Мазепинство неизбежно будет воспроизводиться в рамках украинской политической нации

Мазепинство неизбежно будет воспроизводиться в рамках украинской политической нации

26 июля 1708 года гетман войска Запорожского Иван Мазепа казнил генерального судью Василия Кочубея и полтавского полковника Ивана Искру

Василий Кочубей сообщил Русскому Царю Петру об измене Мазепы. О том, что обласканный Петром Мазепа, награжденный высшей наградой Российской Империи, орденом Святого Апостола Андрея Первозванного, планирует перекинуться к врагам России. Русский Царь, доверяя Мазепе, схватил Кочубея и переслал его гетману на расправу. Дело в том, что доносительство было очень распространено среди казацкой старшины. Гетманы и полковники писали друг на друга доносы в Москву. Так было принято сводить счеты с соперниками. И практически в каждом доносе фигурировало обвинение в сношениях с врагами – Крымским ханством, турками или поляками. Так что всерьез эти доносы Москва уже не принимала. Особенно, если это донос на близкого другого самого Государя.

История старая, но, к сожалению, до сих пор актуальная. Разве не похожа она на то, что произошло с украйной в ХХ веке? И происходит сейчас?

После победы красных в Гражданской войне они усадили на шею русским малороссам новых «мазеп» в виде бывшего главаря Центральной рады Михаила Грушевского и целого вороха разнообразных петлюровцев и околопетлюровцев. Все эти «классики украинской светской литературы и кино» — сосюры, довженки и прочие – в годы Гражданской были участниками самостийного движения. А большевикам они пригодились для создания украинской культуры в рамках украинизации. Которая вызывала протест не только у горожан, но и у жителей малороссийского села. Что показательно – представители интеллигенции, творившие на русском языке, вынуждены были покинуть УССР из-за украинизации, как Михаил Булгаков и Сергей Королев. Большевики не оставили им возможности публиковаться на русском языке. Те же русские, кто не просто писал по-русски, а выступал за русскую идентичность малороссийского края, были попросту большевиками уничтожены. В 1919 году чекисты расстреляли всех членов клуба киевского русских националистов – объединения образованных людей и меценатов, отстаивавших единство русского народа.

Когда сегодня необольшевики в своих попытках оправдать политику Ленина противопоставляют якобы «правильную» украинизацию, проводимую настоящими большевиками, и «неправильную», проводимую какими-то «рагулями», к этим большевикам затесавшимися, они избегают ответа на вопрос, а зачем ВООБЩЕ было эту украинизацию проводить? Сама форма слова «украинизация» говорит об искусственности процесса. Что мешало большевикам, если бы они были русскими патриотами, вообще эту украинизацию не проводить? Не тратить на нее ресурсы, которых не хватало даже на борьбу с голодом? Ведь можно было просто обучать детей на едином русском языке везде. Тем более, что дети и родители сами этого хотели! Мешало только то, что никакими русскими патриотами эти большевики не были. И с русской идентичностью, наоборот, всю жизнь боролись.

70 лет советской власти внушили значительной части населения УССР, что они представители какого-то другого, отдельного, нерусского народа. Внушили идиотскую мысль: «раз мы на Украине живем, значит, мы украинцы. И язык должен быть украинский». При том, что большинство жителей говорили и до сих пор говорят по-русски. А попытки ломать язык, говоря на специально созданной из сельских малороссийских говоров (с добавлением любых, лишь бы не русских, слов) украинской мове, вызывают только смех и жалость.

В итоге, каким бы ты ни был «братским» украинцем, каким бы ни был «национальным по форме, социалистическим по содержанию», все равно. Если ты считаешь себя представителем отдельной, другой, нации, значит, героем твоим обречен стать Мазепа. А также Петлюра и Бандера. Как это и произошло с бывшей советской республикой Украина.

И вот тут «создание мазеп» российской элитой продолжилось. По советской ли инерции, по общей ли продажности либо просто по неграмотности, все 30 лет независимости Украины российская элита выстраивала отношения с украинскими властями, игнорируя народ. Причем игнорировались процессы, которым этот народ подвергали. Под типично советские заклинания о «братском народе», власти и государственные органы РФ игнорировали процесс создания нации. Его так на Украине и называли – «націєтворення». «Творили нацию» не только пресловутые «соросовские структуры» и прочие «гуманитарные фонды». Творили нацию украинские государственные органы, средства массовой информации, детский садик и школа. При любом украинском президенте. Потому что им надо было обосновывать необходимость существования украинского государства и выдумывать его «многовековую историю», которую затем вкладывали в головы детям. В рамках этой «истории» Мазепа, конечно, герой. Кем бы он на самом деле ни был.

Даже спорт работал на создание другой, антирусской нации из русских людей. Именно из околофутбола пришел лозунг «Киев против Москвы». Футбол, кстати, для возникновения и роста украинского национализма сделал больше, чем все украинские нацисты от Николая Михновского до наших дней. Недаром ударной силой Майдана и карательных батальонов стали футбольные фанаты. Именно русскоязычные украинские футбольные фанаты жестоко душили русское сопротивление в русском Харькове и в русской Одессе.

Таким образом, любой и каждый украинский президент, каким бы пророссийским он не считался, какие бы награды и преференции от России он бы не получал, был, по сути, Мазепой. Да что тут говорить, если на украинских деньгах, купюре достоинством в 10 гривен, с самого начала ее введения вполне официально был изображен именно Иван Мазепа.

Мазепинство неизбежно будет воспроизводиться в рамках украинской политической нации. Потому что иначе невозможно обосновать необходимость существования отдельного государства. Которое не нужно никому, кроме местных честолюбцев и воров, да заокеанских врагов России. Именно поэтому для любой российской власти поддержка украинских «мазеп», будь они даже родственниками или кумовьями, является преступной неосмотрительностью. Любой «мазепа», поставленный на украинский «престол», станет снова воспроизводить мазепинство и везде пропагандировать, что «украинцы и русские — разные народы» (Виктор Медведчук). Иначе, какой смысл в отдельном украинском государстве? А если не будет отдельного «украинского» госдураства, то у «мазеп» не будет возможности бесконтрольно распоряжаться ресурсами богатого южнорусского края. Поэтому интерес любой украинской власти будет в том, чтобы пропагандировать и воспроизводить мазепинство. И навязывать его подконтрольному населению. А общерусская идея не овладеет массами, если эту идею им не донести. Кто же сможет ее донести, если любое украинское государство будет с этой идеей бороться? Обычные русские активисты, такие как мы, обречены постоянно в итоге оказываться на эшафоте, как Василий Кочубей.

Стало быть, русскому государству необходимо делать ставку не на «мазеп», а на «кочубеев». Людей, которые делом доказали свою верность не абстрактной «дружбе народов». Отдельных. Не на «левых», которые стремятся к какому-то новому союзу таких же отдельных, «суверенных» республик. Не на «адекватных украинцев», которые рано или поздно все равно вскроются, как практически ежедневно вскрываются «оппозиционные» украинские журналисты. А на тех, кто исповедует именно общерусскую идею. Которая, наконец-то, обозначилась в статье президента России. Надеемся, что Владимир Путин, как и Петр Великий, хоть запоздало, но правильные выводы сделает…

Алексей Селиванов, «Наследие Империи»