Как глубоко христианский народ Египта стал фанатично исламским. American Thinker, США

Как глубоко христианский народ Египта стал фанатично исламским. American Thinker, США

Многие забывают о том, что до прихода ислама Египет был глубоко христианской страной. Если бы не упрямая стойкость и терпение коптов, христианства в Египте не осталось бы совсем. Чтобы понять важность этой трансформации, нужно дать небольшое историческое пояснение

Одно из преимуществ новой книги Адела Гинди (Adel Guindy) «Меч над Нилом: краткая история коптов под исламским правлением» (A Sword Over the Nile: A Brief History of the Copts Under Islamic Rule) заключается в том, что она в скрытой форме отвечает на важный вопрос: как и почему немусульманские народы принимают ислам? В данном случае, рассматривается проблема Египта. В VII веке это была преимущественно христианская страна, а в XXI — мусульманская. Как всё поменялось?

Многие забывают о том, что до прихода ислама Египет был глубоко христианской страной. Чтобы понять важность этой трансформации, нужно дать небольшое историческое пояснение.

До исламского вторжения Египет был родиной многих раннехристианских теологических гигантов и отцов церкви. Из Египта происходят Климент Александрийский (р. 150), Ориген Великий (р. 185), Антоний Великий, отец монашества (р. 251), Афанасий Великий (р. 297), главный защитник Никейского символа веры, который до сих пор исповедуют все основные христианские конфессии. Катехизационная школа в Александрии была важнейшим церковным и учебным центром древнего христианства.

Джон Кассиан (John Cassian), европеец, в районе 400 года привёл свидетельства, ещё раз доказывающие, насколько глубоко христианским был доисламский Египет. Он писал: «путешественник, следующий из Александрии, расположенной на севере, на юг в Луксор, весь путь будет слышать молитвы и гимны монахов, отшельников и затворников в разбросанных по пустыне монастырях и пещерах».

Некоторые европейцы, например, британский историк и археолог Стенли Лейн-Пул (Stanley Lane-Poole; р. 1931), утверждали, что коптские миссионеры первыми принесли Евангелие в отдаленные уголки Европы: в Швейцарию, Великобританию и, в особенности, Ирландию. Совсем недавно в разных регионах Египта обнаружили самый древний пергамент, содержащий слова Евангелия (документ датируется первым веком), а также самое древнее изображение Христа.

Соответственно, чтобы христианский Египет стал мусульманским потребовалось какое-то очень значительное, катастрофическое событие. Этим событием стало жестокое преследование, в «Мече над Нилом» страница за страницей повествует о 14 веках исламского правления.

Если кто-то считает коптские источники предвзятыми по отношению к исламу, то стоит отметить, что мусульманские источники часто подтверждают написанное в них. К примеру, в авторитетной истории Египта авторства Такиюддина аль-Макризи (Taqi al-Din al-Maqrizi; ум. 1442) описывается, как мусульмане сжигали церкви, убивали христиан и делали рабами коптских женщин и детей. Всё это происходило при согласии, если даже не содействии, властей. Единственным способом спастись тогда (а иногда и сейчас) было отказаться от христианства и принять ислам.

И действительно, однажды историк описывает особенно вопиющий случай преследования, произошедший в XI веке, тогда убили бесчисленное количество людей, а 30 тысяч церквей сожгли или превратили в мечети (обратите внимание на число церквей, оно свидетельствует о глубокой христианизации доисламского Египта). После описания всех жестокостей мусульманский историк делает интересное замечание: «В этих условиях огромное число христиан приняли ислам». (В этих строках практически слышится триумфальное «Аллах Акбар»).

Между тем, не одно только физическое насилие смогло превратить настолько христианизированную нацию в мусульманскую. Завоевывая христианские и иудейские земли, мусульмане вводили там особую систему дискриминационных правил, названных «Договор Умара» и основанных в основном на Коране (9:29). Населению завоеванных территорий предоставлялись некоторые религиозные свободы, но при этом накладывалось финансовое бремя (джизья), социальное неравенство, вводился ряд других ограничений. Всё это десятилетие за десятилетием, век за веком заставляло коптов принимать ислам, чтобы облегчить трудности и достигнуть хоть какого-то подобия равенства.

Историк Альфред Батлер (Alfred Butler) своей книге «Арабское завоевание Египта» (The Arab Conquest of Egypt) упоминает «жестокую систему, заставляющую христиан принимать ислам». Он поясняет:

«Несмотря на то, что после капитуляции коптам была теоретически гарантирована религиозная свобода, вскоре оказалось, что на деле она была очень призрачной и иллюзорной. В религиозной свободе, отождествляемой с социальными и финансовыми оковами, не могло быть ни сущности, ни жизнеспособности. Ислам распространялся и социальное давление на коптов стало невыносимым. Финансового бремени, казалось, было сложнее избежать, ведь с каждый годом количество христиан и евреев, плативших подушный налог [джизью] уменьшалось, а их изоляция становилась всё подозрительней. Бремя христиан становилось тем тяжелее, чем меньше их становилось [имеется ввиду, чем больше христиан переходило в ислам, тем больше было давление на оставшихся]. Таким образом, чудо заключается в не в том, сколько коптов уступили течению, с ужасной силой несущему их к исламу, а в том, сколько христиан смогло противостоять ему. Они смогли выдержать все бури, 13 веков пытавшиеся сдвинуть их веру с её основания».

В этом и заключается забытая история сокращения числа коптов. Многие апологеты утверждают, что тот факт, что в Египте сохраняется 10% христиан, говорит о толерантности ислама, однако всё совсем наоборот. За века насилия жизни многих христиан оборвались, но духовная и культурная самобытность значительного большего числа людей была уничтожена, когда они обратились в ислам. (В этом заключается иронически грустный цикл, в который впал современный Египет: многие из мусульман, преследующих сейчас христиан, сами являются давними потомками коптов, перешедших в ислам, чтобы избежать гонений).

Вкратце, если бы не упрямая стойкость и терпение коптов, христианства в Египте не осталось бы совсем, как это произошло в остальных странах Северной Африки, ведь до исламского завоевания в VII веке этот регион был в основном христианским.

В этой связи интересно отметить, что, согласно Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказания за него, принятой резолюцией 260 (III) Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1948 года, и насильственное, и не насильственное давление считаются факторами геноцида. «Убийство» или причинение «серьезных телесных повреждений или умственного расстройства» представителям любой группы людей (в данном случае «неверным» коптам») являются первыми двумя законными признаками геноцида. Третье положение резолюции 260 определяет «замедленный геноцид», под который подходит жизнь коптов при исламе: «Предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение её».

Эта выдержка из резолюции 260 точно повторяет предписанное так называемым «Договором Умара». Он предусматривает плохие «условия жизни», рассчитанные побудить коптов отказаться от своего христианского наследия. Ведь так они смогут воспользоваться всеми преимуществами принятия ислама, среди которых прекращение преследования и дискриминации. Всё это подробно описано в книге «Меч над Нилом».

Рэймонд Ибрагим, American Thinker, США

Перевод ИноСМИ

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен, а также Телеграм-канал FRONTовые заметки