Почему компании Большой Цифры сделали ставку на силы, максимально негативные традиционным ценностям

Почему компании Большой Цифры сделали ставку на силы, максимально негативные традиционным ценностям

Властелинам цифровой среды нужна безраздельная власть

Не так давно экс-президент США Дональд Трамп с помпой объявил о подаче коллективного иска против корпораций Большой Цифры – Facebook, Twitter и Google (в основном из-за поведения дочернего видеосервиса YouTube). После объявления Трамп дал интервью телеканалу Newsmax, в котором сказал, что иск подан против IT-гигантов «за их преступления», среди которых главное – нарушение свободы слова.

Трамп сделал не только удачный пиар-ход, но и большое политическое заявление. И вполне в духе времени. Цифровое пространство – это новая реальность, в которой живет современное человечество. А распорядители этой реальности, те самые IT-корпорации, ведут с людьми нечестную игру.

Один из главных доводов, высказываемых сторонниками более жесткого контроля за деятельностью предприятий Большой Цифры, состоит в неприменимости принципа свободы частных компаний действовать на «своей территории» как им заблагорассудится. Потому что это не закрытый клуб, а глобальная общественная площадка. Здесь должны действовать те же принципы и нормы закона, что и в других общественных местах. Примерно те же требования пытаются предъявить операторам соцсетей и российские власти. Хотите работать на нашем рынке – соблюдайте наши законы.

Но это юридическая сторона вопроса. Между тем значительная (если не основная) часть претензий к Большой Цифре лежит в области, которая не может быть сформулирована в рамках системы права. Во всяком случае, пока. Потому что это культурно-цивилизационные претензии.

Конечно, в равной степени можно обратить эти претензии ко всем нам. Ведь это мы составляем так называемое информационное общество и пользуемся его благами. Это мы выкладываем деньги за компьютеры и карманные гаджеты, читаем посты в социальных сетях и просматриваем видеоролики, разгоняя интерес к подчас совершенно нестоящим событиям, поступкам и мнениям, попутно потребляя рекламу и таким образом увеличивая прибыль цифровых корпораций. Наконец, это наши дети сидят, стоят, лежат, идут и едут, уткнувшись в свои смартфоны.

Однако подобное обвинение в соучастии, во-первых, не снимает вины с самой Большой Цифры, а во-вторых, является несостоятельным, поскольку не удовлетворяет важному критерию, который в юриспруденции называется принципом взаимной осведомленности. Для того, чтобы быть соучастником, необходимо осознавать, что именно происходит. В противном случае вами просто манипулируют. Или же вас заставляют, не оставляя иного выхода. Большая Цифра делает и то, и другое.

Легко обвинять простого человека, носящего в кармане устройство, превосходящее по вычислительным мощностям все компьютеры, которые в свое время обслуживали американскую лунную программу, но использующего его для расстановки лайков под котиками и аренды электросамоката. Еще легче заклеймить подростка-видеоблогера, перед которым виртуальное пространство открывает тысячи возможностей, но он предпочитает снимать всякие глупости, потому что миллионы детей и взрослых смотрят этот, с позволения сказать, контент.

Мы все, вероятно, и провинились перед мирозданием. Но именно Большая Цифра более всего заинтересована в том, чтобы таких «виновных» были миллиарды. Такой образ действия и жизни всячески поощряется, делается модным и престижным, а остальные возможности намеренно подавляются. Сети создают, поддерживают и насаждают вполне определенные взгляды на жизнь, мораль, семью, государство и весь мир.

И это первое обвинение в адрес цифровых магнатов. У этой олигополии есть своя политическая повестка. И свои собственные цели, главная из которых – власть. Чтобы ее заполучить и удержать, они совершают сопутствующие преступления, о которых пойдет речь ниже. Главная ложь, которая исходит от глашатаев Большой Цифры – это утверждение, что вся ее виртуальная инфраструктура (и, соответственно, реальная: серверы, линии коммуникаций и т. д.) создана для извлечения дохода от рекламы на гигантской трансграничной общественной площадке. Нет, главная цель IT-корпораций – власть.

Поэтому компаниям Большой Цифры нужна своя политическая проекция в реальном мире. Как и все транснациональные корпорации, они сделали ставку на те силы, которые максимально негативно относятся к государственному суверенитету, семье, Церкви и прочим традиционным ценностям. Для чего? Для того, чтобы лояльность международной корпорации со стороны работников и потребителей была максимальной, чтобы ни государство, ни семья, ни сограждане «не отвлекали» людей от производства и потребления контента. И что немаловажно – от соответствующих действий в офлайне. А именно: от защиты «свободы интернета», то есть правил, устанавливаемых IT-гигантами.

Во всем мире такие силы представлены либерал-глобалистскими партиями, самой влиятельной из которых является Демократическая партия США. Можно было бы порассуждать о том, что первично – политические амбиции либералов или корпоративные интересы «цифровиков». Но по состоянию на сегодняшний день это будет спор о курице и яйце. Леволиберальные партии Европы и Америки составляют с киберкорпорациями идеальный политико-экономический симбиоз. Партийные функционеры и партийная пресса, равно как и ставшие предельно идеологизированными суды либеральных юрисдикций, обеспечивают легальное прикрытие для деятельности Большой Цифры, а та, в свою очередь, осуществляет информационную поддержку этих функционеров, журналистов и судей.

Поэтому нечего удивляться тому, что социальные сети повсюду вводят собственную цензуру. Согласно духу и букве законодательства многих стран, они этого делать не должны (на что и указывает упомянутый ранее иск Трампа), но делают. И, как говорят нам либералы, делают «для пользы дела». Напомню, что самого 45-го президента (еще находившегося на посту!) забанили в большинстве соцсетей, а когда Parler, конкурент Twitter’а, начала набирать подписчиков благодаря тому, что не затыкала рот консервативной публике, эту непослушную сеть лишили доступа к серверам, арендованным у компании Amazon. И если Google, Twitter, Facebook и иже с ними могут такое сделать с «лидером свободного мира», то что уж говорить обо всех остальных! «Свобода интернета» – это кого надо свобода.

Подавление «ошибочных» мнений и «вредной» информации осуществляется не только грубым баном. Поисковики и социальные сети активно используют алгоритмы, затрудняющие доступ к одним публикациям и авторам и обеспечивающие максимальное распространение и популяризацию других.

Делается это не только в отношении политических деятелей и их программ. В интернете активно раскручиваются блогеры, поставляющие в Сеть пустой, примитивный и очень часто пошлый контент. В наши дни тиктокер с миллионной аудиторией – обычное дело. По числу подписчиков им сильно уступают даже самые известные популяризаторы науки, искусства и литературы. Слово необразованного подростка или миллениала, с апломбом рассуждающего о вещах, в которых они совершенно не разбираются, или попросту высмеивающего любые «зашквары» – от научных результатов до традиционных религиозных верований – стало более весомым, чем мнение ученого, эксперта или священника. По степени массового поражения общественных основ эти явления как минимум на два порядка превосходят любые реалити-шоу на развлекательных каналах.

И дело тут не в «тупости массовой аудитории», на которую так любят ссылаться либералы. Алгоритмы выдачи поисковых результатов и регулирования показа тех или иных постов в ленте соцсетей дополняется технологиями сегментирования аудитории и таргетирования выделенных сегментов. Лишь при использовании всех этих средств можно получить ту степень «тупости», которая наблюдается сегодня.

Аудитория, точнее, составляющие ее люди, не тупы. Сегментированную и таргетированную аудиторию намеренно отупляют как целое.

Это хорошо видно на примере «обсуждения» вакцинации в разных странах. В США и в целом на объединенном Западе практически подавлена виртуальная активность ковид-скептиков и антипрививочников. В России, напротив, направленное информационное воздействие на разные сегменты аудитории привели к невиданной антивакцинной (точнее, антиспутниковой) истерии.

Помимо прочего, как сами раскрученные из ничего блогеры-миллионники, так и их аудитория становятся легко манипулируемыми. Блогер – потому что вся его популярность и, как следствие, доход находятся во власти Большой Цифры. Аудитория – потому что Большая Цифра внушила им, что не соглашаться с «большими блогерами» и «главенствующими трендами» – это «зашквар».

Воинствующее невежество и не менее воинствующая пошлость сетевых авторитетов – это продукт целенаправленной работы IT-корпораций. И атомизация, и деградация общественного мнения также созданы намеренно. Сегментированным и таргетированным обществом легче управлять. Не говоря уже о том, что за «истинное знание» всё чаще выдается некий набор постулатов-верований, растиражированных в Сети. А это уже манипуляция уровня тоталитарных сект.

Именно поэтому распространение интернета, дающего возможность получить мгновенный доступ к любой информации, привело не к просвещению, а катастрофическому падению нравов и уровня реальной осведомленности общества.

Люди соблазнились цифровыми технологиями по понятным причинам. Очень многое с их помощью делается в разы эффективнее. Медицина, управление производствами, освоение Арктики и космоса – всё это и многое другое сейчас немыслимо без больших данных и алгоритмов их обработки. Но вместо быстрого развития человечество получило замедление научно-технического прогресса и серьезное отклонение его вектора в сторону «достижений», никак не связанных ни с улучшением качества жизни людей, ни с освоением пространств и энергий.

И это тоже пункт обвинений в адрес корпорации Большой Цифры. В будущем, где «на Марсе яблони цветут», им достанется служебная роль. И возможно, управлять обработкой больших данных будут уже не нынешние глобальные магнаты. Но если прогресс окончательно уйдет в виртуальную среду, эти магнаты могут рассчитывать на безраздельную власть.

Очень многое в нашей стране и мире будет зависеть от того, смогут ли суверенные государства сформулировать и предъявить обвинения властелинам цифровой среды и настоять на их виновности со всеми вытекающими последствиями. Потому что если это не удастся, не цифра будет служить нам, а мы Большой Цифре.

Дмитрий Дробницкий, ВЗГЛЯД