Если Шотландия отделится от Британии, то она хлопнет дверью

Если Шотландия отделится от Британии, то она хлопнет дверью

Сигналы, идущие с севера острова Британия, становятся для Downing Street и Букингемского дворца всё тревожнее. И, если раньше это был по большей части политический вопрос, то сейчас он становится всё более этническим, социокультурным, продолжая обостряться

Финал «Евро-2020» был ознаменован не только скотским поведением английских болельщиков, избивших итальянцев и превративших столицу в помойку. Куда более раздражающим событием для официального Лондона явился самый настоящий праздник, разразившийся в Шотландии. Соотечественники англичан вывалили на улицы, размахивая флагами Италии и Шотландии и подогревая себя горячительными напитками. Эдинбург заполонили тысячи шотландцев, столь запасливо приготовивших итальянские флаги.

Если Шотландия отделится от Британии, то она хлопнет дверью

Словно этого демарша в стране, где футбол это почти религия, было мало, так спустя некоторое время шотландская газета The National поместила фото главного тренера итальянской сборной Роберто Манчини на обложку очередного номера, да ещё в образе национального героя Уильяма Уоллеса. Правда, той версии Уоллеса, которую изобразил Мел Гибсон в фильме «Храброе сердце».

В общем, если газету The National можно заподозрить в лоббировании интересов сторонников независимости, то вот с тысячами шотландцев, вываливших на улицу ночью, да ещё с купленными за свои кровные итальянскими флагами – как-то не получается эта схема.

Раньше доводы в пользу отделения от Британии были достаточно прагматичны и понятны, хоть и весьма жирно смазаны акцентированно национальным чувством из смеси прежней независимости, борьбы Уильяма Уоллеса и короля Роберта I Брюса.

Во-первых, парламент Шотландии, восстановленный в 1999-м году в Эдинбурге, изначально жаловался на недостаток полномочий. Это предсказуемо, т.к. любая власть хочет только одного – ещё больше власти.

Во-вторых, открытие нефтяных месторождений в Северном море в 70-х годах подлило масла в огонь. Дружный распил нефтяных финансов, конечно же, не всем показался справедливым. Поэтому сторонники отделения сразу же подняли нефтяной вопрос на флаг под лозунгом «это Шотландская нефть».

В-третьих, Шотландия не только вторая из четырёх по территории автономная часть Великобритании, но и приютила на своей земле ВМБ Клайд – пункт базирования атомных подлодок. Кстати, вокруг этой ВМБ регулярно устраивают шабаш местные экологи. Всё это позволяет политикам Эдинбурга жаловаться на Лондон в малой финансовой поддержке и эксплуатации своей территории – спасибо «зелёным».

И долгое время матёрым в политике англичанам удавалось искусно нивелировать требования независимости. В конце концов, политиков можно пролоббировать, нефтяные деньги очередной раз прокрутить, а «экологи» замордовали не только континентальную Европу с Гретой Тунберг. К тому же при дележе нефтяных ресурсов всегда можно натравить этих ребят друг на друга на «зелёном» фоне.

И вот с момента проведения первого референдума о независимости Шотландии утекло немало воды. И, к огромному неудовольствию Лондона, игра существенно изменилась. Появившиеся нюансы проблемы фактически стали подводить под независимость новый фундамент. И дело даже не в том, что Шотландская национальная партия – локомотив борьбы за независимость – стала правящей в парламенте.

Парадоксальным образом Коронавирус сыграл на руку «сепаратистам». Лидер ШНП Никола Стерджен показательно и акцентированно действовала во время пандемии более жёстко и, конечно, неплохо это преподносила публике, выигрывая у комичного Бориса Джонсона. Правда, и население Шотландии гораздо менее плотное, нежели на юге острова. Но, так или иначе, низкий процент заражений и смертей ШНП записала на свой счёт. Разумеется, не обошлось и без намёков на то, что, имей в руках полную независимость, министр Стерджен вообще бы не допустила смертей.

Также за время пандемии, пока Джонсон нелепо изображал «отца нации», шотландская молодёжь начала становиться всё более радикальной. По данным британских журналистов и политологов, уже почти 80% молодых шотландцев от 16 до 24 лет выступают за отделение Шотландии. Чему же удивляться такому количеству ночных «гуляк» с итальянскими флагами?

Ещё одним нюансом, подлившим бетона в опоры независимости, стал окончательный выход Великобритании из ЕС, который изначально подвергся артиллерийской критике со стороны Шотландии. 1 января 2021-го года Великобритания «хлопнула дверью», и в этот же день Никола Стерджен отписала в своём твиттере: «Шотландия скоро вернется, Европа. Не гаси свет». А позже первый министр Шотландии опубликовала целую статью под названием «Brexit изменил правила игры для шотландской независимости».

Учитывая «тяжёлый развод» Великобритании с ЕС, шотландцы вполне закономерно ожидают появления на своей стороне весьма влиятельного игрока. Но не это самое главное. Суть в том, что «сепаратистские» настроения уже перестают быть обывательским развлечением во время референдума. Спустившись на молодёжный уровень, они в определённой мере радикализировались, обросли мясом, и теперь Лондону гораздо труднее играть с Шотландией в политику.

Сергей Монастырев, специально для News Front