Венгерский психиатр: Возможные причины тренда упрямой анти-вакцинации

Венгерский психиатр: Возможные причины тренда упрямой анти-вакцинации

Доктор Эмеке Багди, венгерский психиатр: «Позиция некоторых людей против вакцинации — это проекция гнева, вызванного нашей беспомощностью против масштабов пандемии, и внутренняя проекция этой беспомощности, когда мы верим, что гнев, который мы создали в себе, поможет справиться в трудной жизненной ситуации. К тому же в наше время это стремление поддерживается популярными теориями о том, что «некоторые люди хотят уничтожить нас», то есть разными теориями заговора. Либеральная пресса сознательно, и с желанием внести раскол в наше общество, также поддерживает наши страхи в вопросе вакцинации, распространяя ощущение, что тот, кто поддерживает свободный выбор человека на вакцинацию  таким образом «выступает за права человека, является продвинутыми, свободным, современным человеком, а не членом обшей темной массы людей».

«Сегодня политическая тема вакцинации для многих является боксерской грушей. К тому же, сознательное понижение успехов науки различных стран дает либералам возможность утверждать, что различия методов поиска вакцины между учеными различных наций могут вызвать качественные различия в производстве вакцин. Этим и, конечно, коммерческими аспектами от возможной огромной прибыли, объясняется жесткие нападения западной прессы на российские и китайские вакцины», — сказала психиатр доктор Бадди.

Она подчеркнула, что для нас всех действует один закон природы. Мы пытаемся спасаться от любой опасности, ведь наш мозг приказывает всем нам: «надо любой ценой выжить, надо действовать, не сдаваться, потому что только одно важное, это выживание, продолжение жизни».

«По этому пути нашей психикой предлагается нам один из самых старых приемов, это отрицание опасности, а второй, это удушение, игнорирование факта опасности, когда мы живем так, как будто нам ничего не угрожает и действуем как страус, зарываем голову в песок», — пояснила специалист.

«Самая критическая тема последнего времени, это обсуждение темы вакцинации. Действует она, спасает нас или нет, вот в чем вопрос. Но почему это все еще остается под вопросом, когда в единстве научных фактов и многолетнего непосредственного человеческого опыта ясно, что это единственное обнадеживающее решение? Мы видим, слышим и переживаем, что из-за раскола мнений и полярности взглядов на эту тему, а также политизации субъекта, этот вопрос действует как боксерская груша. Упрямое отрицание фактов также доминирует в повседневном дискурсе. Мы слышим с нудным и обидным однообразием, что что-то в этом вопросе не так, что-то власти скрывают от нас до сих пор», – заявила доктор Багди.

Почему эта двойственность дискуссий сохраняется? Ведь перед тем, как высказать свое мнение мы обычно останавливаемся и занимаем позицию, которую мы считаем, что невозможно и нежелательно опротестовать. «Не может быть, ты не видишь, не сможешь понять, ты же не сможешь доказать…» –  говорим мы оппоненту.

«И все же ответ на этот вопрос есть у психологии. Когда с нами происходит что-то неожиданное, мы останавливаемся, замираем, мы шокированы, в зависимости от того, что нас неожиданно поразило в данный момент. В этом случае мы испытываем беспокойство внутри, как физически, так и духовно, которое мы называем страданием. Это страдание «звонит в центр нашего мозга», чтобы мы что-нибудь сделали и как-нибудь ответили на этот вызов и стрессу.

Поскольку мы вряд ли сможем отреагировать сразу, наши внутренние механизмы управления стрессом сразу будут запущены. Они разнообразны, но кризис, подобный эпидемии от ковида, в душе обязательно вызывает сильное действие. Методы обработки внутреннего духовного страха, напряжения, попытки справиться с угрожающим духовным содержанием, таким образом, создают различные безопасные пути», – пояснила доктор.

«Самая старая контратака нашего мозга, это отрицание самого явления, — продолжает специалист. – В нашем «нет» говорится, что индивид хочет игнорировать факты и «зарыть голову в песок», потому что в противном случае им может управлять страх смерти. Поэтому «активизируется» отрицание фактов. Однако в то же время, в споре о существовании-несуществовании вируса, наш мозг утверждает, что такого вируса вообще не существует и его просто не может быть.

Другой механизм, который может включаться, это обезопасить, принизить важность фактов, в конечном счете проигнорировать их. Это чувство является «прямым родственником отрицания», однако у него все же работает чувство реальности. Вирус наверно есть, но вы не должны преувеличивать факты, не раздувайте этот вопрос. За этим подходом обычно следует пояснительное заявление», — утверждает венгерский психиатр.

В качестве примера многие могут сказать, что согласно статистике, пандемии простого гриппа уносят так много жертв, что нет никакой необходимости отчаиваться. Такой подход заставляет человека сомневаться, стоит ли вводить вакцину или подождать еще немного, потому что это не так уж плохо, смертей от ковида не так много.

В самом деле это обычный способ работы нашего мозга, то есть происходит проецирование нашего гнева, вызванного нашей беспомощностью. При этом мы верим, что гнев, который мы освободили внутри себя, направлен извне на нас. За этим шагом следует создание объяснений, например: «Некоторые люди хотят уничтожить нас, намеренно создавая опасную для нашей жизни ситуацию”. Цель наших инстинктов состоит в том, что мы желаем обнаружить злоумышленника (злоумышленников), и начать против них атаку самообороны. Такой есть суть и дух теорий заговора, объяснила доктор Багди.

«Это также обычный антистрессовый акт подавления, когда мы знаем, но не признаем, что существует опасность, что мы живем так, как будто ее не существует, или она к нам лично не относится. Мы видим и слышим, что вирус уничтожает других, но не нас. Мы игнорируем меры предосторожности, мы не следуем правилам до тех пор, пока либо не облажаемся, либо не получим психосоматические симптомы в результате внутреннего напряжения», — заявила венгерский специалист.

«Известно, что философская направленность нашей культуры приводит к характерному и высокому уровню снижения риска духовной ступени интеллекта. Напряженность необъяснимых событий порождает теории и объяснения, которые могут передавать морально значимые послания другим», — утверждает Эмеке Багди.

«Физическая, духовная и природная среда человека безответственно разрушается нашей культурой потребления. Такое же разрушение происходит внутри нас. Идет наше духовное, нравственное «загрязнение», а также хаотическое движение неосторожных физических, географических, природных, социальных процессов, нарушающих внешний и внутренний природный порядок человека, открывающих путь процессам, постепенно уничтожающим наше окружение. К сожалению, мы это «наказание от природы заслужили», — сказала профессор.

Сразу возникает вопрос: как может быть, что становится невозможным и неверным доверять нашим страхам и следовать за ними, настаивать на них? Одна из причин заключается в том, если бы мы не были способны на такие внутреннее духовные маневры, мы были бы разрушены своим собственным напряжением, потому что мы не можем вынести постоянную тревогу днем и ночью.

«Идеи, которые приходят из наших духовных попыток, передаются другим, нашим близким, нашим друзьям, нашему более широкому окружению в социальных сетях. Однако, с этого момента вокруг нас действуют законы социальной психологии. Это нечто иное, как «психологическое принуждение других следовать нашим правилам». Если два, три или более человека говорят одно и то же, экспериментальные данные показывают, что мы склонны говорить тоже самое, выделяя аспекты, которые важны для нас самых. Мы делаем то, что делает большинство людей, чтобы удовлетворить духовные потребности общности. Мы все в самом деле являемся последователями норм и хотим принадлежать и соответствовать этим нормам», — сказала психотерапевт.

Она отметила, что люди всегда испытывают большую потерю, когда групповое давление, то есть воля большинства, ощущение принадлежности к пастве могут ослабить нашу автономию. Единственное, что может защитить нас, это твердое самосознание и твердая идентичность, сила нашей собственной системы убеждений, которая, к сожалению, не находится на высоких местах в списке требований социализации в настоящее время. Таким образом, неспособность воспринимать мысли и мнения как собственные убеждения, противоречащие законам и фактам науки, может возникнуть даже при высоком интеллекте человека.

«Поэтому, сознательное понижение и отрицание успехов науки не будет признано теми, кто идет по этому пути. Это может привести к ложному консенсусу определения кому мы верим, кому нет, и вообще кто может обоснованно утверждать, что одна вакцина хорошая, а другая плохая. Ведь наука никогда не имеет первого и последнего слова, она не стоит на месте, постоянно проходят опыты и эксперименты, появляются новые результаты. Все эти психологические и социально-психологические события, разрушающие наше доверие, являются признаком кризиса нашей цивилизации. Этот кризис доверия также может появляться в других ситуациях, угрожающих жизни людей во всем мире», — заявила доктор Багди.

«Давайте подумаем о том, кому нам стоит верить, а кому нет, и поставим безопасность нашей жизни прежде всего», – сказала венгерский специалист.

Она ясно дала понять, что чем меньше мы обладаем уверенностью и пространством мышления в нашей жизни, тем больше мы подвержены тому, что нас определенными нарративами сознательно ведут в определенном направлении. Правда, нас никто не держит за руку, нам просто «свободно» дают выбирать из вариантов вассальной прессы либерального мейнстрима. Таким образом мы блуждаем по лабиринту мыслей, а это уже не теория, а практика заговора.

«Давайте создадим, точнее восстановим нашу привычную, знакомую безопасную среду, нашу вековую базу, например крепкую семью, где нам было и будет все хорошо и безопасно, а также нужно восстановить многовековые, испробованные временем ценности и смыслы нашей личной жизни», — предлагает доктор Багди.

«Эта среда и база наших ценностей может держать нас в ощущении безопасности. Надо опираться на послания и мнения тех, кто сам активно спасается от опасностей жизни, которые учат нас действовать, а не сдаваться, для которых важно свое и наше выживание, наша жизнь. В этой борьбе самое главное не оставаться одинокими, а искать наших единомышленников и друзей.

Если бы мы отнеслись к этому серьезно, то может меньше стало бы вакцинных иммигрантов, а больше было бы борцов за жизнь, за всех нас», — заключила доктор Эмеке Багди.

Материал подготовил Миклош Кевехази, специально для News Front