Мы находимся лишь в самом начале великого и ужасного времени перемен

Мы находимся лишь в самом начале великого и ужасного времени перемен

Можно было бы сказать, что завтра, 3 ноября 2020 года, состоятся президентские выборы в США. Но это будет во многом ошибочным утверждением

Во-первых, хотя наибольшее внимание прессы и международных экспертов приковано к президентской гонке, граждане Соединённых Штатов избирают не только главу государства, но и членов конгресса. Палата представителей переизбирается полностью, сенат — частично.

Во-вторых, на сегодняшний день проголосовали более 90 млн человек — по почте и очно, на участках для досрочного волеизъявления. Учитывая, что общее число зарегистрированных избирателей составляет 156 млн, можно сказать, что выборы давно уже идут полным ходом и явка превысила 57%.

В-третьих, американские выборы можно считать состоявшимися, когда проигравший кандидат позвонил победителю и признал своё поражение. Избиркомы в штатах ещё подсчитывают голоса, Федеральная избирательная комиссия продолжает собирать протоколы с мест, а имя человека, который будет возглавлять Соединённые Штаты в следующие четыре года, уже известно. В этом году, судя по всему, такой звонок не последует. Ни в ночь выборов, ни наутро, ни в последующие три-пять дней. Будет большим чудом, если вопрос о власти в США решится в течение недели и даже месяца.

Существует множество способов попытаться переиграть выборы. Времени много — аж до второй половины января будущего года. Согласно Конституции и 20-й поправке к ней, 20 января 2021 года в Овальном кабинете Белого дома должен находиться на рабочем месте либо новый, либо переизбранный на второй срок президент. До этой даты у обеих сторон есть масса возможностей откладывать окончательное решение вопроса, стараясь склонить чашу весов в свою пользу.

Формально имя президента и вице-президента страны становится известно после того, как соберётся и проголосует коллегия выборщиков, а затем новый состав конгресса на совместной сессии обеих палат утвердит это голосование. Ранее, за исключением особых случаев, все эти процедуры были полностью формальными, своего рода церемониями. На сей раз все они могут быть задействованы для выяснения вопроса о власти.

В ходе уже упомянутой совместной сессии палат конгресса по отдельности утверждаются результаты голосования делегаций выборщиков от штатов. Всего таких делегаций 51: 50 — от штатов и одна — от Федерального округа Колумбия. По каждой из них может быть подан письменный протест. Для его принятия к рассмотрению достаточно двух подписей — одного сенатора и одного члена палаты представителей от штата. Если такой документ подаётся, совместная сессия прерывается и законодатели расходятся по своим палатам обсуждать и голосовать по соответствующему протесту. В результате выборы в отдельном округе или даже штате могут быть признаны недействительными, а мандаты соответствующих выборщиков отозваны.

Это может привести к тому, что ни один кандидат не наберёт необходимых для победы 50% голосов выборщиков плюс один голос.

Результаты голосования можно оспорить и на уровне штатов. Тогда дело может дойти до пересчёта голосов в отдельных округах, а также в штате в целом. Такое решение принимает суд. Как показывает историческая практика, дело довольно быстро доходит сначала до Верховного суда штата, а затем и до Верховного суда США. В 2000 году пересчёт голосов в нескольких избирательных округах Флориды был начат по решению ВС штата, а прекращён по вердикту ВС США.

Так или иначе, может сложиться ситуация, когда коллегия выборщиков в усечённом составе не сможет принять возложенное на неё решение. Тогда судьбу президентства должен решить конгресс. Сенат простым большинством выбирает вице-президента, а палата представителей — главу государства. В нижней палате голосование проводится по делегациям от штатов. В нынешнем её составе преимущество у республиканцев (несмотря на то, что простое большинство принадлежит демократам) — они контролируют 26 делегаций из 50.

В новой палате представителей расклад сил может быть другим. Но в любом случае и на судей, и на конгрессменов, и на выборщиков будет оказываться беспрецедентное давление со стороны уличных активистов. Впрочем, «начать игру» эти активисты (в основном леволиберальные) могут и раньше — блокируя и наводя собственные порядки на участках для голосования, захватывая избиркомы и запугивая избирателей. На вечер 3 ноября левыми радикалами и штабом движения Black Lives Matter уже назначен митинг у Белого дома с единственным лозунгом — «Трамп должен уйти!». Готовятся к тому, чтобы сказать своё слово, протестующие и в других городах. Видимо, вспыхнувшие с новой силой накануне выборов расовые волнения и сопровождающиеся ими бунты, грабежи и погромы являются разминкой перед решительными действиями 3—4 ноября и в последующие дни.

То, как готовятся демократы и дружественная им леворадикальная улица к дню выборов, является одним из главных индикаторов реальных настроений в американском обществе. Либералы готовятся власть отбирать силой, а не мирно выигрывать. По всей видимости, потому что не всё так радужно для кандидата от Демократической партии, как об этом сообщают опросы, публикуемые мейнстримными американскими СМИ.

Согласно синтетическому рейтингу новостного агрегатора Real Clear Politics, основанному на усреднении данных опросов ведущих агентств и средств массовой информации, Трамп отстаёт от Байдена на 7%. Однако общенациональные индикаторы никогда не давали точных прогнозов, поскольку голосование проводится по штатам (из-за чего и нужна коллегия выборщиков), так что время от времени в американской истории случалось так, что кандидат, завоевавший общенациональное большинство, проигрывал выборы. В 2000-м и в 2016-м дело обстояло именно так.

Большинство предвыборных рейтингов составляется по заказу изданий и телеканалов, имеющих собственную политическую повестку. Но среди всего массива исследований выделяются те, что проводятся солидными исследовательскими центрами, а также институтами и частными аналитиками, верно предсказавшими исход предвыборной борьбы в 2016 году.

Рассмотрим, в частности, прогнозы агентств Gallup и Rasmussen Reports, входящих в так называемую большую социологическую тройку США.

По данным Rasmussen, разрыв между Трампом и Байденом составляет всего лишь 3%, что совпадает со статистической погрешностью исследования.

Специалисты Gallup пошли другим путём. Они попытались выяснить политические предпочтения избирателей косвенно. Согласно опросу, проведённому в первой половине октября, 49% американцев солидарны с Дональдом Трампом по основным политическим и социально-экономическим вопросам, в то время как с Байденом согласны лишь 46%. Более того, впервые за 20 лет большинство избирателей (56%, несмотря на коронавирус и вызванное им падение экономических показателей) заявили, что сегодня живут лучше, чем четыре года назад.

И всё же судьбу выборов решат несколько штатов, на которые и направлено сегодня основное внимание социологов и экспертов. Очень многое будет зависеть от Флориды и Южной Каролины, а также от штатов Среднего Запада — Айовы, Огайо, Пенсильвании, Мичигана, Висконсина и Миннесоты. Определённую роль в президентской гонке могут также сыграть Аризона и Невада. Сегодня синтетические рейтинги Real Clear Politics кандидатов в этих штатах различаются лишь на 3%, что также примерно равно статистической погрешности проводимых опросов. Кроме того, сегодняшние цифры очень напоминают таковые четыре года назад, когда все прочили Трампу неминуемое поражение, — с той лишь разницей, что сейчас рейтинги у Трампа повыше. А в Айове, согласно исследованию местного издания Des Moines Register, действующий президент серьёзно опережает Байдена — аж на 7%.

Наконец, стоит обратить внимание на аналитику тех агентств и частных исследователей, которые верно предсказали исход выборов 2016 года, опираясь на методики и индикаторы, которые были начисто проигнорированы их коллегами. Начну даже не с экспертной оценки, а с частного мнения человека, основанного на его личном опыте общения со сторонниками Трампа. Речь идёт о либеральном кинодокументалисте и публицисте Майкле Муре (нам он известен по ленте 2001 года «Фаренгейт 911» об администрации Буша-младшего). Будучи идейным противником Трампа, он в 2016-м предупреждал демократов, что они проигрывают выборы. От него отмахивались, ссылаясь на рейтинги, но вскоре вынуждены были признать его правоту. На днях Мур снова призвал руководство Демпартии не расслабляться. Он заявил, что Средний Запад снова проголосует за Трампа и что социологи всегда занижают число трамповских сторонников, всегда недооценивают.

Среди тех исследовательских центров, что верно оценили электоральные перспективы кандидатов в 2016 году, стоит выделить такие агентства, как Trafalgar Group и Insider Advantage. Сегодня специалисты обеих фирм отдают предпочтение действующему президенту. Нельзя не упомянуть и известного американского политтехнолога Дугласа Маккиннона, который четыре года назад за неделю до выборов разослал в СМИ электронное письмо с абсолютно точным предсказанием результатом президентских выборов по всем штатам. После этого даже появился мем «метод Маккиннона». В чём конкретно он заключается, никто доподлинно не знает, но сам эксперт утверждает, что нашёл способ учёта так называемых стесняющихся (иногда говорят — «спрятанных») избирателей Трампа, которые так удивили экспертов в 2016-м.

Сегодня Маккиннон также предрекает победу Дональду — с результатом от 278 до 312 выборщиков (при необходимых для победы 270). Разумеется, то, что в прошлом электоральном цикле те или иные исследователи верно предсказали победу Трампа, а партийно ангажированные либеральные СМИ ошиблись (или попросту подкручивали результаты опросов с целью предвыборной агитации), вовсе не означает, что сегодня стоит верить «угадавшим Трампа» на все 100%. Во всяком случае, верить исключительно на том основании, что единожды они оказались правы. Это было бы попросту ненаучно.

Точно так же ненаучны все заявления либеральных экспертов, что, мол, 2020-й — это не 2016-й, всё будет на сей раз иначе. На каком основании делается такое заключение?

Но в том-то и дело, что старые добрые научные методы изучения американской электоральной действительности приказали долго жить. Они были погребены мейнстримной прессой и политическими функционерами под тоннами лжи и риторической повесткой ненависти и разделения. Замечу, что в этом виновны не только американские либералы, но и консерваторы. В оправдание последних можно лишь сказать, что не они это начали. Две части расколотой по культурным, экономическим и политическим соображениям Америки сегодня не просто чужды друг другу, они ненавидят своих оппонентов и считают их главной угрозой своему образу жизни и своему будущему. Консенсусных тем практически не осталось. Во внутренней политике — совершенно точно.

Возможно, это является одой из причин (если не важнейшей из них) того, что социология в США перестала работать. Да, СМИ и экспертократия нынче полагают объективность вещью лишней и даже вредной, а потому искажают чужие слова, статистику, историю и даже научные факты таким образом, чтобы это служило вполне определённым политическим интересам. Но такое положение вещей само порождено разделением в обществе и его запросом на конфликт. Конфликт, который «самая совершенная демократия в мире» не в состоянии не то что разрешить, а даже хотя бы притушить или заморозить.

А потому Америку ждут нелёгкие времена. В штатах, что сегодня всё чаще называют не колеблющимися (swing states), а сражающимися (battleground states), просто невозможно решающее преимущество одного из кандидатов. Ещё более немыслимо лёгкое согласие с победой своих врагов. А значит, в Пенсильвании, Мичигане, Висконсине, Миннесоте, Северной Каролине, Флориде, а возможно, и в Аризоне, Неваде, Нью-Гемпшире и Мэне спор о «правильном подсчёте голосов» начнётся уже в ночь выборов. И начнётся он на фоне уличной активности и столкновений сторонников Трампа и Байдена с полицией и друг с другом.

А там, глядишь, подтянутся противники и союзники нынешнего хозяина Белого Дома в спецслужбах и прочих силовых ведомствах…

Огромной удачей для США и всего мира будет завершение политического сезона — 2020 без большой крови и без введения в граде на холме военной диктатуры. Но даже если эти риски будут купированы, и после инаугурации нового-старого (или старого-нового) президента раскол Америки (а вместе с ней и всего мира) сохранится.

Мы находимся лишь в самом начале великого и ужасного времени перемен. На сей раз его эпицентр находится на Западе, в его сердце — в граде на холме. Но это не значит, что волны хаоса этой катастрофы не докатятся до нас. В этом смысле готовиться следует не ко второму сроку Трампа и не к приходу к власти Камалы Харрис, а к продолжению большой гражданской войны на Западе, которую американские и европейские партнёры не преминут экспортировать вовне.

В такие дни, ей-Богу, как-то иначе начинаешь воспринимать паранойю Джона Эдгара Гувера и Джозефа Маккарти!

Дмитрий Дробницкий, RT

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен, а также Телеграм-канал FRONTовые заметки