Биог'/></noscript> <style type= #content_rb_119478 { min-height:215px; } #content_rb_119475 { min-height:165px; } .code-block-1 { display:flex !important; clear: none !important; } .code-block-2 { display:flex !important; clear: none !important; } figure { padding: 0px; margin: 0px 0px 15px 0px; max-width: 100%; height: auto; } iframe { max-width: 100%; height: 500px; } @media screen and (max-width: 600px) { #content_rb_119478 { min-height:0px; height:0px; } #content_rb_119475 { min-height:0px; height:0px; } .player__container { width: 375px !important; height: 400px; } iframe { height: 250px; } } .player__container { width: 100% !important; height: 500px; } .single .all-news__inner .article { border-top: 1px solid #ccc; padding-top: 20px; margin-top: 10px; } .sidebar-news { font-weight:500; } .sidebar-news-block { background: #f3f5f7; } .sidebar--f-l { padding-bottom: 15px; } .lazyloaded{ max-height: 450px; object-fit: contain; } .nocrop { object-fit: contain !important; } #buttonup { display: inline-block; background-color: #263238; width: 60px; height: 60px; text-align: center; border-radius: 4px; position: fixed; bottom: 30px; right: 30px; transition: background-color .3s, opacity .5s, visibility .5s; opacity: 0; visibility: hidden; z-index: 1000; padding: 12px; } #buttonup::after { font-size: 1em; line-height: 60px; color: #fff; } #buttonup:hover { cursor: pointer; background-color: #52585a; } #buttonup:active { background-color: #555; } #buttonup.show { opacity: 1; visibility: visible; } .btn-load-more { width:100%; } .entry-title { margin-top: 15px; } .yarpp-related h3 { padding: 0 17px!important; } .main-head--mb15 { margin-bottom: 15px!important } .videobutton{ background: rgb(210,23,3); background: linear-gradient(90deg, rgba(210,23,3,0.4) 0%, rgba(38,50,56,0.3) 73%); } .videobutton a:hover { color: #fff!important; } .article-link { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .article-link:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .top-news__main { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .top-news__main:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .video-list__img { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .video-list__img:hover { -webkit-filter: brightness(60%);}

Биограф канцлера сообщил, что из-за Украины Меркель и Путин говорили на повышенных тонах

Биограф канцлера сообщил, что из-за Украины Меркель и Путин говорили на повышенных тонах

Телефонные разговоры часто «имели характер дуэлей», написал немецкий историк и журналист Ральф Больман в книге «Ангела Меркель. Канцлер и ее время».

Как говорится в появившейся в пятницу на полках немецких книжных магазинов книге «Ангела Меркель. Канцлер и ее время», канцлер Германии Ангела Меркель и президент России Владимир Путин открыто говорили друг другу в лицо то, что думали во время кризиса на Украине в 2014 году, порой переходили на повышенные тона и не следовали общепринятым правилам дипломатии.

«Автор новой биографии Меркель — немецкий историк и журналист Ральф Больман. Она вышла в издательстве C.H.Beck. Больман в 2013 году уже написал книгу о действующем канцлере», — сообщает ТАСС.

Коснувшись периода кризиса на Украине в 2014 году, Больман отметил, что Меркель, «как и большинство других западных политиков и внешнеполитических экспертов, практически не ожидала вмешательства Путина».

«Она в кризисном 2014 году десятки раз созванивалась с российским президентом, со стороны Федерального ведомства печати последовали публичные заявления касательно 27 таких переговоров», — говорится в книге.

«От поездки в Москву Меркель отказалась, опасаясь отсутствия шансов на успех и из-за риска показаться униженной Путиным», — отмечается в ее биографии.

«Переговоры едва ли становились приятнее, несмотря на то что Меркель и Путин научились уважать друг друга. Путин теперь знал об упорстве Меркель, он знал, что с ней, как с ведущим политиком Европы, придется считаться еще в обозримом времени, — пишет Больман. — Оба они всегда по достоинству оценивали друг друга, хотя и не одобряли действия каждой из сторон».

«Телефонные переговоры 2014 года часто имели характер дуэлей, речь шла по существу», — говорится в книге. Сотрудники, присутствовавшие на этих переговорах, сообщили Больману, что Путин говорил «много, иногда бесконечно, больше половины отведенного времени».

«В сложных ситуациях он, по их словам, становился «очень эмоциональным, азартным и даже взбешенным». Неясным было, скрывается ли за этим настоящая вспышка эмоций или это лишь расчет», — отмечается в биографии Меркель.

«Они говорили все друг другу в лицо», — рассказали автору свидетели переговоров.

«Оба открыто общались друг с другом, пренебрегая общепринятыми правилами дипломатии. Иными словами, иногда они переходили на повышенные тона», — говорится в книге.

Больман также отметил, что Меркель в тот момент ставила целью на фоне кризиса на Украине объединить страны ЕС в вопросе антироссийских санкций. Впрочем, отмечает он, расчет Европы на то, что повышение цен на продукты в России вследствие взаимных санкций приведет к снижению популярности президента РФ среди населения, не оправдался.