Украинцы бегут с Украины не только из-за безработицы, но и отсутствия государства и социальной защиты

Украинцы бегут с Украины не только из-за безработицы, но и отсутствия государства и социальной защиты

Некоторые страны Европы уже «не смогли бы жить» без украинских мигрантов, потому что их «экономика полностью остановилась бы» – по крайней мере, именно так заявляют в Киеве

Парадокс в том, что украинские власти активно зазывают к себе и сбежавших за границу сограждан, и европейский бизнес. Почему же в результате все происходит наоборот?

Начиная с февраля 2021 года на Украине три–четыре раза в месяц проводят форумы под общим названием «Украина 30». Тема всякий раз разная (коронавирус, земельная реформа, малый и средний бизнес…). Форум 20–21 июля посвящен трудовым ресурсам. А именно – обсуждению сложившихся прав работника и работодателя и их изменения (либерализация трудового законодательства, соответствующие законопроекты). По крайней мере, именно такое направление дискуссии указано на сайте форума.

Между тем, если судить по заголовкам в СМИ, обсуждение пошло немного не в том направлении.

Плохие вести от послов

«…Данные миграционных процессов последних лет свидетельствуют о том, что украинцы в Чешской Республике являются едва ли не самым большим национальным меньшинством. Потому что, по данным чешской статистики, сейчас в Чехии проживает почти 180 тыс. граждан Украины. Вообще без украинских рабочих рук, и это подтверждают практически все, Чехия сегодня не смогла бы жить. Ее экономика просто бы остановилась», – заявил во время выступления на форуме посол Украины в Чешской Республике Евгений Перебийнис.

Его коллега из Польши Андрей Дещица говорит примерно о том же: по сравнению с 2014 годом число трудовых мигрантов с Украины в Польше выросло в три раза – до 1,5 млн человек. Причем 600 тыс. из них уже работают официально и платят налоги в Фонд социального страхования Польши. К тому же в польских вузах в настоящее время обучается около 50 тыс. украинских студентов, большинство из которых, конечно же, останутся там работать после получения дипломов.

Об этом говорят сами поляки. По словам главы компании по трудоустройству Personnel Service Кшиштофа Инглета, в 2019 году только 4% украинских мигрантов занимали вакансии, требующие квалификации. В 2021 году этот показатель вырос до 12%. Это весьма внушительный скачок, даже если учесть влияние фактора COVID-19 (в прошлом году украинские врачи и медсестры тысячами ехали работать в польские госпитали).

О том же, о чем украинский посол в Чехии – только в отношении польской экономики – председатель правления Национального банка Польши Адам Глапинский говорил еще в 2018 году. Мол, не выживет Польша без украинских гастарбайтеров.

Зеленский готовит украинцам потогонки

Вряд ли украинские власти не видят этой проблемы, ведь в качестве тем очередного форума как раз и заявлены законопроекты, направленные на либерализацию рынка труда. Так, законопроект № 5371 предусматривает полное выведение из сферы действия трудового права всего малого и среднего бизнеса (предприятий с количеством занятых менее 250 человек) – под эти условия попадает 78% официально занятых. Тут все будет регулировать трудовой договор, а работодатель получит возможность увольнять работников по своей воле, включая женщин с детьми и беременных. Еще один законопроект (№ 5388) фактически отменяет на Украине профсоюзы.

Тем самым украинская власть хочет вывести из тени часть работающего нелегально бизнеса, а также попытаться перетащить на Украину те предприятия и тех украинцев, что сегодня работают в Польше, Чехии и Венгрии. Мол, не нужно везти украинцев в Европу, можно эксплуатировать на месте. Стратегия логичная, но в ней есть изъяны.

В последнее время Украина пытается делать реверансы в сторону КНР, и заявленная либерализация очень смахивает на попытку сделать Украину маленьким европейским Китаем – рынком дешевой рабочей силы. Тем более что частично это уже давно реализовано: большая часть европейских брендов, от Zara до Zadig & Voltaire, отшивают коллекции на Украине. Но в Киеве забывают о том, что из КНР не может уехать 10–15% населения. А c Украины – запросто. Поэтому думать нужно не только о том, как затащить сюда европейцев, но и как уговорить не уезжать украинцев.

Трудовые, но уже не мигранты

Общее количество трудовых мигрантов с Украины в странах ЕС оценивается в 3 млн человек, однако сегодня это уже, вероятно, консервативная оценка (только в Италии и Польше суммарно до 2,5 млн). При этом и мы, и украинские чиновники по привычке называем их трудовыми мигрантами, хотя оснований для этого с каждым годом все меньше. Они не мигранты – они эмигранты.

Украинцы стабильно занимают первые места среди получателей вида на жительство в Польше, Словакии, Венгрии, Чехии, Эстонии, Литве. В целом же украинцы на конец 2019 года сумели стать третьей по численности группой среди неграждан ЕС, имеющих ВНЖ (1,3 млн человек). Украинцев больше, чем китайцев или сирийцев, которых обычно используют в качестве иллюстрации миграционного кризиса ЕС. Опережают украинцев только марокканцы и турки, и это отставание явно временное, учитывая, что:

– только в 2019 году ВНЖ в странах ЕС получили 757 тыс. украинцев. 87% из них в качестве причины подачи документов указали намерение работать;

– украинцы удерживают первое место по числу полученных ВНЖ за 2016–2019 годы (более поздних данных еще нет).

Для украинцев и для принимающих их стран ЕС эта статистика утешительна. А вот для Украины – явно нет.

Данные и их динамика (особенно в сравнении с другими странами) говорят о том, что украинцы сегодня видят в ЕС не просто средство решить свои финансовые проблемы. Это даже не временное либо регулярное отходничество, а массовый исход.

Кто-то едет сам и постепенно вытаскивает родню. Кто-то остается, но выталкивает в Европу детей. Так или иначе, эти 3 млн трудоспособного населения для украинской экономики потеряны. Они могут быть недовольны условиями труда в той же Польше и искать другие варианты (с ВНЖ это несложно). Однако уже не будут искать работу на украинском рынке труда и даже нелюбимую Польшу посоветуют своим друзьям и родственникам четыре из пяти опрошенных.

По сути это означает вот что. Украинцы уже давно бегут с Украины не столько потому, что там нет работы, но и потому, что там нет государства и социальной защиты. А власть, как видим, активно доламывает остатки первого и второго. Первые двадцать лет после распада СССР украинцы в основном бежали в Россию, а теперь – в страны Евросоюза.

В итоге команда Зеленского получает неразрешимый ребус. Чтобы завлечь европейский бизнес на Украину, ему нужно предложить супервыгодные условия, которые компенсируют риски, в частности коррупционные. Предложить их можно только за счет ухудшения условий труда украинцев – уничтожения соцгарантий и низкой зарплаты. Только какая украинцам в этом выгода, если они уже сегодня могут работать на таких же потогонках, но за большие деньги?

На закуску – исторический парадокс. В свое время закрепощенное православное население Речи Посполитой бежало в степи Левобережной Украины, находя там свободную землю и бандитскую вольницу. Сегодня украинцы бегут в обратном направлении, желая не только «закрепоститься», но и получить хоть какой-то минимум прав и свобод: с новым украинским трудовым законодательством права останутся только у работодателей.

Николай СтороженкоВЗГЛЯД