'/></noscript> <style type= #content_rb_119478 { min-height:215px; } #content_rb_119475 { min-height:165px; } .code-block-1 { display:flex !important; clear: none !important; } .code-block-2 { display:flex !important; clear: none !important; } figure { padding: 0px; margin: 0px 0px 15px 0px; max-width: 100%; height: auto; } iframe { max-width: 100%; height: 500px; } @media screen and (max-width: 600px) { #content_rb_119478 { min-height:0px; height:0px; } #content_rb_119475 { min-height:0px; height:0px; } .player__container { width: 375px !important; height: 400px; } iframe { height: 250px; } } .player__container { width: 100% !important; height: 500px; } .single .all-news__inner .article { border-top: 1px solid #ccc; padding-top: 20px; margin-top: 10px; } .sidebar-news { font-weight:500; } .sidebar-news-block { background: #f3f5f7; } .sidebar--f-l { padding-bottom: 15px; } .lazyloaded{ max-height: 450px; object-fit: contain; } .nocrop { object-fit: contain !important; } #buttonup { display: inline-block; background-color: #263238; width: 60px; height: 60px; text-align: center; border-radius: 4px; position: fixed; bottom: 30px; right: 30px; transition: background-color .3s, opacity .5s, visibility .5s; opacity: 0; visibility: hidden; z-index: 1000; padding: 12px; } #buttonup::after { font-size: 1em; line-height: 60px; color: #fff; } #buttonup:hover { cursor: pointer; background-color: #52585a; } #buttonup:active { background-color: #555; } #buttonup.show { opacity: 1; visibility: visible; } .btn-load-more { width:100%; } .entry-title { margin-top: 15px; } .yarpp-related h3 { padding: 0 17px!important; } .main-head--mb15 { margin-bottom: 15px!important } .videobutton{ background: rgb(210,23,3); background: linear-gradient(90deg, rgba(210,23,3,0.4) 0%, rgba(38,50,56,0.3) 73%); } .videobutton a:hover { color: #fff!important; } .article-link { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .article-link:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .top-news__main { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .top-news__main:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .video-list__img { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .video-list__img:hover { -webkit-filter: brightness(60%);}

Украина: отсечь от высшего образования тех детей, у чьих родителей мало денег

Украина: отсечь от высшего образования тех детей, у чьих родителей мало денег

1 сентября 2021 года для десятков тысяч украинских школьников будет перекрыта дорога к полному среднему образованию

На Украине стартует реформа образования, рассчитанная на 2021-2024 гг. Основные положения реформы изложены в законе «О полном общем среднем образовании», принятом Верховной радой в прошлом году.

Все школы будут разделены на три категории: начальные (1-4-е классы), гимназии (5-9-е классы с базовым образованием) и лицеи (10-11-е классы) с профильным обучением.

Суть реформы в том, чтобы поделить выпускников 9-х классов на две категории. Дети, желающие получить высшее образование, должны определить будущую специальность и поступить в лицей с углублённым изучением конкретных предметов. Тех, кому мест в лицеях не хватит (а их не хватит), ждут в «профессиональных колледжах» (прежних техникумах и ПТУ). Там их обучат рабочим профессиям.

Творцы реформы убеждают, что лучше быть востребованным электриком, чем безработным юристом. А то, что в начале 2019 учебного года на Украине были закрыты 120 школ, представителей властей не беспокоит: мол, неполные классы, аварийное состояние помещений, реорганизация школ в филиалы «опорных» учебных заведений…

А самое главное, что новый закон о «полном общем среднем образовании» вводит дискриминацию.

Учреждать лицеи смогут только областные и городские советы населённых пунктов с численностью жителей более 50 тыс. Это означает, что миллионы школьников окажутся за бортом высшего образования. Возьмём пример. Винница – единственный город в области, где население превышает 50 тыс. Ни Гайсин, ни Жмеринка, ни Могилёв-Подольский, ни Тульчин, ни Хмельник (а это всё центры районов) не будут иметь ни одной школы для обучения ребёнка после девятого класса. В Черкасской области лицеи останутся лишь в трёх городах: Черкассы, Смела и Умань; в городах Золотоноша, Звенигородка учиться детям в 9-10-х классах будет негде.

У родителей выбор: либо всеми правдами и неправдами устраивать детей в лицеи, и без того переполненные (принимать туда будут только по конкурсу, со вступительными экзаменами), либо отправлять детей в коммерческие школы, которых новый закон почему-то не касается.

Украина по большому счёту – сельская страна. В ней 28 377 сёл, 885 посёлков городского типа и только 460 городов. Таким образом, почти 30 тысяч сёл, посёлков и часть городов Украины будут лишены возможности давать проживающим в них детям полное общее среднее образование (10-11-е классы). Такое образование не смогут получить как минимум 50% школьников, заканчивающих в 2021 году 9-й класс.

То есть на Украине растоптали теперь ещё и ст. 53 Конституции, где написано, что «каждый имеет право на полное общее среднее образование».

Первыми забеспокоились киевляне: только в одном из районов столицы 25 общеобразовательных школ в 2021 году не будут набирать учеников в 10-11-е классы; эти школы преобразуются в гимназии, верхний порог которых – 9-й класс. Родителям оставят всего 10 лицеев района, куда «лишних» школьников не примут; зачисление в лицеи будет зависеть от толщины кошельков родителей.

Киевлянин Александр Крикунов пишет в «Фейсбуке», что образованные люди Украине больше не нужны. «После реформы высшее образование станет привилегией детей очень обеспеченных и обладающих «правильными» связями родителей. А две трети выпускников 9-х классов будут направлены для получения рабочих специальностей – в техникумы и ПТУ».

Растёт беспокойство и в областях. Так, в Херсоне из 47 школ с 10-11-ми классами обучения уцелеют только четыре!

Реформа образования оборачивается социальной катастрофой. Цель тех, кто хладнокровно готовит катастрофу, – отсечь от вузов детей, чьи родители не имеют денег.

На Украине полно вакансий дворников, сварщиков, водителей, трактористов, сантехников, плотников и прочих рабочих специальностей. Вот пусть туда и идут. Кто-то может отправиться в Европу, которая нуждается в сельскохозяйственных рабочих. В той же Польше в конце 2020 года в реестре числилось 628 тыс. иностранцев – плательщиков страховых взносов (подавляющее число – граждане Украины).

Социальная катастрофа, к которой готовят Украину, «реформируя» школу, – не ошибка властей, а следование требованиям внешнего управления. Киев в обмен на предоставление транша от МВФ в $5 млрд. должен ужесточить налогово-бюджетную политику, продолжить пенсионную реформу (с целью «более продолжительной работы» людей старшего поколения), а также «реформировать» медицину и образование. Последнее подразумевает «оптимизацию» – закрытие «лишних» школ с увольнением части учителей.

В конце января правительство своим постановлением внесло необходимые изменения в порядок обучения детей. Ещё один шаг к созданию на Украине системы социального апартеида сделан.

Владимир Пойманов, ФСК

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен, а также Телеграм-канал FRONTовые заметки