можем говорить о работе с общественным мнением молодежи стран Запада, но до тех пор, пока на постсоветском пространстве не будет выстроена единая система взаимодействия молодежных организаций стран ЕАЭС, а впоследствии и всего СНГ, мы не вправе представлять наши интересы как интересы многонационального единства. Только выстроив работающую систему, представляющую интересы молодежных организаций стран СНГ, мы можем открыто расширять сферу наших интересов за пределы постсоветского пространства.

Сегодня прогрессивная молодежь стран ЕАЭС готова к сотрудничеству в рамках единой многонациональной системы, готова рассматривать Россию как исторически сложившийся центр объединения народов. Активные представители молодежи стран СНГ готовы участвовать в политической деятельности своих государств на уровне Молодежного самоуправления. По сути, в данном случае мы имеем дело с кадровым резервом политического управления стран СНГ. Выступая организатором молодежных политических систем сегодня, Россия получает широкие возможности регуляции своих политических интересов на постсоветском пространстве как в настоящий момент, так и, что более значимо, в ближайшей перспективе.

Упрочение позиций России на постсоветском пространстве позволит расширить сферу влияния, сформировать позитивное общественное мнение о Российской Федерации как на территории бывшего СССР, так и в Европе.

Юрий Самонкин, специально для News Front