Юрий Селиванов: И опыт, сын ошибок трудных

Юрий Селиванов: И опыт, сын ошибок трудных

Российские авиаконструкторы получили уникальный шанс выстроить свой новый боевой самолет, полностью избавленный от «родовых травм» его американского предшественника

Главное конкурентное преимущество новейшего российского однодвигательного истребителя, помимо заложенных в его философию относительной простоты и сравнительно небольшой стоимости, состоит в том, что он рождается в то время, когда все основные дефекты, просчеты и конструктивные провалы, допущенные при разработке его концептуального предшественника – американского истребителя  Lockheed Martin F-35 Lightning II, уже «всплыли на поверхность» и могут быть учтены при создании отечественной машины.

Что же именно входит в перечень таких «узких мест» идеологии и конструкции  F-35, которые, надо надеяться, не остались без внимания создателей российского самолета с крайне амбициозным  и, в то же время, обнадеживающим названием   «Шах и мат».

Первое:

Заявленная экспортная ориентация отечественного  истребителя сама по себе никак не может обойтись без его отработки для собственных военно-воздушных сил.  Это азбука международной торговли оружием, которая известна всем производителям и заказчикам такого рода изделий. Отношение на мировом рынке к тем системам, которые не приняты на вооружение собственной армией страны-производителя крайне критическое. И опыт  F-35, который до сих пор не принят в полном объеме на вооружение ВВС США, наглядное тому подтверждение. Именно подвешенное состояние этой недопринятой машины, которая никак не может избавиться от своих многочисленных «болячек», является для многих стран мира,  кроме, разве что, таких бессловесных вассалов Вашингтона, как нынешняя Польша, поводом не спешить с приобретением этого «кота в мешке».

Поэтому экспорт экспортом, но без приличного заказа данной техники для собственных  ВКС дело с места точно не сдвинется. Надеюсь, что такое понимание существует. И усилия по оптимизации этой машины для нужд минобороны РФ  предпринимаются в полном объеме.

Второе:

Технология «стелс», то есть так называемой малозаметности, является, в основном,  американским изобретением. А её якобы непревзойденные качества, как и многое другое в этой стране, есть, не в последнюю очередь, продукт рекламной деятельности компании-производителя указанной техники. На самом деле у самолетов, сконструированных по этой технологии достаточно много серьезных недостатков, подчас  перевешивающих их достоинства.

   Прежде всего, это касается  самого главного, то есть боевых качеств таких машин. Основная проблема заключается в том, что максимальный эффект «невидимости» достигается за счет минимальной эффективной площади рассеивания (ЭПР) поверхностей самолета, отражающих лучи РЛС. Именно  с этой целью в свое время американскими конструкторами  было принято радикальное решение – спрятать весь боекомплект  внутрь  «малозаметного» фюзеляжа. Чтобы  по–максимуму исключить любые торчащие наружу углы и выступы, фактически лишающие машину «эффекта невидимости».

Однако это привело к очень тяжелым последствиям в плане резкого снижения уровня боеспособности такого самолета. Внутренние отсеки вооружения в  сравнительно небольшом  аппарате в принципе не могут быть очень большими.  Кроме того, их объем внутри корпуса машины жестко огранивается другими компонентами конструкции, в первую очередь двигателем и топливными баками.

В результате с  F-35 вышла полная нестыковка. Вооружения только на внутренней подвеске оказалось катастрофически мало для выполнения полноценных боевых миссий. В то время, как использование внешней подвески для бомб и ракет  привело к тому, что ЭПР моментально увеличивалось в разы и пресловутая «невидимость»  F-35  моментально испарялась.

Проблема оказалась настолько острой, что пилоты некоторых натовских стран, получивших на вооружение этот самолет, были вынуждены пойти по пути  отказа от конфигурации «стелс» в пользу так называемого  «режима зверя». То есть с полным комплектом вооружения на внешней подвеске. Само собой разумеется, что самолет-невидимка в этом случае обнуляет сам себя.

  На этой схеме хорошо видна очень существенная разница между внутренней и внешней подвеской вооружения на F-35
  На этой схеме хорошо видна очень существенная разница между внутренней и внешней подвеской вооружения на F-35

    Еще хуже   оказалась ситуация с версией  F-35В для военно-морского флота. Практические испытания этого самолета с универсальных десантных кораблей (УДК), для которых он и был предназначен, показали, что  при отправке на боевое задание, пилотам приходится делать очень непростой выбор между количеством горючего и боевой загрузкой. В смысле  — чем больше одного, тем меньше другого. Ибо с полными баками и таким же боезапасом этот аппарат с палубы УДК просто отказывается взлетать.

В результате нашли «компромиссное» решение в виде дозаправки истребителей в воздухе уже в ходе выполнения боевого задания. Однако от такого «компромисса» за версту попахивает махровым авантюризмом. Особенно в условиях военного времени и активного противодействия противника, оснащенного всеми необходимыми компонентами ВВС и ПВО. Проще говоря, стоит только противнику перехватить  уничтожить парочку самолетов-заправщиков, как на судьбе всей атакующей эскадры  F-35В и заодно на успехе их миссии можно будет поставить жирный крест.

Юрий Селиванов: И опыт, сын ошибок трудных
Заправка в воздухе истребителя F-35В ВМС Великобритании в ходе рейда на «объекты ИГ» в Ираке . июнь, 2021 г.

Очень не хочется, чтобы все эти  «родовые травмы»  американского «стелс»-истребителя были унаследованы новым российским боевым самолетом.

Есть надежда, что этого не случится. Именно потому, что американский опыт, этот «сын ошибок трудных», не мог не остаться незамеченным нашими конструкторами. О чем свидетельствует тот факт, что основой отечественного проекта становится модульная конструкция, допускающая в довольно широком диапазоне многовариантность компоновки и комплектации самолета в зависимости от решаемых им задач. Вот что сказал по этому поводу гендиректор Объединенной авиастроительной корпорации (ОАК) Юрий Слюсарь.

«При этом, уже на этапе проектирования мы заложили возможность бесшовной имплементации в будущем еще более совершенных агрегатов в конструкцию самолета. Таким образом, самолет изначально создается, как конструктор, обладает огромным потенциалом для дальнейшей модернизации. Checkmate может стать базовой платформой для целого семейства авиационных комплексов».

Иначе говоря, для того, чтобы избежать таких несуразных ситуаций, которые сейчас выявились в процессе эксплуатации американских  F-35А и F-35В, российский истребитель должен быть изначально и конструктивно оптимизирован под разные виды боевых задач. Грубо  говоря, там где, например,  необходим больший радиус действия, он должен обеспечиваться не за счет сомнительных  «костылей» в виде самолетов-заправщиков,  но благодаря возможности установки дополнительных «комформных» топливных баков, при сохранении достаточных внутренних объемов для размещения основного боекомплекта. И, разумеется, при наличии достаточных возможностей двигателя.

Что же касается проблемы внешней подвески вооружения, то она должна решаться на функциональном уровне. В этом случае  вариант  боевого оснащения  самолета будет зависеть  от тактики его применения. В частности, при первоначальном ударе с целью вывода из строя системы ПВО противника, его целесообразно использовать как чистый «стелс» с противорадиолокационными ракетами, размещенными только во  внутренних отсеках. А после того, как система ПВО будет, в основном, подавлена,  те же самолеты смогут действовать с полной боевой нагрузкой на внешней подвеске.

И это только некоторые пути и способы, которые представляются вполне рациональными в плане преодоления тех проблем, которые были выявлены в ходе многолетних американских мучений с собственным «невидимкой». За что нашим бедовым заокеанским «партнерам» отдельное спасибо! Хоть такая польза, но от них все-таки есть!

Юрий Селиванов, специально для News Front