Почему Зеленский не стал приговором Порошенко?

Почему Зеленский не стал приговором Порошенко?

Народный депутат от фракции «Слуга народа», глава комитета Верховной Рады по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики Даниил Гетманцев призвал правоохранительные органы Украины к ускорению расследования уголовных дел, касающихся злоупотреблений Порошенко и связанных с ним чиновников. Украина.ру вспоминала самые резонансные из них

«Мы помним историю Гладковских-Свинарчуков, когда продукция для ВСУ закупалась по завышенным ценам, и в этом направлении участвовали предприятия, связанные с бывшим президентом. Или возьмём завод «Ленинская кузница» — в СМИ были расследования о том, что двигатели для наших кораблей и сами корабли ремонтировались там по завышенным ценам. Вспомним завод «Богдан» (ещё одно предприятие, принадлежащее промышленной империи экс-президента Порошенко. — Ред.), который поставлял по завышенным на 66% ценам транспортные средства нашей армии. Это не укладывается в голове нормального человека — как можно зарабатывать на святом», — заявил Гетманцев.

Нардеп также рассказал, что пятый президент Украины Пётр Порошенко умышленно 3 года блокировал подписание закона, который вносил изменения в Уголовный кодекс, согласно которым устанавливалась ответственность за поставки некачественного оборудования для украинской армии. Сейчас, по его мнению, существуют все условия, чтобы расследовать и передать дела в отношении махинаций представителей предыдущего режима в суд.

Как известно, коррупция при бывшем гаранте Конституции не знала границ. Оборонные заказы являлись одним из наиболее подверженных этому явлению секторов экономики — на них воровали сотнями миллионов под лицемерные утверждения про заботу о нуждах украинских солдат.

Дело о масштабном хищении средств Свинарчуками-Гладковскими в «Укроборонпроме»

Одним из таких ярких примеров является дело о расхищении средств в «Укроборонпроме», где обвиняемым проходит друг пятого президента Олег Свинарчук-Гладковский. Расследование, опубликованное в программе «Наши деньги» Денисом Бигусом, выявило, что госпредприятие контрабандой через фирмы-прокладки закупало комплектующие для военной техники из России по завышенным ценам. Курировал данный процесс сын Олега Гладковского — Игорь, возглавлявший предприятие «Оптимумспецдеталь», а его помощниками выступали Виталий Жуков и Андрей Рогоза. Их роли распределялись следующим образом: Гладковский-младший по надобности мог «припугнуть директоров» и «внести нужный вопрос в повестку дня на заседании СНБО через отца». Второй участник — Виталий Жуков — «оформлял документы, носил деньги и договаривался с директорами заводов». Третьего участника — Андрея Рогозу — называют «специалистом по контрабанде».

В беседе с руководителями госпредприятий и поставщиками они прямо говорят о контрабанде из России и обсуждают перечисление денег. Между собой мужчины договаривались, например, о том, какие вопросы Гладковскому-младшему нужно решить через своего отца или через руководителей заводов. Общая сумма, которую заработали участники схемы, составляет не менее 250 млн грн, поскольку государственные оборонные предприятия переплачивали за товар в 2-4 раза. При этом они настолько не опасались последствий своей деятельности, что даже перечисляли взятки должностным лицам через карты «Приватбанка». Авторы сюжета полагают, что выгода махинаторов была еще больше, ибо тот же Рогоза говорил о цифре не менее 500 млн. Данные инциденты относятся к 2015-2016 годам.

Заводские документы свидетельствуют, что некоторые детали, поставленные фирмами Гладковского—Жукова—Рогозы, были плохого качества и не соответствовали требованиям.

Кроме того, в 2016 году бизнесмены, вероятно, перепродавали запчасти, которые уже принадлежали украинской армии и должны были быть утилизированы. Деньги отмывали и переводили в наличные через конвертационные центры. В переписках участники схемы обсуждали проценты, которые получали такие центры. Немаловажно, что одной из фирм-прокладок выступало даже судостроительное предприятие «Кузница на Рыбальском» (бывшая «Ленинская кузница)», до осени 2018 года находившееся в собственности президента Порошенко.

Изначально уголовным делом занялись НАБУ и ГБР. Правоохранители после прихода к власти нынешнего президента Владимира Зеленского активизировали следствие против Гладковского. В начале октября партнера Порошенко даже поместили в СИЗО, но спустя несколько недель подозреваемый вышел под залог в 10,6 млн грн, пообещав защищать «свою честь и достоинство». Об аресте других фигурантов дела впоследствии ничего не было слышно, а резонанс от этих полураскрытых преступлений, казалось бы, значительно утих. Правда, на прошлой неделе НАБУ объявляло в розыск Игоря Гладковского, внезапно покинувшего вместе с отцом территорию Украины. По версии следствия, он вместе ещё с рядом лиц в 2015–2017 годах реализовал коррупционную схему по поставке товаров неизвестного происхождения предприятиям госконцерна «Укроборонпром» с использованием ООО «Оптимумспецдеталь». «Оптимумспецдеталь» получала преференции при заключении договоров и расчётов с предприятиями «Укроборонпрома», а за один из таких договоров фигурант дела получил 950 000 грн неправомерной выгоды.

Отмывание незаконных средств через корпорацию «Богдан»

Впрочем, когда 26 апреля он вернулся, никто задерживать его не стал. Гладковский-младший как ни в чем не бывало получил подозрение в Специализированной антикоррупционной прокуратуре (САП) и ушел домой, утверждая, что летал в Германию проходить лечение от последствий коронавирусной болезни. Многих ли подозреваемых, имеющих возможность скрыться от следствия, так свободно отпускают за границу — вопрос риторический. Кстати, Олег Гладковский даже подал на НАБУ в суд за «преследование его семьи, которое проявлялось в различных формах процессуального террора», что уже наталкивает на мысль о сознательном издевательстве экс-чиновника над правоохранительными органами.

На махинации Гладковского обращали внимание также журналисты «Нового времени». Они писали, что в апреле 2017 года завод «Импульс» из города Шостка (Сумская область), входящий в «Укроборонпром», продал кипрскому офшору 109 пакетов детонаторов по 95 тысяч евро. Затем их оттуда уже гораздо дороже — за 684 тысячи евро — выкупила сербская компания Sloboda. Плата прошла через латвийский банк ABLV, который позже американский Минфин обвинил в отмывании денег. В чьи карманы пошла «разница», издание не указало, однако все контакты осуществлялись через некую Светлану Хромец, работавшую в фирме «Богдан».

Немало публикаций в СМИ посвящено поставкам автомобилей предприятия «Богдан», частично принадлежащего Гладковскому, для нужд ВСУ, осуществлявшимся с нарушением законодательства. Например, в 2018 году были закуплены около 100 медицинских автомобилей по цене 32 тыс. долларов, половина из них оказались некачественными и быстро сломались в ходе эксплуатации. При этом процедура закупки осуществлялась без тендера, по секретной статье оборонного бюджета, а цена оказалась выше на 10%, нежели у КрАЗа, выступавшего конкурентом.

Махинации с «Кузницей на Рыбальском»

В мае 2019 года вернувшийся в Украину бывший замглавы Администрации президента Андрей Портнов инициировал разбирательство злоупотреблений с «Кузницей на Рыбальском». ГБР открыло против Порошенко дело об отмывании средств в размере 300 млн долларов при продаже бывшей «Ленинской кузницы» Сергею Тигипко. По словам Портнова, сделка по продаже Порошенко предприятия была фиктивной, с помощью нее экс-президент отмыл доходы, полученные преступным путём, а именно за счёт украденных у украинской армии средств.

«Мы должны проверить сделку, которую якобы провели за $300 млн Тигипко и Порошенко, — это явная отмывка незаконно похищенных средств. Она проходила через офшорные компании, и мы понимаем уже всю комбинацию. Поэтому, если на основании нашей информации правоохранительные органы обратятся в суд, они могут уже поставить вопрос об аресте всех активов Порошенко», — утверждал юрист.

В рамках расследования был произведён допрос Тигипко, но он ничего не дал, а пятый президент Украины долгое время игнорировал повестки от ГБР под самыми различными предлогами, не опасаясь никаких последствий. Печерский районный суд Киева удовлетворил все 14 ходатайств Госбюро расследований по выемке документов в связи с этим делом. Более того, 17 сентября 2019 года судебным решением всё имущество «Кузницы» подверглось аресту. Казалось бы, всё двигалось в направлении восстановления справедливости и наказания лиц, причастных к незаконным схемам. Однако после увольнения в декабре того же года неугодного Порошенко и Ко руководителя ГБР Романа Трубы расследование быстро выдохлось. В итоге 8 июля прошлого года адвокат экс-президента сообщил о закрытии данного уголовного производства.

Поставка бракованных бронежилетов в ВСУ

Ещё одно яркое дело, которое поначалу развивалось многообещающе, но затем вновь было спущено на тормозах, — поставка некачественных бронежилетов в ВСУ. В нём главным подозреваемым являлся бывший заместитель министра обороны генерал Дмитрий Марченко. 5 ноября 2019 года следователи ГБР сообщили Марченко о подозрении в бездействии власти, повлёкшем тяжкие последствия, совершённом по предварительному сговору группой лиц, в условиях особого периода.

Согласно информации следствия, работники Главного управления развития и сопровождения материального обеспечения ВСУ с апреля по июнь 2019 года осуществили закупку и приём индивидуального обмундирования — 11 тысяч бронежилетов, которые по своим свойствам не способны защитить военнослужащих от поражений огнестрельным оружием. Бывший чиновник, зная об указанных обстоятельствах, не принял мер по непринятию такой продукции, вследствие чего государству нанесено 42 млн грн убытков. То есть чиновники, ведомые лишь жаждой личной наживы, сознательно подвергали своих солдат риску гибели на передовой.

В декабре того же года Печерский суд избрал для Марченко меру пресечения в виде содержания под стражей, но всё же с альтернативой в 20 млн грн. Через месяц, в декабре 2019 года, Порошенко внёс за него залог, что позволило подозреваемому покинуть стены СИЗО. А позже нескольким другим его подельникам апелляция смягчила меру пресечения на круглосуточный домашний арест. Сейчас про активность следственных органов в этом деле информации практически нет.

Перечисленные выше аферы — далеко не единственные, которые проворачивались представителями предыдущего режима, а лишь то, что лежит на поверхности. В своё время Зеленский называл себя «приговором» Порошенко, много говорил о посадках лиц, причастных к коррупционным злоупотреблениям. И для этого у него были все условия.

Сформирована практически полностью подконтрольная вертикаль власти, а значительная часть правоохранительных органов возглавляются людьми из ближайшего окружения  Зеленского, так называемой Зе-командой. Но вопиющее разворовывание бюджета через «оборонку» для Порошенко и Ко по сей день остаётся безнаказанным. Хотя имеются все основания, чтобы отправить пятого президента вместе с частью его друзей и бизнес-партнёров за решётку. У Зеленского полностью отсутствует главное — политическая воля и жёсткая требовательность относительно дел Порошенко, а это, в свою очередь, создаёт предпосылки для реванша предшественника.

Виталий Диденко, Ukraina.ru

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен, а также Телеграм-канал FRONTовые заметки