Что стоит за сделкой Анкары и Вашингтона по аэропорту Кабула?

Что стоит за сделкой Анкары и Вашингтона по аэропорту Кабула?

Страны НАТО серьезно обеспокоены ситуацией, которая может сложиться в столице Афганистана Кабуле после намеченного на 11 сентября вывода из страны войск международной коалиции

Ранее председатель Комитета начальников штабов Вооруженных сил США генерал Марк Милли сообщил, что в Брюсселе проходили совещания, на которых обсуждался вопрос об обеспечении безопасности в международном аэропорту Кабула, от чего, по словам генерала, «зависит дипломатическое присутствие западных стран в Афганистане и их роль в поддержании мира в регионе».

Напомним, что когда в конце сентября прошлого года в Кабул с необъявленным прибыли генсек НАТО Йенс Столтенберг и глава Пентагона Джеймс Мэттис, то аэропорт подвергся ракетному обстрелу. Под удар попала та часть воздушной гавани, откуда совершаются военные вылеты. Ответственность за обстрел взяло на себя исламистское движение «Талибан» (организация запрещена в России). Кстати, с 2002 года управление воздушным движением осуществляется военным штабом НАТО.

И вот американскому изданию The National News стало известно, что правительство Турции согласилось взять на себя ответственность за международный аэропорт Кабула в рамках сделки с НАТО и провести его некоторую техническую модернизацию на сумму 130 млн долларов.

При этом издание ссылается и на заявления местных чиновников, которые утверждают, что у них «нет возможности управлять аэропортами только с участием афганцев из-за отсутствия опыта, а также у нас нет финансовых возможностей для привлечения частных подрядчиков».

Но дело не только в этом. В Брюсселе полагают, что Турция способна удержать под своим контролем и гарантировать безопасность аэропорта Кабула даже в случае, если к власти там прорвутся талибы (движение запрещено в России).

Для таких суждений существуют веские основания. Турция – единственный «мусульманский» член НАТО, который поддерживает военную миссию альянса в этой стране. Турецкие войска дислоцируются в рамках миссии НАТО в Афганистане с 2003 года, но не участвуют в боевых действиях и не подвергались атакам со стороны талибов (движение запрещено в России).

Турция не является соседом Афганистана, и это преимущество, а не препятствие для неё. Она никогда не демонстрировала намерения в установлении контроля над этой страной или навязывании управления, «как пытались делать большинство афганских соседей».

В основном она занимается в Афганистане реформированием административной, судебной, образовательной и здравоохранительной систем, обучением сил афганской полиции, армии и т.д. При этом большая группа афганских полицейских проходила подготовку в построенном Анкарой специальном центре.

Анкаре удается грамотно использовать в Афганистане технологии «мягкой силы»: она восстанавливает мечети и школы, в которых целенаправленно обучают турецкому языку; оказывает активную финансовую помощь протурецким СМИ, проводит трансляции турецких телевизионных сериалов и кинофильмов. Более того, правительство Турции разработало комплекс мер по поддержке турецкого бизнеса в Афганистане.

В самой Турции проходят многочисленные конференции по афганскому вопросу, проводятся трехсторонние встречи с участием трех государств (Пакистана, Афганистана и Турции). В целом объективно Анкара является если не наиболее влиятельным, то заметным игроком во внутренней политике этой страны.

Отметим и другие важные моменты. В своих действиях в Афганистане руководство Турции нашло союзника в лице Катара и две страны создают на севере и западе этой страны подконтрольные им анклавы. При этом Стамбул и Доха опираются на боевиков так называемой прокатарской группировки «Талибан» (движение запрещено в России) и армию этнического узбека генерала Рашида Дустума.

Это очень важный факт в афганской политической жизни, позволяющий говорить о том, что Анкара сохраняет каналы взаимодействия с определенными талибскими (движение запрещено в России) группировками, и в локальном варианте способна действительно контролировать аэропорт Кабула в случае свержения официальной власти, используя договоренности с ними.

На стороне Турции и факторы истории. В начале 20-х годов прошлого века Афганистан одним из первых признал молодую Турецкую Республику. В Анкаре этого не забыли, и после установления дипломатических связей между двумя странами Турция почти до 1960-х годов высылала Кабулу значительную гуманитарную и техническую помощь.

После падения власти президента Наджибуллы и захвата Кабула моджахедами во главе с полевым командиром Ахмад Шахом Масудом турецкая помощь была вновь возобновлена, а после поражения талибов (движение запрещено в России) Анкара установила доверительные отношения с новым руководством Афганистана – правительством Хамида Карзая.

Конечно, в Анкаре очень внимательно наблюдают за ходом событий в Афганистане. Турецкие эксперты, и не только они одни, предполагают возможность после вывода американских войск захвата власти власть в Кабуле талибами (движение запрещено в России).

Они начали праздновать победу уже 29 февраля, в день подписания соглашения о выводе контингента сил НАТО. С декабря прошлого года по май территория, контролируемая талибами, увеличилась с 30 до 40% (по некоторым оценкам – до 70%). По афганской традиции после захвата оппозицией 50% страны начинается массовый переход на ее сторону племён, органов местных администраций и, наконец, армии.

Так что может сложиться так, что из всех военных подразделений НАТО в стране останутся только турецкие части. Они могут столкнуться с самыми различными вариантами развития событий: процессом распада страны с межэтническими конфликтами или попытками различных политических и этнических сил договориться. Но при любом раскладе роль Турции в этих процессах будет увеличиваться.

«Мы готовы взять на себя любое посредничество, которое способствовало бы миру в Афганистане», – говорил недавно пресс-секретарь правящей «Партии справедливости и развития» Омер Челик. Но намеченная в Стамбуле международная конференция по афганскому урегулированию до сих пор так и не состоялась.

Напомним, что инициатива проведения международной конференции по афганскому урегулированию под эгидой ООН принадлежит Вашингтону. Предполагалось, что она будет напоминать боннскую встречу 2001 года, когда был согласован состав и полномочия переходного правительства Афганистана, назначен его глава и намечен график государственных реформ.

Но план Анкары возглавить миротворческую миссию в случае договоренностей между Кабулом и талибами (движение запрещено в России) проваливается, хотя она стала наращивать взаимодействие с официальным Кабулом и с другими политическими силами страны.

Становится очевидным то, что страна, которая рискует взять на себя роль главного мирного посредника в афганском урегулировании, должна обладать мощными политико-дипломатическими и другими ресурсами в регионе. У Турции таковых не имеется, хотя у нее есть амбиции, которые не соответствуют интересам как определенных внутриполитических сил в Афганистане, так и внешних игроков. Свои стратегические интересы в Афганистане есть также у России, Пакистана, Индии и Китая, которые тоже готовятся к уходу США из Афганистана.

Главной особенностью Афганистана является его расположение на стыке Ближнего Востока, Средней Азии, Дальнего Востока, индо-пакистанского региона. Контроль над этой страной мог бы открыть широчайшие возможности в области торговли и геополитики. Это объясняет многовековую борьбу мировых игроков за влияние в данном регионе.

Однако постоянная нестабильность в Афганистане делает из него не «ключ к Азии», а проблемную зону, ставшую плацдармом для радикальных группировок и контрабанды наркотиков. Так что Турции, вероятно, удастся удерживать контроль над аэропортом в Кабуле, но это не весь Афганистан. «Большая игра» в регионе продолжается, и многие вопросы по-прежнему останутся открытыми.

РусСтрат

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен, а также Телеграм-канал FRONTовые заметки