#content_rb_119478 { min-height:215px; } #content_rb_119475 { min-height:165px; } .code-block-1 { display:flex !important; clear: none !important; } .code-block-2 { display:flex !important; clear: none !important; } figure { padding: 0px; margin: 0px 0px 15px 0px; max-width: 100%; height: auto; } iframe { max-width: 100%; height: 500px; } @media screen and (max-width: 600px) { #content_rb_119478 { min-height:0px; height:0px; } #content_rb_119475 { min-height:0px; height:0px; } .player__container { width: 375px !important; height: 400px; } iframe { height: 250px; } } .player__container { width: 100% !important; height: 500px; } .single .all-news__inner .article { border-top: 1px solid #ccc; padding-top: 20px; margin-top: 10px; } .sidebar-news { font-weight:500; } .sidebar-news-block { background: #f3f5f7; } .sidebar--f-l { padding-bottom: 15px; } .lazyloaded{ max-height: 450px; object-fit: contain; } .nocrop { object-fit: contain !important; } #buttonup { display: inline-block; background-color: #263238; width: 60px; height: 60px; text-align: center; border-radius: 4px; position: fixed; bottom: 30px; right: 30px; transition: background-color .3s, opacity .5s, visibility .5s; opacity: 0; visibility: hidden; z-index: 1000; padding: 12px; } #buttonup::after { font-size: 1em; line-height: 60px; color: #fff; } #buttonup:hover { cursor: pointer; background-color: #52585a; } #buttonup:active { background-color: #555; } #buttonup.show { opacity: 1; visibility: visible; } .btn-load-more { width:100%; } .entry-title { margin-top: 15px; } .yarpp-related h3 { padding: 0 17px!important; } .main-head--mb15 { margin-bottom: 15px!important } .videobutton{ background: rgb(210,23,3); background: linear-gradient(90deg, rgba(210,23,3,0.4) 0%, rgba(38,50,56,0.3) 73%); } .videobutton a:hover { color: #fff!important; } .article-link { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .article-link:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .top-news__main { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .top-news__main:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .video-list__img { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .video-list__img:hover { -webkit-filter: brightness(60%);}

Юрий Селиванов: Экономика глобального растранжиривания

Юрий Селиванов: Экономика глобального растранжиривания

«Невидимая рука рынка» не оставляет Человечеству никаких шансов на рациональное и планомерное использование все более ограниченных ресурсов нашей планеты

В силу какой-то необъяснимой странности, ни один из западных «корифеев экономической мысли», увенчанных Нобелевскими премиями и прочими высокими отличиями за труды на поприще продвижения земной популяции к безбедному будущему, ни разу и не единым словом не обмолвился о том, сколько это будущее продлится. Особенно при нынешнем абсолютно первобытном, хищническом способе обращения с отнюдь не бесконечными земными ресурсами. Именно этот способ господствует при так называемой рыночной, то есть, по сути, стихийной и в принципе неуправляемой экономике. Которую в мировом масштабе трясет уже только потому, что Дональда Трампа поднялась температура. И которую, образно говоря, как тот корабль без руля и ветрил несет по воле волн черт знает куда, а возможно и прямо на ближайшие рифы.

Кстати о кораблях. Перед вами фотографии, в которых, как в капле воды, отражена вся античеловеческая сущность капитализма, как абсолютно неэффективной экономической системы.

В Турции массово превращают в утиль далеко не самые старые и вполне работоспособные гигантские круизные лайнеры со всего мира, оказавшиеся ненужными их владельцам из-за пандемии КОВИД-19.

[expert_review_poll id=»679765″ params=»JTdCJTIydGl0bGUlMjIlM0ElMjIlRDAlQTElRDAlQkYlRDAlQkUlRDElODElRDAlQkUlRDAlQjElRDAlQkQlRDAlQjAlMjAlRDAlQkIlRDAlQjglMjAlRDAlQkElRDAlQjAlRDAlQkYlRDAlQjglRDElODIlRDAlQjAlRDAlQkIlRDAlQjglRDElODElRDElODIlRDAlQjglRDElODclRDAlQjUlRDElODElRDAlQkElRDAlQjAlRDElOEYlMkMlMjAlRDAlQjIlMjAlRDElODElRDAlQjIlRDAlQkUlRDAlQjUlRDAlQjklMjAlRDAlQkUlRDElODElRDAlQkQlRDAlQkUlRDAlQjIlRDAlQjUlMjAlRDElODElRDElODIlRDAlQjglRDElODUlRDAlQjglRDAlQjklRDAlQkQlRDAlQjAlRDElOEYlMkMlMjAlMjAlRDElODAlRDElOEIlRDAlQkQlRDAlQkUlRDElODclRDAlQkQlRDAlQjAlRDElOEYlMjAlRDElOEQlRDAlQkElRDAlQkUlRDAlQkQlRDAlQkUlRDAlQkMlRDAlQjglRDAlQkElRDAlQjAlMjAlRDAlQkYlRDElODAlRDAlQjUlRDAlQjQlRDAlQkUlRDElODElRDElODIlRDAlQjAlRDAlQjIlRDAlQjglRDElODIlRDElOEMlMjAlRDAlQTclRDAlQjUlRDAlQkIlRDAlQkUlRDAlQjIlRDAlQjUlRDElODclRDAlQjUlRDElODElRDElODIlRDAlQjIlRDElODMlMjAlRDAlQkQlRDAlQjUlRDAlQkUlRDAlQjElRDElODUlRDAlQkUlRDAlQjQlRDAlQjglRDAlQkMlRDElOEIlRDAlQjUlMjAlRDElODAlRDElOEIlRDElODclRDAlQjAlRDAlQjMlRDAlQjglMjAlRDAlQjQlRDAlQkIlRDElOEYlMjAlRDElODAlRDAlQjAlRDAlQjclRDElODAlRDAlQjUlRDElODglRDAlQjUlRDAlQkQlRDAlQjglRDElOEYlMjAlRDAlQjUlRDAlQjMlRDAlQkUlMjAlRDAlQkQlRDAlQjAlRDElODAlRDAlQjAlRDElODElRDElODIlRDAlQjAlRDElOEUlRDElODklRDAlQjglRDElODUlMjAlRDAlQjMlRDAlQkIlRDAlQkUlRDAlQjElRDAlQjAlRDAlQkIlRDElOEMlRDAlQkQlRDElOEIlRDElODUlMjAlRDElODAlRDAlQjUlRDElODElRDElODMlRDElODAlRDElODElRDAlQkQlRDElOEIlRDElODUlMjAlRDAlQjglMjAlRDAlQjQlRDAlQjUlRDAlQkMlRDAlQkUlRDAlQjMlRDElODAlRDAlQjAlRDElODQlRDAlQjglRDElODclRDAlQjUlRDElODElRDAlQkElRDAlQjglRDElODUlMjAlRDAlQkYlRDElODAlRDAlQkUlRDAlQjElRDAlQkIlRDAlQjUlRDAlQkMlM0YlMjIlMkMlMjJzaG93X3RpdGxlJTIyJTNBJTIyMSUyMiUyQyUyMnNob3dfY291bnQlMjIlM0ElMjIxJTIyJTJDJTIyc3R5bGUlMjIlM0ElMjJzb2xpZC0xJTIyJTJDJTIyY29sb3IlMjIlM0ElMjJibHVlLTElMjIlMkMlMjJtdWx0aXBsZSUyMiUzQWZhbHNlJTJDJTIyYW5zd2VycyUyMiUzQSU1QiU3QiUyMmlkJTIyJTNBJTIyMSUyMiUyQyUyMnRleHQlMjIlM0ElMjIlRDAlOTQlRDAlQjAlMkMlMjAlRDAlQkElRDAlQkUlRDAlQkQlRDAlQjUlRDElODclRDAlQkQlRDAlQkUuJTIwJTIwJUQwJUEwJUQxJThCJUQwJUJEJUQwJUJFJUQxJTg3JUQwJUJEJUQwJUIwJUQxJThGJTIwJUQxJThEJUQwJUJBJUQwJUJFJUQwJUJEJUQwJUJFJUQwJUJDJUQwJUI4JUQwJUJBJUQwJUIwJTIwJUQwJUJFJUQwJUIxJUQwJUI1JUQxJTgxJUQwJUJGJUQwJUI1JUQxJTg3JUQwJUI4JUQxJTgyJTIwJUQwJUIyJUQxJTgxJUQwJUI1JUQxJTg1JTIwJUQwJUJGJUQwJUJFJUQxJTgyJUQxJTgwJUQwJUI1JUQwJUIxJUQwJUI4JUQxJTgyJUQwJUI1JUQwJUJCJUQwJUI1JUQwJUI5JTIwJUQwJUJEJUQxJTgzJUQwJUI2JUQwJUJEJUQxJThCJUQwJUJDJUQwJUI4JTIwJUQwJUI0JUQwJUJCJUQxJThGJTIwJUQxJTgxJUQxJTg3JUQwJUIwJUQxJTgxJUQxJTgyJUQwJUJCJUQwJUI4JUQwJUIyJUQwJUJFJUQwJUI5JTIwJUQwJUI2JUQwJUI4JUQwJUI3JUQwJUJEJUQwJUI4JTIwJUMyJUFCJUQwJUI0JUQwJUI1JUQwJUIyJUQwJUIwJUQwJUI5JUQxJTgxJUQwJUIwJUQwJUJDJUQwJUI4JUMyJUJCJTIwJUQwJUI4JTIwJTIwJUMyJUFCJUQwJUIzJUQwJUIwJUQwJUI0JUQwJUI2JUQwJUI1JUQxJTgyJUQwJUIwJUQwJUJDJUQwJUI4JUMyJUJCLiUyMCUyMCVEMCU5MCUyMCVEMCVCRiVEMCVCOCVEMSU4MiVEMCVCMCVEMSU4MiVEMSU4QyVEMSU4MSVEMSU4RiUyQyUyMCVEMCVCRiVEMSU4MCVEMCVCOCUyMCVEMCVCRCVEMCVCNSVEMCVCRSVEMCVCMSVEMSU4NSVEMCVCRSVEMCVCNCVEMCVCOCVEMCVCQyVEMCVCRSVEMSU4MSVEMSU4MiVEMCVCOCUyQyUyMCVEMCVCQyVEMCVCRSVEMCVCNiVEMCVCRCVEMCVCRSUyMCVEMCU5MyVEMCU5QyVEMCU5RS0lRDAlQkYlRDElODAlRDAlQkUlRDAlQjQlRDElODMlRDAlQkElRDElODIlRDAlQjAlRDAlQkMlRDAlQjglMkMlMjAlRDAlQkElRDElODMlRDAlQjclRDAlQkQlRDAlQjUlRDElODclRDAlQjglRDAlQkElRDAlQjAlRDAlQkMlRDAlQjglMjAlRDAlQjglMjAlRDAlQjMlRDAlQkIlRDAlQjglRDElODElRDElODIlRDAlQjAlRDAlQkMlRDAlQjguJTIwJTIyJTdEJTJDJTdCJTIyaWQlMjIlM0ElMjIyJTIyJTJDJTIydGV4dCUyMiUzQSUyMiVEMCU5RCVEMCVCNSVEMSU4MiUyQyUyMCVEMCVCRCVEMCVCNSUyMCVEMSU4MSVEMCVCRiVEMCVCRSVEMSU4MSVEMCVCRSVEMCVCMSVEMCVCRCVEMCVCMC4lMjAlRDAlOUElRDAlQjAlRDAlQkYlRDAlQjglRDElODIlRDAlQjAlRDAlQkIlRDAlQjglRDAlQjclRDAlQkMlMjAlRDElOEQlRDElODIlRDAlQkUlMjAlRDElODElRDElODIlRDAlQjglRDElODUlRDAlQjglRDElOEYlMkMlMjAlRDAlQjMlRDAlQjQlRDAlQjUlMjAlRDAlQkElRDAlQjAlRDAlQjYlRDAlQjQlRDElOEIlRDAlQjklMjAlRDElODElRDAlQjAlRDAlQkMlMjAlRDAlQjclRDAlQjAlMjAlRDElODElRDAlQjUlRDAlQjElRDElOEYuJTIwJUQwJUFEJUQxJTgyJUQwJUJFJTIwJUQwJUIyJUQwJUJFJUQwJUI5JUQwJUJEJUQwJUIwJTIwJUQwJUIyJUQxJTgxJUQwJUI1JUQxJTg1JTIwJUQwJUJGJUQxJTgwJUQwJUJFJUQxJTgyJUQwJUI4JUQwJUIyJTIwJUQwJUIyJUQxJTgxJUQwJUI1JUQxJTg1JTIwJUQwJUI3JUQwJUIwJTIwJUQwJUJBJUQxJTgzJUQxJTgxJUQwJUJFJUQwJUJBJTIwJUQwJUI0JUQwJUJFJUQwJUIxJUQxJThCJUQxJTg3JUQwJUI4JTIwJUQwJUI4JTIwJUQwJUI3JUQwJUI1JUQwJUJDJUQwJUJEJUQxJThCJUQwJUI1JTIwJUQxJTgwJUQwJUI1JUQxJTgxJUQxJTgzJUQxJTgwJUQxJTgxJUQxJThCLiUyMCVEMCU5OCUyMCVEMSU4MiVEMCVCMCVEMCVCQSUyMCVEMCVCMSVEMSU4MyVEMCVCNCVEMCVCNSVEMSU4MiUyMCVEMCVCNCVEMCVCRSUyMCVEMSU4MiVEMCVCNSVEMSU4NSUyMCVEMCVCRiVEMCVCRSVEMSU4MCUyQyUyMCVEMCVCRiVEMCVCRSVEMCVCQSVEMCVCMCUyMCVEMCVCRSVEMCVCRCVEMCVCOCUyMCVEMCVCRCVEMCVCNSUyMCVEMCVCNyVEMCVCMCVEMCVCQSVEMCVCRSVEMCVCRCVEMSU4NyVEMCVCMCVEMSU4MiVEMSU4MSVEMSU4RiUyMCVEMCVCMiVEMCVCQyVEMCVCNSVEMSU4MSVEMSU4MiVEMCVCNSUyMCVEMSU4MSUyMCVEMCVBNyVEMCVCNSVEMCVCQiVEMCVCRSVEMCVCMiVEMCVCNSVEMSU4NyVEMCVCNSVEMSU4MSVEMSU4MiVEMCVCMiVEMCVCRSVEMCVCQy4lMjIlN0QlNUQlN0Q=»]

В социалистическом Советском Союзе, экономившем каждую народную копейку и любой гвоздик, их бы, наверняка, законсервировали на год-два до лучших времен. А потом снова пустили в эксплуатацию. И поступили бы так, в немалой степени, именно потому, что рационально организованному советскому обществу претило расточительство, как таковое. Именно поэтому тогда, кстати, не поощрялось ненасытное потребительство, жажда постоянных и бессмысленных обновок и покупок, из-за которых человек превращался в биоробота, живущего ради постоянной покупки все новых вещей.

В стране, где даже кусок черствого хлеба грех было выбросить, не без оснований считалось, что всё сбереженное и накопленное таким образом – за счет рационального потребления ресурсов, будет направлено на дальнейшее созидание. На решение фундаментальных задач нашего бытия и на скорейшее продвижение, таким образом, к эпохе максимального раскрепощения возможностей человека, которую тогда называли коммунистическим будущим.
Но самом же деле, советские люди в этом будущем жили уже тогда, потому что научились управлять экономикой и поставили её на службу всему обществу и его приоритетным потребностям.

То есть сделали именно того, чего не может и чему не хочет учиться до сих пор самая расточительная на этой планете западная антицивилизация. Которая, в сущности, всегда жила грабежом других стран, народов и целых континентов. И потому привыкла жить ни в чём себе не отказывая. В том числе в любой прихоти и капризе. Именно поэтому им ничего не стоит, к примеру, отправлять на слом сотнями абсолютно не старые и вполне работоспособные круизные лайнеры, только лишь потому, что текущая «коньюнктура рынка» не позволяет их какое-то время использовать.

В большой и могучей стране, живущей на основе общегосударственного планирования и рачительного отношения к плодам человеческого труда, материальным возможностям и природным богатствам, их бы наверняка сохранили. В конце концов, сколько той эпидемии длиться – от силы год или два.

Юрий Селиванов: Экономика глобального растранжиривания

Но этим мелким хозяйчикам некогда ждать. Они знают, что никакого экономического планирования нет и не будет, что никто им на помощь не придет и что они остаются один на один со всеми своими проблемами. А они не хотят нести убытки, или даже терпеть банкротство из-за содержания в простое судов, которые, к тому же, наверняка окупили все расходы. Проще их продать на слом и построить новые, когда рынок опять оживится.

Страшно даже представить, сколько труда, дорогих материалов, энергетических ресурсов, денег, в конце концов, было потрачено, чтобы эти роскошные лайнеры построить. И вот теперь всё это совершенно бестрепетно выброшено на ветер. А тамошние корифеи экономики только и могут, что талдычить давно набившие оскомину мантры про «невидимую руку рынка», которая, дескать, «все решает» и все как надо управит. Сегодня уже становится вполне очевидно, что «управить» она может Человечество только на кратчайший путь к могиле.

И что особенно характерно, эти же нобелевские лауреаты льют крокодиловы слезы по поводу «скорого исчерпания ресурсов Земли и катастрофического перенаселения нашей планеты». Да с такой расточительностью, как западная, любая планета в трубу вылетит.

Но мало того, на той же почве поиска виноватых везде, но только не там где надо, буйным чертополохом произрастают на Западе всевозможные «мальтузианские» теории о «целесообразности» резкого сокращения человеческой популяции, практическими исполнителями которых становятся всевозможные гитлеры и прочие тамошние «сверхчеловеки». И они действительно готовы угробить большую часть населения планеты, лишь бы сохранить за собой привычную свободу рук в деле грабежа земных ресурсов и продолжения своего беспробудно расточительного образа жизни.

История с безвременной кончиной круизных лайнеров лишь микроскопическая часть того, что творит по всему миру эта «невидимая рука рынка». Информацию о страшных последствиях чего для всего живого от нас, как правило, утаивают, чтобы не волновать понапрасну исправно пасущиеся стада потребителей. Но реальная действительность от этого становится только хуже. А сроки существования Человечества на этой планете неумолимо сокращаются.

Как говорил Михаил Жванецкий, в этой «консерватории» явно нужно что-то подправить. Пока ещё трамваи ходят…

Юрий Селиванов, специально для News Front
Юрий Селиванов: Экономика глобального растранжиривания

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен, а также Телеграм-канал FRONTовые заметки