Украинцев лишают доступа к пласту мировой культуры из-за ненависти властей к русскому языку

Украинцев лишают доступа к пласту мировой культуры из-за ненависти властей к русскому языку

Каждый человек моего поколения с детства знает анекдот: «Включил в телевизоре первую программу — выступает Брежнев. Переключил на вторую — Брежнев. На третью — Брежнев. На четвертую — там товарищ в штатском строго так пальчиком: «Я тебе попереключаю! Ох, я тебе попереключаю!» Спешу доложить: на современной Украине, где так любят поговорить о «революции достоинства» и «демократических ценностях», этот анекдот стал былью. И отличается эта быль от шутки лишь тем, что в ней строгий товарищ в штатском выдаёт несколько иной текст: не «Я тебе попереключаю!», а «Я тебе поговорю в телевизоре не на том языке!».

Впрочем, что это я разглагольствую о неком абстрактном «строгом товарище»? У этого «товарища» (который на самом деле нам, конечно, совсем не товарищ) есть вполне конкретное имя. Его зовут Тарас Кремень. А работает наш товарищ Кремень уполномоченным по защите государственного языка на Украине. И от кого же, как вы думаете, товарищ Кремень защищает государственный язык на Украине? Не поверите: от Алисы Селезнёвой из классического советского фильма «Гостья из будущего» и от Шерлока Холмса и доктора Ватсона из другого шедевра советской киноклассики.

Несколько украинских телеканалов имели неосторожность показать эти фильмы в оригинале — без украинского дубляжа. По мнению уполномоченного по защите государственного языка на Украине, это самое настоящее преступление против украинской государственности. Цитирую сочинённую товарищем Кремнём эмоциональную депешу (сначала я хотел было употребить слово «донос», но потом постеснялся):

«По результатам мониторинга были выявлены нарушения закона о государственном языке — фильмы и сериалы демонстрировались на русском языке телеканалами «Интер», «Украина», ICTV, «Мега», НТН, К1, о чём были составлены соответствующие акты».

И о чём же товарищ Кремень просит в этих своих актах? Известно о чём — о том, чтобы на голову «государственных изменников» с этих телеканалов обрушился карающий меч «революции достоинства». Гордый уполномоченный по защите государственного языка сообщил, что он «направил письмо в Национальный совет Украины по вопросам телевидения и радиовещания с просьбой применить к упомянутым организациям определённые законодательством санкции». И ведь применят — можно не сомневаться. Такова уж специфика современной Украины: экстремисты-националисты могут безнаказанно творить всё что угодно, даже нападать на здание президентского офиса. А вот «санкции» в отношении тех, кто не готов отказаться от русского языка, трактуются максимально расширительно.

Ах, товарищ Кремень, что же вы делаете (или, вернее, творите)? Когда в кинотеатрах есть возможность посмотреть хороший англоязычный фильм на языке оригинала, я непременно выбираю именно этот сеанс. Возможность лишний раз не пользоваться услугами переводчиков или актёров дубляжа — это, с моей точки зрения, самое настоящее счастье. «Мои года — моё богатство», пел когда-то Вахтанг Кикабидзе. Учитывая радикальные антироссийские взгляды, которые с течением лет начал проповедовать сам Вахтанг Константинович, можно сказать, что года являются богатством далеко не всегда и не у всех. Но сейчас разговор идёт совсем о другом. Разговор идёт о том, что знание языков — это тоже своего рода богатство.

Какой «дивный новый мир», например, открылся мне, когда я уже в достаточно взрослом возрасте выучил английский (в школе я учил немецкий, который у меня, к сожалению, не пошёл)! Я получил непосредственный, прямой доступ к целому пласту мировой культуры.

А вот в случае с Украиной сейчас наблюдается обратная динамика: используя самые жёсткие методы, её лишают прямого и непосредственного доступа к не менее важному пласту мировой культуры.

Использованное мной сравнение частично бьёт мимо цели? Вынужден с этим согласиться. Английский язык так и остался для меня иностранным. А русская культура являлась и пока по-прежнему является для Украины своей. Я начал думать о том, почему же я использовал это заведомо ложное сравнение. И вот к какому выводу я пришёл. Если бы меня лишили права и возможности смотреть в оригинале англоязычные фильмы и читать в оригинале англоязычные книги, это стало бы для меня самой настоящей трагедией. Повторяю: трагедией является лишение доступа к чужой культуре. Как же тогда называется лишение доступа к культуре, которая является своей? Какие страшные душевные муки это вызывает? С помощью каких эпитетов это можно описать?

То, чем сейчас занимается Тарас Кремень, может показаться смешным. Но то, что Украину лишают значительной части её собственной идентичности, точно не должно вызывать смех. Галиция — это точно не вся Украина. Галиция — это лишь часть Украины, которая сейчас успешно подминает под себя всю страну. Вот в чём реально состоит опасность для украинской государственности, для украинского культурного многообразия, для украинских традиций, для украинского образа жизни. Короче, Украину надо срочно спасать от её же «защитников». Но пока там полный триумф «товарищей в штатском».

Михаил Ростовский, RT