Пётр Петровский: Белоруссия нуждается в политической модернизации, но не так, как того хочет оппозиция

Пётр Петровский: Белоруссия нуждается в политической модернизации, но не так, как того хочет оппозиция

Эксперт из Минска о социальном портрете белорусской оппозиции, путях выхода из политического кризиса и его влиянии на белорусско-российские отношения

News Front продолжает публикацию интервью с белорусским политологом, экспертом Республиканского общественного объединения «Белая Русь» Петром Петровским о текущей политической ситуации в Республике Беларусь

— Чего вообще хотят противники белорусской власти? Есть ли у них позитивная программа, или только всё сводится к «Лукашенко, уходи», а дальше хоть трава не расти?

— Вообще-то противники Лукашенко достаточно разношёрстны. Это не традиционная оппозиция, которая всегда формировала протестную повестку дня, а вот этот так называемый средний класс, частный сектор, который использует прежде всего негативную риторику психоэмоционального накачивания общества: «уходи», «устали», «26 лет, сколько можно». С другой стороны, мы должны понимать ещё одну вещь. Это то, что имеются конкретные экономические пожелания. Для частного сектора социальная ответственность, социальные гарантии являются ненужным балластом, от которых он хочет отказаться, чтобы уменьшить собственную налоговую нагрузку. С другой стороны, для части бизнеса государственные предприятия могут быть лакомым кусочком. Частный сектор думает своими эгоистическими интересами, в которых нет места сколь-либо значимым социальным обязательствам.

Более того, не следует забывать о программе Лукашенко до 2025 года, согласно которой ставка должна делаться на государственные инвестиции в госсектор экономики, а не на частников.

Это тревожит частников, они видят в этом попытки Лукашенко усилить госсектор и изменить в его пользу экономическое распределение продукта, что приведет к возможной потере рычагов давления частного сектора на политику. Они этим обеспокоены, обеспокоены инициативностью государства в инвестировании в госсектор, в попытках восстановить социальный баланс и увеличить социальную нагрузку, особенно на банковский сектор. Это всё не удовлетворяет частный сектор и, в принципе, не удовлетворяет тот костяк, то ядро, которое выступает за вот эти все силы

— То есть, мы говорим о том, что основная база протестующих – это преимущественно средний класс и представители частной сферы?

— Да, совершенно верно. Это молодые люди в основном до 30 лет, которые работают в частном секторе, прежде всего в IT и около-IT сферах. Ну и плюс это то, на что работал Тихановский – полукриминальные люмпенизированные элементы из глубинки, готовые к радикальным незаконным действиям, которые мы видели в первые три дня протестов. Тогда силовиками было задержано большое количество именно полукриминальных люмпенизированных элементов.

— В то же время, мы наблюдали со стороны оппозиции попытки организовать забастовки именно на госпредприятиях

— Давайте посмотрим правде в глаза и увидим, что забастовки в основном пытались организовать не на предприятиях, где имеются реальные проблемы, а на флагманах, где достаточно высокая заработная плата и социальное обеспечение. Это «Беларуськалий», МЗКТ и др. На данных предприятиях нет объективных причин проводить забастовки. И опять же, если мы посмотрим по географии предприятий, где хотели проводить забастовки, то это предприятия, на которые имеют свой зуб многочисленные прихватизаторы извне. Второй фактор — это то, что забастовки на предприятиях пытались организовать не те люди, которые работают там, а в основном внешние акторы. И мы на второй неделе протестов видели, как хипстеры, то есть, классово чуждые элементы, стояли на проходных заводов и пытались склонить рабочий класс к забастовкам. И нигде забастовки не удались. Например, на МАЗе из 16 тысяч рабочих только 192 сотрудника поддержали забастовку. При том, это так называемые «плавающие» сотрудники, которые не постоянно работают на данном предприятии.

— Как Вы считаете, сумеет ли Лукашенко преодолеть политический кризис и раскол в белорусском обществе? Какие меры ему необходимо предпринять в первую очередь, чтобы нормализовать ситуацию в стране?

— В самое ближайшее время необходимо купировать протесты, максимально привлекать протестующих к ответственности, при том делать это более тонкими методами, нежели в первые три дня. Кроме того, не идти ни на какие переговоры с этими товарищами и максимально изолировать их в информационном и других планах; гнуть свою линию и постепенно выходить на конституционную модернизацию. Но не так, как этого хочет оппозиция, а в плане того, что на сегодняшний день необходимо.

Сегодня общество стало более сложным, необходимы институты и каналы коммуникации с тем же самым средним классом. Ну и также реализация набора предложений о восстановлении первенства государственного сектора, государственных инвестициях, вовлечении в них частного сектора, то есть связки его с государственными интересами. Это всё восстановит в перспективе баланс сил.

И, давайте говорить откровенно, необходима новая информационная политика, потому что… несмотря на большинство поддержки Лукашенко, что в принципе признала сама оппозиция. Я напомню, оппозиционная платформа «Голос» прямо признала, что по их подсчётам за Лукашенко проголосовало 62% . Они вели подсчет протоколов по 1800 участкам и вот такой результат. И это в тех местах, где Лукашенко набрал меньше всего, то есть Минск, некоторые участки в крупных областных центрах. Они сами понимают, что за ними отнюдь не большинство населения Беларуси, несмотря на всю эту пропаганду.

— Но большинство, которое проголосовало за Лукашенко, оно социально пассивно. Да, мы видели митинги его сторонников, но они всё равно не были столь массовыми как акции оппозиции

— Они делались на коленках. Я просто знаю, как всё это организовывалось изнутри. Я вообще удивлён, что на них столько людей приходило, особенно на тот митинг в Минске, когда вышло 35-40 тысяч. Я извиняюсь, но начать организовывать митинг с 6 вечера на 11 часов следующего дня и привести столько людей, я считаю это подвигом. И всё это вне административного ресурса. О каком админресурсе мы можем говорить, если ни студенты, ни школьники, ни учителя, ни преподаватели вузов сейчас не мобилизуемы, все находятся в отпусках.

Но вот то, что вы сказали, это задача опять же политической модернизации страны, то о чём не единожды все говорили. Модернизации этой системы, когда есть лидер, который принимает решения и берёт на себя всю полноту ответственности, но при этом нет сильного прогосударственного гражданского общества. Сейчас требуется как раз создание качественного гражданского общества, сильных новых каналов коммуникации и привлечение даже каких-то нетрадиционных способов и мер. Я скажу только один фактор, что наверху рассматривают в том числе китайский опыт системы социального рейтинга и его внедрение в Беларуси

— Какими Вы видите перспективы двусторонних отношений Белоруссии и России? Мы видим, что Путин открыто дал понять, что Россия не допустит в Белоруссии украинского сценария и пообещал всемерную поддержку Лукашенко, если ситуация будет выходить из-под контроля.

— Здесь самый главный вопрос, что за это захочет Москва? Пока, как я понимаю, на официальном уровне Минска дают понять, что готовы перевести транзит своих товаров с литовских и польских портов, часть которых, возможно, пойдёт в Латвию, часть — в российскую Усть-Лугу. С другой стороны, это полное перекрытие любых попыток продвижения санкционки. Пока идут точечные разговоры. Но мне кажется, что Российская Федерация будет требовать каких-то более существенных уступок.

Беседовал Дмитрий Павленко, специально для News Front

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен, а также Телеграм-канал FRONTовые заметки