#content_rb_119478 { min-height:215px; } #content_rb_119475 { min-height:165px; } .code-block-1 { display:flex !important; clear: none !important; } .code-block-2 { display:flex !important; clear: none !important; } figure { padding: 0px; margin: 0px 0px 15px 0px; max-width: 100%; height: auto; } iframe { max-width: 100%; height: 500px; } @media screen and (max-width: 600px) { #content_rb_119478 { min-height:0px; height:0px; } #content_rb_119475 { min-height:0px; height:0px; } .player__container { width: 375px !important; height: 400px; } iframe { height: 250px; } } .player__container { width: 100% !important; height: 500px; } .single .all-news__inner .article { border-top: 1px solid #ccc; padding-top: 20px; margin-top: 10px; } .sidebar-news { font-weight:500; } .sidebar-news-block { background: #f3f5f7; } .sidebar--f-l { padding-bottom: 15px; } .lazyloaded{ max-height: 450px; object-fit: contain; } .nocrop { object-fit: contain !important; } #buttonup { display: inline-block; background-color: #263238; width: 60px; height: 60px; text-align: center; border-radius: 4px; position: fixed; bottom: 30px; right: 30px; transition: background-color .3s, opacity .5s, visibility .5s; opacity: 0; visibility: hidden; z-index: 1000; padding: 12px; } #buttonup::after { font-size: 1em; line-height: 60px; color: #fff; } #buttonup:hover { cursor: pointer; background-color: #52585a; } #buttonup:active { background-color: #555; } #buttonup.show { opacity: 1; visibility: visible; } .btn-load-more { width:100%; } .entry-title { margin-top: 15px; } .yarpp-related h3 { padding: 0 17px!important; } .main-head--mb15 { margin-bottom: 15px!important } .videobutton{ background: rgb(210,23,3); background: linear-gradient(90deg, rgba(210,23,3,0.4) 0%, rgba(38,50,56,0.3) 73%); } .videobutton a:hover { color: #fff!important; } .article-link { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .article-link:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .top-news__main { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .top-news__main:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .video-list__img { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .video-list__img:hover { -webkit-filter: brightness(60%);}

Голос Мордора: На Украине обошлись без поджога Рейхстага

Голос Мордора: На Украине обошлись без поджога Рейхстага

На Украине, конечно же, очень сильно и радикально модернизировали германский нацизм. Для уничтожения крупнейшей в стране оппозиционной силы обошлись даже без поджога Рейхстага

А зачем так мучиться? Ведь несмотря на всё происходящее в стране, весь «цивилизованный мир» всё равно на стороне Украины, по крайней мере на словах, а значит, украинские власти имеют индульгенцию практически на любые действия. Пусть это будет наступление на свободу слова, уничтожение оппозиции – США и Евросоюз попросту делают вид, что ничего этого не происходит.

Вот вы можете представить, что начнётся, если в России, к примеру, закроют ТВ канал «Дождь»* или «Новую газету»*? Я не упоминаю «Эхо Москвы», потому что эта радиостанция вполне себе системная и ей, на самом деле, позволено абсолютно всё. Она неприкасаемая. Но вот, например, если бы начались какие-то поползновения в сторону «Дождя» — во все глотки орал бы весь «цивилизованный мир». Тут «Медузе»* влепили вполне логичный статус «иноагента» и это уже воспринимается как самое настоящее преступление против свободы слова.

Или «Радио Свобода»*, которое вполне себе вольготно работает в России, да ещё имеет кучу региональных проектов «Реалии», которые, по сути, обрисовывают контуры расчленения России, о котором они так мечтают. «Радио Свобода», по сути вообще никакого отношения к России не имеет, СМИ другого государства, да причём, с явно выраженной антироссийской направленностью. И ничего, работает. Да ещё США угрожают России «проблемами», если та вознамерится «Радио Свобода» закрыть.

Три оппозиционных ТВ канала, попросту выпиленных из информационного пространства Украины, не могли себе позволить и десятую часть того, что позволяют «свободные и независимые СМИ» в России. Хотя бы по той причине, что разобраться с ними могли просто и быстро даже без вмешательства государства. Прибежали бы какие-нибудь хлопцы с вольфсангелями и спалили бы редакции этих каналов на хрен. И полиция бы не вмешалась, а пожарные замешкались и не приехали вовремя. Или подъезды к месту пожара были бы заблокированы. Прецеденты, правда в более мягко виде, уже были. И ничего, весь мир молчал.

Зато, когда кто-то плеснул что-то, воняющее калом на редакцию «Новой газеты» в России, это было воспринято как «химическая атака». Да-да, именно так и писали. Вот прям битва при Ипре.

Но, вернёмся к Украине. Три закрытых ТВ канала были достаточно востребованными и влиятельными. Их аудитория была очень большой, а сами каналы вполне себе допускали и плюрализм, там высказывались самые разные точки зрения. Но проблема в том, что точка зрения на Украине возможно только одна, пусть и в разных вариациях. Собственно, как и на политическом поле недопустима никакая оппозиция. Кто-то может возразить, что в Раде сидит много партий, а Порошенко – ярый оппонент Зеленского, но на самом деле, это те же яйца, но только в профиль. Никакой принципиальной разницы нет. Все они за строительство мононационального фашистского государства и все они за войну.

К Медведчуку можно относиться по-разному. Я и сам далеко не его адепт, но его политическая сила была единственной, кто хоть как-то этому всему сопротивлялся. Когда большинство украинцев голосовало на выборах за Зеленского и его партию, они надеялись, что именно они станут силой, которая будет полностью противоположна Порошенко и его «партии войны», но в итоге оказалось, что «Слуги народа» — точно такие же, лишь с некоторыми модификациями. И теперь получается, что на Украине вообще не будет никаких оппозиционных сил. А украинцы попросту лишены права голоса.

Не надо строить иллюзий, что полный разгром оппозиции на Украине исключительно местная инициатива. Всё это происходит не только при полном одобрении кураторов из-за океана, а возможно, что и по их прямому приказу. Наверное неслучайно, что самые жёсткие и решительные действия властей против оппозиции начались непосредственно после того, как Украину посетил госсекретарь США Блинкен. Ну вот не верю я в совпадения. Да наверное и посольство США на Украине скоро отметится, поблагодарив Зеленского за «борьбу с агентами Кремля на Украине» в Твиттере или Фэйсбук.

Голос Мордора, специально для News Front

* — СМИ, признанные иностранным агентом по решению Министерства юстиции РФ.

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен, а также Телеграм-канал FRONTовые заметки