Юрий Селиванов: Хмеймим отныне незаменим!

Юрий Селиванов: Хмеймим отныне незаменим!

 Стратегическая база России в восточном Средиземноморье сама по себе оправдала все затраты нашей страны на военную кампанию в Сирии

     Когда в октябре 2015 года на территории Сирии начала функционировать российская авиационная база Хмеймим, мир еще ничего не знал о российском гиперзвуковом оружии, которое было тогда лишь на подходе. А до открытия предупредительного огня по курсу британского эсминца,  который послали на прорыв российской госграницы, чтобы проверить реакцию русских, оставалось еще больше пяти лет.

В то время никому бы и в голову не пришло  связать между собой перечисленные выше факты. Никому, кроме, похоже, Владимира Путина и его соратника Сергея Шойгу. Которые уже тогда принимали решения, стратегическое значение которых мы начинаем осознавать в полной мере только сейчас.

И хотя в декабре 2017 года Президент РФ объявил о завершении боевых действий и выводе российских войск из Сирии, авиационная база ВКС РФ Хмеймим продолжала функционировать. В полном соответствии  с Соглашением между Российской Федерацией и Сирийской Арабской Республикой, подписанном  26 августа 2015 года, согласно которому  авиагруппа ВКС России размещается на территории Сирии бессрочно.

Выглядело это несколько нелогично, поскольку все были уверены, что база ВКС Хмеймим и российские самолеты, здесь размещенные, нужны исключительно для поддержки законного правительства Сирии. Об этом же свидетельствовал и боевой состав авиагруппы, главную роль в котором первоначально играли самолеты фронтовой авиации. И после разгрома основных сил боевиков роль Хмеймима должна была, вроде бы, постепенно сойти на нет. Вероятно, примерно так же рассуждали и за океаном. Иначе бы не стали предлагать  Путину, в порядке компромисса по Сирии,  оставить за собой Хмеймим на веки вечные.

 Но Путин и Шойгу явно исходили из совершенно другой логики. И потому сирийская авиабаза РФ не только не была расформирована, но все эти годы активно расширялась и модернизировалась. И к настоящему времени по своим потенциальным возможностям значительно переросла возможности обычного аэродрома  фронтового уровня.

Честно скажу, я не знаю, о чем думали Путин и Шойгу в те годы, когда вместе удили рыбу в Тыве. Свечку там не держал. Но сегодня могу уверенно утверждать, что улов был отменный. Во всяком случае, в стратегическом смысле.  Возможно, они уже тогда понимали, что означает и какие возможности дает обладание гиперзвуковым оружием в сочетании с выдвинутой в район Средиземного моря крупной российской авиабазой.

А означает это, ни много ни мало, полный  переворот военно-стратегической ситуации в бассейнах Черного и Средиземного морей,  с преодолением Россией, возможно даже окончательным преодолением, её вечной, со времен древних киевских князей, геополитической проблемы – контроля над Черноморскими проливами.  Как известно, ни Российская империя, ни Советский Союз эту проблему не решили. Хотя и очень того хотели.

Потому что нахождение этих проливов в неверных, басурманских руках, создавало перманентную угрозу южнорусским территориям. А Черное море из нашего домашнего озера в любой момент могло стать морем агрессии и нашествия. Как это неоднократно и было в прошлом.

   И вот сегодня наступил тот момент, когда Россия Путина и Шойгу оказалась как никогда  близка  к решению этой исторической задачи. Причем, это решение настолько революционное,  что само по себе отметает все коварные планы и  вражеские ухищрения предшествующих эпох.

В чем же основной смысл этого переворота? А вот в чем! Как уже сказано выше, главная угроза, с которой мы веками не могли справиться, это чужеземный контроль над черноморской проливной зоной. Что всегда создавало для России ситуацию очень большого риска.

Правда в 1936 году была подписана Конвенция Монтре, которая, вроде бы, решала проблему. Нечерноморские державы, прежде всего англосаксы, были жестко ограничены в своих черноморских амбициях.   Но Конвенция это всего- лишь бумага, которую с легкостью порвут, если она перестанет кого-то устраивать. И прежде всего Турцию, которая как была во все времена крайне  ветреной в геополитическом отношении державой, такой видно и будет всегда.

А это означало, что риск полномасштабного вторжения с южно-морского направления  будет постоянно висеть над Россией.

Что как вы понимаете, не есть хорошо. Точнее совсем плохо.

Уж не знаю, было ли это гениальным озарением наших предводителей, или просто всё так удачно сложилось. Но факт остается фактом. Российская авиационная база Хмеймим в Сирии приобрела исключительное стратегическое значение и, в сочетании с гиперзвуковым оружием, которое там уже размещено на самолетах МиГ-31БМ и Ту-22М3, становится своего рода «запирающим инструментом» России на подступах к Черному морю.  Фактически, амбарным замком на черноморских воротах, ключ от которого висит в кремлевском кабинете Путина.

Отныне самолеты-носители гиперзвуковых ракет, являются прямой и практически неотразимой угрозой для любого военного корабля, который обнаружит вражеские намерения.

    На этом многолетний «плач Ярославны» насчет того, что мы в Средиземном море никто и натовскому флоту мы ничего не можем  противопоставить, можно считать законченным.

Находясь под прицелом гиперзвукового Хмеймима англосаксонские супостаты не просто трижды, а тридцать три раз подумают, перед тем, как идти на верную смерть. Тем  более, что, в случае надобности, уничтожать их будут еще на самых дальних подступах к черноморским проливам. Не  скажу, что Средиземное море отныне превратилось в российское озеро, но к этому, похоже,  все идет.

Юрий Селиванов: Хмеймим отныне незаменим!

Отныне не имеет, в сущности, никакого значения, будет кто-либо выполнять Конвенцию Монтре, или решит её похерить. Потому что от этого уже ничто не зависит. Россию уже не получится поставить перед фактом безнаказанного проникновения западных эскадр  в черноморскую акваторию.

А ведь это, по сути, и есть решение проблемы исторического масштаба. И если даже наш ветреный «друг» Эрдоган прокопает в Черное море еще одну канаву, спецом для того, чтобы  создать зеленую улицу вражьим авианосцам (во что лично я ни разу не верю), то он просто выбросит бешеные деньги на ветер. Потому что из-за «Кинжального» огня  с Хмеймима эти авианосцы туда просто не доплывут.

 Ай да Путин! Ай да Шойгу!

Вот только не надо мне сейчас рассказывать, что враг тоже не лыком шит и наверняка все сделает, чтобы эту угрозу ликвидировать. Плавали – знаем! Пытаться он, конечно, будет, спору нет. И вообще война – дело обоюдное. Вот только большая стратегия не измеряется в категориях военного счастья. И если такая угроза, как гиперзвуковой кулак на Хмеймиме реально существует, а он  там налицо, причем навсегда, то ни один западный генштабист не рискнет этот факт не учитывать. Потому что на войне это очень дорого стоит.

И, кстати, далеко не факт, что  западные супостаты так уж гарантированно преуспеют в ликвидации этой угрозы. Потому что русские тоже горазды на разные каверзы. Не случайно же они рядом с Хмеймимом строят военно-морскую базу и разворачивают ракетно-корабельную завесу на подступах к берегам Сирии. Поди, доберись туда!

В общем, еще раз повторюсь, понятия не имею, о чем  они  думали и говорили на той знаменитой рыбалки в Тыве. Но то, во что  это сегодня выливается, мне определенно нравится. И думаю, что не только мне, но и всей России, с лидерами которой нашим западным «партнерам» действительно лучше не связываться. Ибо, в случае надобности, откусят  им не только высунутый куда не надо палец, типа эсминца «Дефендер»,  но и всю голову.

Юрий Селиванов, специально для News Front

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен, а также Телеграм-канал FRONTовые заметки