Валерий Коровин: Национальные республики Северного Кавказа – мина замедленного действия для России

Валерий Коровин: Национальные республики Северного Кавказа – мина замедленного действия для России

Возможно ли возвращение русских на Северный Кавказ, и как преодолеть последствия трагической для региона и России в целом марксистской национальной политики

В издательстве «Родина» вышла новая книга «Кавказ без русских: удар с Юга», автором которой является российский политолог, директор Центра геополитических экспертиз, постоянный член Изборского клуба Валерий Коровин.

В книге подробно анализируется весь комплекс проблем, связанный с оттоком русского населения из республик Северного Кавказа и его последствиями, рассматриваются возможные угрозы и сценарии, а также предлагаются стратегические пути решения проблем Северокавказского региона на основе этносоциологии и геополитики.

Валерий Коровин: Национальные республики Северного Кавказа – мина замедленного действия для России

Автор книги «Кавказ без русских: удар с Юга» Валерий Коровин любезно согласился ответить на вопросы корреспондента News Front. Мы представляем нашим читателям первую часть обширного интервью, посвящённого проблемам русских на Северном Кавказе, месту и значению этого региона для сохранения и развития Российского государства в целом.

— Какую важность для России имеет в XXI веке Северокавказский регион? Насколько прочное сейчас у нас положение на Северном Кавказе?

— Имеет ключевую важность, потому как Северокавказский регион является своего рода южными воротами для захода в Евразию со стороны наших геополитических оппонентов. То есть, это то пространство, дестабилизируя которое, можно вторгнуться в южные регионы России, спровоцировать там нестабильность, сепаратистские настроения и, как следствие, — начало  процесса отторжения юга России, который дополнит потерю Украины и спровоцирует дальнейший полномасштабный распад Российской Федерации в ее нынешнем виде.

То есть, это один из ключевых регионов, и сложность ситуации заключается в его полиэтничности, но не самой по себе, а нагруженной политическими и государственными атрибутами, проявлением которых является существование на Северном Кавказе так называемых национальных республик. Хочу напомнить, что национальная республика есть потенциальное национальное государство. То есть, с одной стороны Северный Кавказ является одним из ключевых регионов для стабильности и безопасности нынешней России. С другой стороны, на Северном Кавказе заложена та самая мина замедленного действия, о которой часто говорит президент Путин, в частности совсем недавно он упоминал эту формулировку в своей статье, касающейся единства русского народа, проживающего в России и на Украине.

То есть, это проблема, которой нужно заниматься каждодневно, а не пускать ее на самотёк, как была пущенная на самотёк ещё в советский период, ситуация в Закавказье, которая стала катализатором распада Советского Союза. Это события в Грузии, наплевательское отношение Москвы к зарождающемуся в 1988 году конфликту в Нагорном Карабахе, который продолжается по сей день, так называемая «Ходжалинская резня», которая была спровоцирована внешними силами и представляла собой диверсию, задачей которой было ускорить распад Советского Союза, трагедия в Сумгаите, резня в Баку, резня в Ереване… То есть, весь Кавказский регион является настолько сложным, что отношение к нему по остаточному принципу, которое было в советское время и в частности при Горбачёве, которое мы часто наблюдаем и сегодня, может привести к продолжению отторжения этих пространств от большой России. За потерей Южного Кавказа последует потеря Северного Кавказа.

Однако, это не фатальный диагноз, а некое предупреждение, о чем говорится в вышедшей книге. И эту ситуацию можно системно разрешить, для чего мной в книге предложено три стратегических сценария её разрешения.

— В аннотации к Вашей книге говорится, что отток русских с Северного Кавказа приведет к утрате Россией стратегического контроля над регионом. Как давно Россия столкнулась с этой проблемой, какие у нее пути решения?

— Русские, собственно, и придали Северному Кавказу тот социально-культурный статус, которым он обладает на сегодняшний день, привнеся туда элементы русской цивилизации, культурного развития в рамках развития всей русской государственности на протяжении многих столетий. Русские создали там научный, экономический, промышленный потенциал, всю ту инфраструктуру, которая там присутствует. То есть, государственность как совокупность факторов и явлений пришла на Кавказ вместе с русскими. Плохо это или хорошо – другой вопрос, но собственно та данность, которую мы имеем, полностью зависит от русского фактора.

И если народы Северного Кавказа хотят сохранить тот уровень инфраструктурного, индустриального, экономического, научного и культурного развития, который там все еще сохраняется на сегодняшний момент, то, безусловно, они должны быть заинтересованы в русском присутствии. Вся та пропаганда, которая направлена на изгнание русских и на отторжение Кавказа от России, имеет свои корни далеко за пределами Кавказа и даже за пределами евразийского континента. Она носит инструментальный характер, который направлен на реализацию западных, в первую очередь американских геополитических интересов.

— Что могут предложить кавказским народам наши геополитические оппоненты?

— Как мы знаем, американцам плевать и на народы Кавказа, как на их идентичность, так и на их культуру, и на стабильность региона в целом. Они видят это пространство исключительно как плацдарм для дальнейшей экспансии вглубь евразийского континента, воспринимая народы Северного Кавказа как расходный материал для реализации своих геополитических интересов. То есть, русский фактор – это не только развитие, но ещё и стабильность региона, потому что там, где русские, там мир. Русские останавливают войны, а Запад их разжигает. Запад заходит в любые регионы мира через конфликтность, русские – через  стабилизацию.

Кроме того, не стоит забывать о том, что народы Кавказа, находящиеся с нами в едином культурно-историческом пространстве, являются частью нашей цивилизации, а не западной. Запад всегда в своем высокомерии будет воспринимать народы Кавказа даже не как варваров, а как дикарей, которые приравниваются западными «цивилизаторами» к живой природе. Так было везде: и при освоении Северной Америки, и при колонизации других континентов.

Совершенно иное отношение к жителям Кавказа со стороны России. Конечно, советский режим избыточно политизировал Северный Кавказ в рамках реализации марксистской, опять-таки – западной  доктрины, последствия чего мы сегодня и пожинаем. Но, по большому счету, без русских Кавказ превратится в зону нестабильности, множественных конфликтов и станет пространством для экспансии Запада в Евразию, в которой народам Кавказа будет уготована роль топлива в печи американских геополитических интересов.

Никакой позитивной программы у Запада для Кавказа нет, лишь реализация колониального, эксплуатирующего принципа. Россия, напротив, видит Кавказ своей периферией, своей органичной частью, а соответственно реализует по отношению к нему обустраивающий принцип развития и стабилизации, предотвращения всякой конфликтности и нестабильности. То есть, это два совершенно противоположных подхода.

Конечно, у жителей Кавказа пока что ещё есть некий выбор стратегического вектора, однако наши западные оппоненты ловко манипулируют общественным сознанием, общественным мнением. Зачастую антироссийские настроения высказывают скупленные западными фондами меньшинства, а не большинство, представляющее народы Кавказа.

— Русское население Северного Кавказа в особенности за последние три десятилетия сталкивалось с большим количеством несправедливости, преследований, в том числе и с откровенным геноцидом, который имел место в Чечне в период дудаевщины. Как восстановить доверие русских к тем же чеченцам? И не просто доверие на расстоянии, а именно, чтобы русские стали возвращаться в Чечню и другие республики, откуда они были некогда изгнаны, и могли там жить и работать на благо Кавказа и всей России? Что является для этого преградой?

— Само изгнание русских с Северного Кавказа в 1990-е годы, которое приобрело максимальный масштаб, связано как раз с процессом искусственной политической накачки республик Северного Кавказа, в первую очередь – Чечни. Навязывалась такая точка зрения, что Чечня может жить самостоятельно без России как суверенное государство.

Это по большому счету, конечно, не предусматривалось. Предполагалось, что после объявления суверенитета и выхода Чечни из состава России туда сразу же зайдут западные военные и политические структуры, а западные политики установят там режим внешнего управления. То есть, конечно, ни о какой реальной независимости речи не было, но для перехвата стратегической инициативы Западом навязывалась идея самостоятельного суверенного политического существования Чечни в рамках проекта «Чеченская республика Ичкерия» (ЧРИ).

Изгнание русских было частью реализации этого проекта. Западными стратегами утверждалось, что чеченцы – это «титульный», то есть, вынесенный в титул народ, который должен осознать себя политической нацией, то есть политизироваться и стать источником власти и суверенитета новообразованного государства. Естественно, что при становлении политической нации – искусственной общности, создается некая мифология, которая обязательно выстраивается на отрицании чего-либо. В этой мифологии русские стали представляться тёмной стороной, которая якобы сдерживала чеченцев многие годы после создания Чечено-Ингушской АССР от реального суверенитета. С ними была связана вся предыдущая история, в том числе её советский период. И, дескать, чтобы закончить с ним, нужно покончить с русскими. Это вылилось в совершенно драматические события, представлявшие, по сути, геноцид русских в рамках реализации вот этого политического проекта ЧРИ, навязанного чеченцам Западом.

Что касается возвращения русских в нынешних условиях, то, конечно же, главной преградой для этого является та самая «титульность» ряда северокавказских народов, которые вынесены в заглавие так называемых национальных республик. Следует напомнить, что всё это представляет собой некую искусственную нарезку Северного Кавказа по политически ориентированным лекалам, которые являются следствием советской, марксистской в своей основе национальной политики.

Никаким образом границы этих республик не совпадают с ореолами проживания народов, вынесенных в титул. Народы некоторых республик совершенно не комплементарны друг другу. Так, Карачаево-Черкесия и Кабардино-Балкария – это республики, в которых совмещены тюрки, коими являются балкарцы и карачаевцы, и адыги, коими являются кабардинцы и черкесы. То есть, это все является следствием исключительно политической воли советского марксистского режима и никак не отражает никакой реальной действительности.

Народы эти проживают абсолютно хаотично, никто в эти границы не укладывается и не собирается укладываться. Эти границы ничему не отвечают, и, мало того, лишь единицы северокавказских народов вынесены в титул республик. А что делать с остальными? Они вообще нигде не учтены: ни в нынешней конституции, ни в каких-либо законах.

Тот же самый Дагестан абсолютно полиэтничен и представляет собой такую мини-империю, состоящую из нескольких десятков народов и этносов, а называется неким обобщенным именем. Или Кабардино-Балкария, в которой проживают не только кабардинцы и балкарцы (которые живут не только в Кабардино-Балкарии), а ещё десятки народов и этносов Северного Кавказа. Тем не менее, несколько народов произвольным образом вынесены в титул, и на этом основании они требуют политического доминирования.

При этом русские вообще не упоминаются там нигде. Отсюда, кстати, происходят реактивные маргинальные инициативы по созданию отдельной русской республики на Северном Кавказе. Само по себе это можно понять как некий эмоциональный посыл, но он абсолютно деструктивен с точки зрения сохранения целостности Российского государства.

То есть, для того, чтобы русские полноценно вернулись на Северный Кавказ нужно разобраться с последствиями марксистской в своем основании искусственной и чужеродной для России национальной политики, которую мы унаследовали от большевиков. Эта модель больше ничему не соответствует и без руководящей роли партии и без идеологии является абсолютно деструктивной и разрушительной для нынешней российской государственности.

Но это, конечно, системная проблема, которая должна решаться на очень серьезном уровне, включать научные, философские, геополитические, стратегические, этносоциологические проработки и, конечно же, политическую волю и решимость федерального центра. Оставшаяся нам в наследство советская «национальная политика» без советской идеологии и руководящей роли коммунистической партии — это какой-то фрагмент механизма, который не представляет из себя никакой ценности без остального механизма, и мало того очень разрушителен и деструктивен, если продолжать им пользоваться. Кусок машины, который разрушает наше общество за неимением остальной части машины.

(продолжение следует)

Беседовал Дмитрий Павленко, специально для News Front