США и Израль намерены разорвать Иран изнутри гражданской войной

США и Израль намерены разорвать Иран изнутри гражданской войной

В СМИ появилась информация, что вооружённые силы Израиля сделали запрос на сумму в размере 25 млрд шекелей (около 7,64 млрд долларов) на пять лет

Эти средства должны быть использованы на подготовку удара по ядерным объектам Ирана. Кроме того, в правительстве обсуждается вопрос значительного увеличения военного бюджета Израиля на ближайшие пять лет.

Удар израильских вооружённых сил запланирован на тот случай, если Иран «окажется на грани прорыва к ядерной бомбе». По мнению экспертов, для создания одного ядерного боеприпаса (боеголовки) необходимо накопить около 270 кг урана, обогащённого до 20%, чтобы затем получить из него примерно 60 кг урана, обогащённого до 90%. Тогда можно непосредственно начинать изготовление ядерного боеприпаса.

Следует заметить, что к фактическому обогащению урана до уровня 20% Иран приступил 4 января 2021 года. На 28 января 2021 года у Тегерана было уже 17 кг урана, обогащённого до 20%. По открытым данным, на сегодня Тегераном накоплено около четырёх тонн низкообогащённого урана и около 120 кг урана, обогащённого до 20%.

Обогащённый до 20% уран уже считается оружейным. Термин «точка прорыва» напрямую связан с процессом обогащения урана. Дело в том, что для обогащения урана до 20% уходит 92% затрат. С этого уровня до обогащения урана до 90% требуется всего лишь 8% затрат.

Поэтому ещё в 2012 году Израиль сделал официальное заявление, что непременно нанесёт удар по ядерным объектам Ирана в случае накопления последним 240 кг обогащённого до 20% урана.

В связи с убийством 28 ноября 2020 года иранского физика-ядерщика Мохсена Фахризаде, которого называли отцом иранской ядерной программы, иранским парламентом был принят закон под названием «О стратегических мерах по отмене санкций». Согласно этому документу, предписывается производить ежегодно не менее 120 килограммов урана, обогащённого до 20%.

Таким образом, по самым пессимистичным подсчётам Тегерану нужен год или около этого, чтобы накопить необходимое для производства одного ядерного боеприпаса количество урана, обогащённого до 20%.

У израильских военных более «оптимистичные» расчёты, если их так можно назвать. Они считают, что даже если новая ядерная сделка будет подписана, Тегеран будет находиться в 4-6 месяцах от создания первой атомной бомбы на протяжении 3-4 лет. Вооружённые силы Израиля собираются использовать это время, чтобы быстро подготовиться к удару, если Иран примет решение о «ядерном прорыве».

Однако вариант применения военных мер против Тегерана со стороны Израиля, а затем логично и со стороны США с другими союзниками, будет нести для нападающей стороны крайне негативные последствия. Это, в первую очередь, связано с наличием у Ирана большого арсенала баллистических и крылатых ракет, имеющих достаточную дальность, точность и мощность боевой части, чтобы нанести Израилю, США и их союзникам неприемлемый ущерб.

Кроме огромных потерь в живой силе, технике, тяжелейших последствий для населения Израиля, военной и гражданской инфраструктуры, ответный удар Тегерана, скорее всего, приведёт к потере лица и авторитета мирового гегемона — США. Что вряд ли является приемлемым для американского истеблишмента.

Когда США и их союзники не могут быстро победить противника в ходе открытого военного конфликта, они применяют стратегию на разрушение данного государства изнутри. Кстати, на эту тему недавно высказался один из экспертов из Саудовской Аравии. Он заявил, что единственный способ победить Иран – это развязать гражданскую войну в этой стране, т.е. разорвать Иран изнутри.

Как известно, в иранской провинции Хузестан по причине острой нехватки питьевой воды вспыхнули массовые протесты, и они продолжаются уже больше недели. В этом году в данной провинции наступила сильнейшая за 50 лет засуха, которая наложилась на имеющиеся проблемы с инфраструктурой. В протестах присутствует и национальный фактор: в данной местности проживает достаточно большое арабское население. Есть все основания полагать, что эти протестные выступления подогреваются и извне.

В целом, в Иране наблюдается сильный экономический кризис, который обострился из-за пандемии коронавируса. Поэтому внутренние нестроения в Иране не ограничиваются протестами в Хузестане и ряде других провинций. Например, сразу после выборов президента Ирана забастовали работники нефтехимической промышленности. Эксперты сообщают о 60 предприятиях этой сферы. Пока они выдвигают лишь экономические требования в виде постоянных контрактов, изменения графика работы и увеличения минимальной заработной платы.

Следует заметить, что сценарий на обострение внутренней ситуации в Иране был выбран при прежней американской администрации – администрации Дональда Трампа. Именно она вышла из так называемой ядерной сделки – Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), а затем ввела против Ирана бесчисленное количество санкций, которые, в первую очередь, ударили по благосостоянию простых иранцев, посеяв недовольство иранскими властями.

Нынешняя администрация в лице президента Джо Байдена и его команды, похоже, тоже не собирается отказываться от возможности раскачать ситуацию в Иране, несмотря на желание возобновить ядерную сделку с Тегераном. По крайней мере, внутренняя нестабильность может заставить иранские власти пойти на уступки США по СВПД.

Шестой раунд переговоров в Вене завершился 20 июня 2021 года. Дата продолжения переговоров по возобновлению СВПД, их седьмого раунда, пока неизвестна. Иран отложил данный вопрос до инаугурации нового иранского президента в лице Ибрагима Раиси, которая состоится 5 августа 2021 года, а также до уточнения его командой подходов к СВПД.

Однако время сейчас играет против Ирана. США не собираются давать Тегерану передышку. По сообщению The Wall Street Journal, Вашингтон в случае провала переговоров по СВПД рассматривает ужесточение санкций за продажу Ираном нефти в Китай, который является главным покупателем иранского сырья. Новые меры предполагают более жёсткое применение уже действующих ограничений, в том числе санкции и судебные иски в отношении судоходных компаний, которые помогают Ирану ежедневно экспортировать около миллиона баррелей нефти.

Кроме того, планируется воздействие по дипломатическим каналам на крупных покупателей иранской нефти в лице Китая, Индии и других, чтобы они ограничили импорт иранского сырья, также рассматривается ряд инструментов финансового принуждения.

Таким образом, на Иран оказывается комплексное давление по всем направлениям: идёт подготовка ударов по объектам ядерной инфраструктуры, раскачивание обстановки внутри страны, используя объективные трудности и промахи иранского руководства, озвучиваются угрозы новых санкций, которые могут серьёзно сократить и без того невысокие экспортные доходы страны.

Если говорить о прогнозе развития событий, то сценарий применения военных мер со стороны Израиля остаётся самым последним вариантом. И он будет применён исключительно из безысходности, если Иран на самом деле вплотную подойдёт к созданию ядерного боеприпаса. Всё-таки Иран 2012 года и Иран 2021 года – это две разные страны по уровню военного потенциала. Этот вариант не является желательным и для США.

Основной сценарий для Вашингтона на данный момент политический – это возобновление СВПД, однако при определённых условиях. При этом уступки Ирану в виде снятия значительного количества санкций вполне возможны. Нацеленность на раскачивание внутренней обстановки в Иране также останется в приоритете как у США, так и у Израиля. Сталкивание Ирана в пучину гражданской войны для них было бы оптимальным решением иранской проблемы.

Русстрат