'/></noscript> <style type= #content_rb_119478 { min-height:215px; } #content_rb_119475 { min-height:165px; } .code-block-1 { display:flex !important; clear: none !important; } .code-block-2 { display:flex !important; clear: none !important; } figure { padding: 0px; margin: 0px 0px 15px 0px; max-width: 100%; height: auto; } iframe { max-width: 100%; height: 500px; } @media screen and (max-width: 600px) { #content_rb_119478 { min-height:0px; height:0px; } #content_rb_119475 { min-height:0px; height:0px; } .player__container { width: 375px !important; height: 400px; } iframe { height: 250px; } } .player__container { width: 100% !important; height: 500px; } .single .all-news__inner .article { border-top: 1px solid #ccc; padding-top: 20px; margin-top: 10px; } .sidebar-news { font-weight:500; } .sidebar-news-block { background: #f3f5f7; } .sidebar--f-l { padding-bottom: 15px; } .lazyloaded{ max-height: 450px; object-fit: contain; } .nocrop { object-fit: contain !important; } #buttonup { display: inline-block; background-color: #263238; width: 60px; height: 60px; text-align: center; border-radius: 4px; position: fixed; bottom: 30px; right: 30px; transition: background-color .3s, opacity .5s, visibility .5s; opacity: 0; visibility: hidden; z-index: 1000; padding: 12px; } #buttonup::after { font-size: 1em; line-height: 60px; color: #fff; } #buttonup:hover { cursor: pointer; background-color: #52585a; } #buttonup:active { background-color: #555; } #buttonup.show { opacity: 1; visibility: visible; } .btn-load-more { width:100%; } .entry-title { margin-top: 15px; } .yarpp-related h3 { padding: 0 17px!important; } .main-head--mb15 { margin-bottom: 15px!important } .videobutton{ background: rgb(210,23,3); background: linear-gradient(90deg, rgba(210,23,3,0.4) 0%, rgba(38,50,56,0.3) 73%); } .videobutton a:hover { color: #fff!important; } .article-link { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .article-link:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .top-news__main { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .top-news__main:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .video-list__img { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .video-list__img:hover { -webkit-filter: brightness(60%);}

«Шпротами не возьмем» — в Сети высмеяли попытки Литвы снова получить компенсацию от России

«Шпротами не возьмем» — в Сети высмеяли попытки Литвы снова получить компенсацию от России

Руководство Литвы вот уже 15 лет с упорством достойным лучшего применения подсчитывает сумму компенсации, которую оно мечтает получить от России за годы так называемой «советской оккупации».

Как пишет портал «Народные Новости», официальный Вильнюс в своих бессмысленных потугах не учитывает два важных фактора: во-первых, никто в России никогда всерьёз не станет воспринимать подобный «счёт» от бывшей братской республики, а во-вторых, если бы в Москве, внезапно, решили действительно посчитать во что обошлась эта «оккупация» государственному бюджету СССР, то со 100% уверенностью можно утверждать, подсчёт вышел бы не в пользу Литвы.

Собственно именно об этом, решили напомнить на глазах теряющим адекватность литовским властям, пользователи всемирной паутины.

«Прибалтика в СССР была социалистической витриной и как сыр в масле каталась. У них были построенные Советским Союзом знаменитые заводы, фабрики, морские порты. Были развитые промышленность и сельское хозяйство — пусть компенсируют все, что им построил Союз!»;

«Мы им компенсацию, но тогда имеем право снести все построенные после войны города, предприятия, срыть дороги, забрать провода и трубы. То есть все привести к состоянию, в каком и была Прибалтика до СССР»;

«Наивные! Да если Россия вам всем выставит счет — мало не покажется»;

«С прибалтийскими попрошайками нужно говорить на том же языке: потребовать компенсации всех ресурсов, вложенных в развитие этих колхозов за время советского покровительства»;

«А что не выплатить, если люди хорошие? Только вычесть оттуда все: заводы-порты-пароходы-аэропорты-железные дороги, предъявить иски за концлагеря на их территории, и уже потом баланс подвести. Считать так считать. Только и им передать: шпротами брать не будем».

Впрочем, многие справедливо указывают, что разговоры о неком «долге» России перед Литвой становятся всё громче именно в тот момент, когда ЕС урезает финансирование бюджетов прибалтийских государств.

«Заканчивается помощь ЕС, и как жить дальше они, вероятно, не знают. Многие проекты, существовавшие на деньги ЕС, придется закрыть. Денег станет меньше, зарабатывать их будет сложнее. Производство в этих странах разрушено, экономику поддерживать нечем. Отсюда, наверное, такие странные способы заработка. Только эти потуги ни к чему не приведут. Литву и другие страны Прибалтики ждут большие испытания в ближайшем будущем, и надеяться им придется только на себя»;

«Литва только и думает, как бы к благам присосаться. Западный Евросовок прижимистый, дотации небольшие и адресные, направлены только на создание дешевой видимости благополучия. Тех кучерявых дотаций, которые были из Москвы раньше «на витрину СССР и империи» уже не видать. Госдеп и посольство США тем более тут фабрики, заводы, пароходы строить не будут», — констатируют пользователи Сети.