Россия не допустит нового Карабаха на Кавказе

Россия не допустит нового Карабаха на Кавказе

Коллективный Запад вновь требует от России «отозвать признание независимости Южной Осетии и Абхазии». Чем вызваны эти явно бессмысленные обращения, что дало жителям бывших грузинских регионов признание отдельными государствами – и что их ожидало бы в случае, если бы Москва в свое время отказалась принять такое решение?

Группа западных стран, включая США, Великобританию и Францию, в совместном заявлении потребовала от России отозвать признание независимости Южной Осетии (РЮО) и Абхазии. Заявление было распространено в Совете Безопасности ООН. Его подписали шесть стран – членов СБ ООН – Эстония, Франция, Ирландия, Норвегия, Великобритания и США – вместе с примкнувшей к ним Албанией, которая вскоре должна занять место в совете. Группа стран осудила Россию за якобы «незаконное военное присутствие» в республиках.

Отмечается, что авторы заявления обеспокоены тем, что за последние несколько лет «ни одному международному механизму мониторинга прав человека не был предоставлен неограниченный доступ в регионы Абхазии и Южной Осетии».

В Москве в целом эту бумагу не заметили – кроме тех официальных лиц, кому по роду деятельности положено подобное читать. Первый заместитель постоянного представителя РФ при ООН Дмитрий Полянский назвал независимость республик реальностью, которую невозможно игнорировать. А поведение подписантов обращения – «фантомными болями». Ему можно только посочувствовать: он вынужден реагировать на так называемую информационную картину дня – идол, которому поклоняется современная журналистика.

Это далеко не первый случай такого рода «обращений об отзыве». Они регулярно пишутся «к дате» с разным ситуативным набором подписантов и с разной художественной ценностью текста. Также иногда подобные «обращения» делаются «под визит». Например, в январе этого года генсек НАТО Йенс Столтенберг «призвал Россию отозвать признание» в тот момент, когда в Брюсселе находилась президент Грузии Саломе Зурабишвили.

Это ритуальное и, как любой отживший ритуал, бессмысленное действие. Примерно так же можно призывать солнце не всходить. Понятно, что никакого «отзыва» признания Россией никогда не будет, по крайней мере при жизни ближайших поколений. А там, может, и Грузии не будет.

Признание независимости Южной Осетии и Абхазии для России – один из ключевых элементов всей внешней политики. Он демонстрирует нашим друзьям и союзникам, что, во-первых, Москва готова их защищать и поддерживать даже ценой ухудшения отношений с Западом, а во-вторых – что не будет никаких «слияний и поглощений» – Россия ценит и уважает независимость и самодостаточность своих партнеров. Разговоры об «отзыве признания» могут будоражить только совсем уж мятущиеся умы, наподобие бывшего посла Грузии в Москве Зураба Абашидзе, который пару дней назад сказал по одному из грузинских телеканалов, что он «точно знает», что Россия скоро отзовет признание республик.

В России вслух рассуждать о возможности отзыва признания могут позволить себе только совсем уж маргинальные деятели либерального толка, да и то крайне редко. Последний раз такое звучало в эфире одного «прогрессивного» радио в январе из уст бывшего депутата Госдумы от партии «Яблоко», а ныне очень либерального блогера. Что, кстати, само по себе характеризует партию «Яблоко».

В этих же кругах циркулирует версия, что все эти ритуальные заявления западных стран и политиков рассчитаны на долгосрочную перспективу. Путин эти стоны даже не заметит. А вот его потенциальному преемнику якобы заранее расставляют «красные флажки». Но это тоже типичная конспирология.

Если вы слышите стук копыт, то сперва думаете о лошади. И только люди со специфическим мышлением представляют себе зебру или, что еще хуже, светящегося единорога. Так что все-таки разумнее предполагать, что это печальный ритуал, порожденный в том числе и чистой бюрократией. У западных структур и дипломатии тоже есть технический аппарат: секретари, советники, помощники. И у каждого из них есть календарик, на котором красным фломастером отмечены важные даты. И они получают зарплату за то, что готовят для своих руководителей тексты к каждой отмеченной красным дате. С этой точки зрения нынешнее заявление мало чем отличается от поздравлений с днем рождения, которые политикам заранее на год вперед оптом изготовляет референтура. Механизм их написания одинаков.

Есть, однако, другой аспект. Давайте гипотетически на секунду представим, что могло бы быть, не будь этого признания. Чистой воды политическая фантазия.

Во-первых, если бы не было юридически по всем правилам оформленного признания РЮО и Абхазии со стороны России, оказался бы подвешенным самый главный вопрос региона: обеспечение безопасности местного населения. Договоры о российских военных базах на территории республик оформлены юридически с законными властями независимых республик. Это межгосударственные соглашения, которые заключили между собой равноправные субъекты международного права. То есть российские войска, обеспечивающие безопасность, да и просто физическое выживание осетин и абхазов, их будущее, находятся там на законных основаниях. Что бы там ни говорили в Тбилиси про «оккупацию».

И не американцам запрещать нам ковырять в носу. Их вторая в Европе по размерам военная база (после Рамштайна) – Бондстил – расположена в Косово на основании межгосударственного договора между Вашингтоном и Приштиной. И всем вокруг предлагают с этим смириться как со сложившейся реальностью.

Западные страны могут сколько угодно долго не признавать РЮО и РА, но вынуждены считаться со сложившейся юридической коллизией. Даже сам тон и факт обращений, подобных нынешнему, показывает, что признание независимости РЮО и РА воспринимается как свершившийся факт. Иначе и не просили бы «отозвать» или «приостановить» признание. А так оно есть, и с этим приходится считаться.

Во-вторых, признание позволило упорядочить (до известного предела и не сразу) систему взаимоотношений между Россией с одной стороны и РЮО с РА с другой. Даже в 2000-х годах эти контакты носили полуподпольный характер, что сильно сказывалось не только на экономике, но даже на самом стиле жизни в республиках. До признания часто можно было услышать разговоры о том, что «Россия нас бросит». И эти рассуждения порой искусственно раздувались как из Грузии, так и с помощью либеральной российской среды. А люди, долгое время жившие во враждебном окружении, очень чувствительны к такого рода слухам.

Признание же сняло эту психологическую напряженность, которая, в свою очередь, создавала питательную среду для проникновения различных западных НКО. Кроме того, люди получили официальный и легальный доступ к государственным услугам, например медицинским, которого не знали вообще никогда, включая советское время.

Единственная сфера деятельности, которая пострадала от признания республик – взаимоотношения России с Грузией. Сегодня в МИД России снова заявили о желании восстановить отношения с Тбилиси. Но кого мы обманываем: это точно такое же ритуальное заявление, как и западные обращения. Восстановление дипломатических отношений невозможно без признания со стороны Тбилиси сложившейся реальности. А там в ответ требуют «прекратить оккупацию». Замкнутый круг.

Правда, буквально через полгода-год после признания независимости РЮО и РА вдруг выяснилось, что Россия прекрасно обходится не только без дипломатических отношений с Тбилиси, но и вообще без Грузии как явления. Ее как будто с карты стерли, и ничего для России и россиян не изменилось. И куда-то сразу пропали те персонажи, кто в 1990-х годах выпестовали в Москве концепцию «главного союзника России на Кавказе». Очень, кстати, сейчас трогательно перечитывать тексты августа – сентября 2008 года, в которых либеральные комментаторы и журналисты советовали президенту Медведеву «положить в самый дальний ящик» обращения о признании.

И совершенно не факт, что взаимоотношения между Россией и Западом были бы лучше и прозрачнее, не будь признания РЮО и РА. Структура этих взаимоотношений такова, что они в любом случае стремились к точке замерзания. А сейчас не та историческая эпоха, чтобы ради мифической дружбы с Западом идти на какие-то морально-этические уступки.

Кстати, примечательна в этом контексте ситуация вокруг Нагорного Карабаха. Армения десятилетиями не шла на официальное признание НКР, как раз надеясь таким образом заручиться добрым отношением Запада, который был обеспокоен сохранением статус-кво. И что в итоге получилось?

Иными словами, без признания независимости РЮО и РА ситуация в регионе была бы куда сложнее и опаснее, чем сейчас. У Грузии сохранялись бы иллюзии того, что ей удастся каким-то закулисным образом или же с подачи коллективного Запада договориться с Москвой. А это, в свою очередь, подпитывало бы надежды на возможность военного реванша. И далее по цепочке ситуация вполне могла бы дойти до того, что случилось в прошлом году в Карабахе. Беженцы хлынули бы в Россию, как это было в начале 1990-х годов.

А дальше уже можно даже не прогнозировать. Ничего хорошего. Сейчас таких мыслей даже нет. И признание – одна из основных гарантий сохранения мира и безопасности. В том числе и стабильности, которой местные жители не видели с 1991 года.

Евгений Крутиков, ВЗГЛЯД