#content_rb_119478 { min-height:215px; } #content_rb_119475 { min-height:165px; } .code-block-1 { display:flex !important; clear: none !important; } .code-block-2 { display:flex !important; clear: none !important; } figure { padding: 0px; margin: 0px 0px 15px 0px; max-width: 100%; height: auto; } iframe { max-width: 100%; height: 500px; } @media screen and (max-width: 600px) { #content_rb_119478 { min-height:0px; height:0px; } #content_rb_119475 { min-height:0px; height:0px; } .player__container { width: 375px !important; height: 400px; } iframe { height: 250px; } } .player__container { width: 100% !important; height: 500px; } .single .all-news__inner .article { border-top: 1px solid #ccc; padding-top: 20px; margin-top: 10px; } .sidebar-news { font-weight:500; } .sidebar-news-block { background: #f3f5f7; } .sidebar--f-l { padding-bottom: 15px; } .lazyloaded{ max-height: 450px; object-fit: contain; } .nocrop { object-fit: contain !important; } #buttonup { display: inline-block; background-color: #263238; width: 60px; height: 60px; text-align: center; border-radius: 4px; position: fixed; bottom: 30px; right: 30px; transition: background-color .3s, opacity .5s, visibility .5s; opacity: 0; visibility: hidden; z-index: 1000; padding: 12px; } #buttonup::after { font-size: 1em; line-height: 60px; color: #fff; } #buttonup:hover { cursor: pointer; background-color: #52585a; } #buttonup:active { background-color: #555; } #buttonup.show { opacity: 1; visibility: visible; } .btn-load-more { width:100%; } .entry-title { margin-top: 15px; } .yarpp-related h3 { padding: 0 17px!important; } .main-head--mb15 { margin-bottom: 15px!important } .videobutton{ background: rgb(210,23,3); background: linear-gradient(90deg, rgba(210,23,3,0.4) 0%, rgba(38,50,56,0.3) 73%); } .videobutton a:hover { color: #fff!important; } .article-link { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .article-link:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .top-news__main { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .top-news__main:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .video-list__img { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .video-list__img:hover { -webkit-filter: brightness(60%);}

Очередная сфера влияния: как США пытаются захватить мировой спорт

Очередная сфера влияния: как США пытаются захватить мировой спорт

Всемирное антидопинговое агентство ВАДА является независимой организацией, цель которой — мониторинг и борьба с применением допинга, который представляет собой искусственные вещества, стимулирующие физическую и психологическую активность организма для достижения более эффективных результатов спортивной деятельности

Известно, что агентство функционирует при поддержке Международного олимпийского комитета и стран, входящих в его состав, однако так ли оно независимо, если ежегодно получает наиболее значительное финансирование от США, а именно — 2,7 млн. долларов?…

Такие суммы фактически превращают Штаты в весомого игрока на международной спортивной арене, в ряде случаев предоставляя американским спортсменам возможность применять незаконные вещества и оставаться безнаказанными (вспомним нашумевшие случаи с явно абсурдным оправданием американцев, сокращением и аннулированием срока их дисквалификации. Больше всего вопросов вызывает тот, в котором американская бегунья доказала свою невиновность, аргументируя это тем, что допинг-офицеры не могли ее найти, хотя она находилась по предоставленному ранее адресу, согласно правилам сдачи допинг-тестов). При этом США еще и продвигают идею о том, что распределение должностей в агентстве должно соответствовать финансовым вложениям каждого государства.

Как же в таком случае play true, как гласит слоган организации?

В таких условиях становится логически объяснимым и антироссийский скандал с отстранением спортсменов от участия в Олимпиадах и чемпионатах мира. Налицо и стабильно предвзятое отношение, при котором процент не прошедших допинг-тесты американцев и россиян практически совпадает, но жестче и чаще проверяют последних. Многие спортсмены и эксперты, комментируя новость о потенциальном отстранении ВАДА сборной США в случае прекращения финансирования, также говорят о явной политизации спорта, правовом беспределе, ведении несправедливой игры. Очевидна и стратегия манипулирования: прекратить или сократить финансирование агентства США стремятся затем, чтобы надавить на него с проведением реформ, в том числе направленных против российского спорта.

Через некоторое время после олимпиады в Рио-де-Жанейро 2016 года изданию Der Spiegel поступила информация от хакерской группы Fancy Bears о том, что большое количество участников американской сборной подали в антидопинговое агентство США заявления на получение сертификатов на терапевтические исключения, которые позволили бы им безнаказанно принимать запрещенный допинг на основе медицинских показаний. Несмотря на то, что по правилам подавать заявки необходимо как минимум за месяц до начала приема вещества, многие спортсмены запросили эти разрешения, уже находясь на допинговой “терапии”.

Таким образом, агентством было выдано 1330 сертификатов, правомерность которых обоснованно ставится под сомнение. Предоставившую эти данные группировку по традиции связали с действиями России, но факт зафиксированных махинаций остается фактом.

По вопросу о принятии США “акта Родченкова”, предусматривающего уголовную ответственность за применение допинга, затрагивающего и угрожающего интересам США, справедливо высказался российский политик Михаил Дегтярев. Он заявил, что данный акт является очередной попыткой государства принять на себя деструктивную роль мирового жандарма, воздействовать на международные институты и в конечном счете принять на себя роль исполнения их обязательств, играя по тем правилам, которые выгодны и удобны ему.

В таких условиях мировому спорту грозит глобальная реформа, его намеренная политизация и фактический переход власти от независимой организации к государству, явно злоупотребляющему своими полномочиями. Не заигрались ли США в своем соответствии концепции “кто платит — тот и заказывает музыку”? Такое стремление в полной мере получить желаемое влияние посредством обмана, жесткой силы и неоправданных притязаний очень противоречит вложению средств в честное развитие молодых спортсменов, справедливой оценке результатов, и уж тем более — соблюдению международных прав и свобод человека и гражданина.

Полина Бобко, специально для News Front

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен, а также Телеграм-канал FRONTовые заметки