Пу'/></noscript> <style type= #content_rb_119478 { min-height:215px; } #content_rb_119475 { min-height:165px; } .code-block-1 { display:flex !important; clear: none !important; } .code-block-2 { display:flex !important; clear: none !important; } figure { padding: 0px; margin: 0px 0px 15px 0px; max-width: 100%; height: auto; } iframe { max-width: 100%; height: 500px; } @media screen and (max-width: 600px) { #content_rb_119478 { min-height:0px; height:0px; } #content_rb_119475 { min-height:0px; height:0px; } .player__container { width: 375px !important; height: 400px; } iframe { height: 250px; } } .player__container { width: 100% !important; height: 500px; } .single .all-news__inner .article { border-top: 1px solid #ccc; padding-top: 20px; margin-top: 10px; } .sidebar-news { font-weight:500; } .sidebar-news-block { background: #f3f5f7; } .sidebar--f-l { padding-bottom: 15px; } .lazyloaded{ max-height: 450px; object-fit: contain; } .nocrop { object-fit: contain !important; } #buttonup { display: inline-block; background-color: #263238; width: 60px; height: 60px; text-align: center; border-radius: 4px; position: fixed; bottom: 30px; right: 30px; transition: background-color .3s, opacity .5s, visibility .5s; opacity: 0; visibility: hidden; z-index: 1000; padding: 12px; } #buttonup::after { font-size: 1em; line-height: 60px; color: #fff; } #buttonup:hover { cursor: pointer; background-color: #52585a; } #buttonup:active { background-color: #555; } #buttonup.show { opacity: 1; visibility: visible; } .btn-load-more { width:100%; } .entry-title { margin-top: 15px; } .yarpp-related h3 { padding: 0 17px!important; } .main-head--mb15 { margin-bottom: 15px!important } .videobutton{ background: rgb(210,23,3); background: linear-gradient(90deg, rgba(210,23,3,0.4) 0%, rgba(38,50,56,0.3) 73%); } .videobutton a:hover { color: #fff!important; } .article-link { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .article-link:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .top-news__main { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .top-news__main:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .video-list__img { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .video-list__img:hover { -webkit-filter: brightness(60%);}

Путин – политик мирового класса, а у нас тут не с кем говорить – украинцы поделились мыслями о вмешательстве Запада

Путин – политик мирового класса, а у нас тут не с кем говорить – украинцы поделились мыслями о вмешательстве Запада Благодаря проголосованным ранее Зе-командой изменениям в закон о судоустройстве судей Украине теперь будут выбирать западные партнеры.

Украинцы в программе «Слышим каждого» рассказали, верят ли они в то, что выбранные иностранными экспертами судьи будут честнее и принципиальнее нынешних, а также возможна ли встреча глав государств России и Украины на фоне политических репрессий.

По мнению жителя Херсона, власть делает для того, чтобы скупить землю. Аналогичная ситуация была в Аргентине, чтобы им никто не мешал и суды работали в нужном им направлении. Есть внешнее управление в Нафтогазе, Укрзализныце и там ничего не стало лучше. Только огромные зарплаты чиновников и все.

«Мы сами должны себе выбирать судей, а не кто-то со стороны должен нам указывать, кого и что выбирать», – добавила другая херсончанка.

Житель Ужгорода отметил, что всех специалистов судебной власти нужно выбирать так же, как депутатов. Также в ходе программы было высказано мнение, что западных партнеров вообще нужно лишить права что-либо решать на территории Украины. Ведь если украинцы ничего решить не могут, то никто за них это тоже не решит.

«Наши судьи как были коррумпированными, так и дальше будут. У нас сейчас есть «смотрящие» из всех стран, вы сами видите. Чтобы что-то сделать, правительство едет консультироваться, мы зависимые полностью. Если мы были бы независимые, у нас была бы совсем другая политика, которая в интересах страны, а не других государств», – выразили мнение двое жителей Харькова.

По словам мариупольца, все выбирали Зеленского, чтобы прекратилась война, чтобы Украина была целой и независимой, но ничего не получается, решаются другие вопросы.

«Войну надо заканчивать, потому что очень много горя. Для того чтобы найти выход, встреча (президентов РФ и Украины, — ред.) все равно нужна… Пути же надо искать. Не эта встреча, так другой какой-нибудь путь… Если бы мы хотели прийти к миру, мы бы уже давно это сделали бы, два года назад. Путин – политик мирового класса, поэтому с ним и разговаривают, а у нас тут не с кем говорить», – выразили мнение жители Днепра.

Жительница Одессы не понимает, почему президент Украины встречается с Трампом, а не с Путиным.

«А почему наш Зеленский ездит в США, и с Трампом встречался и с другими странами переговоры вел? Надо идти на компромисс какой-то, Украина уже устала от этого. Посмотрите, сколько мы солдат потеряли, сколько сыновей, отцов. Это страшно».