«Чудо на Висле»: почему Тухачевский не смог взять Варшаву

Ровно 100 лет назад на подступах к польской столице разыгралось грандиозное сражение между войсками советского Западного фронта Михаила Тухачевского и польской армией Юзефа Пилсудского

Отправка коммунистов Петрограда на польский фронт, 1920 г.
Отправка коммунистов Петрограда на польский фронт, 1920 г.

Варшавская битва, которая в польской историографии именуется не иначе как «чудо на Висле», стала ключевым и поворотным моментом советско-польской войны 1920 года. Поражение наступавших на польскую столицу войск Западного фронта под командованием Михаила Тухачевского не только поставило крест на планах большевиков по «раздуванию мирового революционного пожара», но и предопределило геополитическую ситуацию в Восточной Европе, по меньшей мере, на ближайшие два десятилетия.

Впрочем, отголоски тех событий и ныне дают о себе знать, оставаясь не только предметом польско-российского исторического спора, но и важной идеологической составляющей для польской политической верхушки. С одной стороны, она призвана подчеркнуть значение и роль Польши как стратегического форпоста Запада в его противостоянии с Россией. С другой, обосновать и подкрепить польские экспансионистские устремления относительно соседних стран, включение их в польскую орбиту влияния и формирование так называемой «четвёртой Речи Посполитой» от Балтийского до Чёрного моря.

Пилсудский строит планы по расчленению России

А начиналось всё с того, что пришедшие к власти в России в результате Октябрьской революции 1917 года большевики одним из первых своих декретов признали независимость Польши, а точнее той её части, которая с начала XIX века входила в состав Российской империи как Царство Польское. Правда, на тот момент времени губернии Привислинского края были оккупированы немецкими и австро-венгерскими войсками, а реальный суверенитет Польша обрела только в ноябре 1918 года после поражения «центральных держав» в Первой мировой войне и начавшегося распада Германской и Австро-Венгерской империй. Примечательно, что возрождённое Польское государство, во главе которого встал популярный военачальник Юзеф Пилсудский, ранее командовавший польскими легионами в составе австро-венгерской и германской армий, с первых же дней своего существования оказалось в состоянии войны со всеми своими соседями, в числе которых была и Советская Россия.

"Чудо на Висле": почему Тухачевский не смог взять Варшаву

Пользуясь тяжёлым внутренним и внешним положением России, в которой бушевала ожесточённая гражданская война, поляки предприняли попытку аннексии некогда входивших в состав Речи Посполитой украинских и белорусских земель. Весной-летом 1919 года они нанесли поражение Западно-Украинской народной республике (ЗУНР), заняв Галицию и значительную часть Волыни. В феврале 1919 года поляки развязали агрессию против Литовско-Белорусской советской республики и к августу 1919 года захватили Минск и Бобруйск. Дальнейшее продвижение в направлении Смоленска было остановлено Пилсудским, не желавшим оказывать даже демонстративную поддержку русским белогвардейцам из Вооружённых сил Юга России (ВСЮР) генерала Антона Деникина, выступавшим за воссоздание «единой и неделимой» России и не признававшим независимости Польши. Установленное на Западном фронте перемирие сыграло на руку большевикам и позволило перебросить часть сил Красной Армии на борьбу с деникинцами, наступление которых на Москву было остановлено в октябре 1919 года под Орлом и Воронежем. После чего советские войска перешли в решительное контрнаступление и к концу марта 1920 года очистили от белогвардейцев весь юг России, вытеснив уцелевшие остатки ВСЮР в Крым.

Между тем, Пилсудский умело играл на внутрироссийском конфликте, для отвода глаз проводя мирные переговоры как с представителями советской стороны, так и с Деникиным. На самом же деле его целью был вовсе не мир на условиях признания независимости Польского государства. Амбициозный польский маршал стремился к воссозданию Речи Посполитой «от моря до моря», а соответственно, расчленению России (вне зависимости от её политического строя). В основе геополитических устремлений Пилсудского и его окружения лежала реализация проекта «Междуморье» – объединения под эгидой Польши всех восточноевропейских государств, появившихся на политической карте вследствие распада Российской и Австро-Венгерской империй. Целью проекта «Междуморье» было закрепление гегемонии Варшавы в Восточной Европе и недопущение восстановления геополитической субъектности России и Германии.

Поэтому, в первую очередь, речь шла о включении в проект «Междуморье» прибалтийских республик, а также антироссийских националистических политических образований на территории Малороссии и Белоруссии.

Одним из элементов практического воплощения этого проекта можно считать заключение 21 апреля 1920 года Варшавских соглашений с главой Директории УНР Симоном Петлюрой. В обмен на признание за Польшей права на всю территорию Западной Украины, а именно на земли, лежащие к западу от линии рек Збруч и Горынь — Восточную Галицию, Западную Волынь, Западное Полесье и Холмщину поляки пообещали украинскому головному атаману создание на отвоёванной у большевиков части Малороссии буферного марионеточного государственного образования с ним во главе.

От Киева до Варшавы

А уже через четыре дня после заключения Варшавских соглашений с Петлюрой, 25 апреля 1920 года поляки начали наступление в Малороссии, за считанные дни прорвали советский Юго-Западный фронт и  7 мая захватили Киев.

Однако удержать за собой «Матерь городов русских» поляки не смогли. Большевистское руководство бросило все силы Красной Армии, в том числе 1-ю Конную армию на польский фронт, подготовило и организовало масштабное контрнаступление (подробнее в материале News Front ). В результате уже в июне 1920 года был достигнут стратегический перелом в этой военной кампании. Войска Западного фронта под командованием Михаила Тухачевского и Юго-Западного фронта под командованием Александра Егорова очистили от поляков белорусские и значительную часть западноукраинских земель и к концу июля 1920 года вышли на подступы к Варшаве и Львову.

Польская 120-мм батарея под Варшавой, август 1920
Польская 120-мм батарея под Варшавой, август 1920

Польша оказалась на грани военного поражения. Тогда Пилсудский обратился за помощью к странам Антанты – Англии и Франции. Кроме того, Варшава согласилась признать в качестве своей восточной границы установленную в декабре 1919 года линию Керзона. С незначительными изменениями она соответствует современной границе Польши с Литвой, Белоруссией и Украиной, а своё название получила по имени английского министра иностранных дел лорда Джорджа Керзона, принимавшего активное участие в послевоенном переустройстве Восточной Европы.

Несмотря на официальную британскую ноту советскому правительству, требовавшую немедленно остановить наступление и заключить мир в Польшей, Красная Армия продолжала стремительно двигаться на запад.

Крест на мировой революции

В конце июля 1920 года в освобождённом Белостоке было образовано польское советское правительство, так называемый Польский революционный комитет (Польревком) во главе с Юлианом Мархлевским и Феликсом Дзержинским. Его главной задачей было установление советской власти в Польше после свержения режима Пилсудского. В Москве считали, что продвижение красных войск неизбежно вызовет революционный взрыв в Европе и приведёт к свержению рабочими и крестьянами буржуазных правительств с перспективами образования Мировой советской республики. Агитаторы и политработники воодушевляли наступающие красные войска лозунгами: «Даёшь Варшаву! Даёшь Берлин!».

Однако надежды на осуществление мировой революции не оправдались. Более того, Пилсудскому удалось сплотить поляков под патриотическими лозунгами, сводившимися к необходимости отстоять независимость Польши, и в короткие сроки мобилизовать почти 600 тысяч человек.

Польский маршал Юзеф Пилсудский
Польский маршал Юзеф Пилсудский

Ситуация усугубилась и вследствие серьёзного стратегического просчёта советского командования, которое одновременно организовало наступление на Варшаву силами Западного фронта Тухачевского и в то же время пыталось взять хорошо укреплённый и отчаянно обороняемый поляками Львов силами войск Юго-Западного фронта Егорова. Получалось так, что советские фронты действовали в расходящихся направлениях. А это значительно облегчало полякам подготовку к контрудару.

Примечательно, что членом Реввоенсовета Юго-Западного фронта был будущий советский вождь Иосиф Сталин, который и отстаивал необходимость взятия Львова. Будучи достаточно прозорливым стратегом, Сталин осознавал необходимость первоочередного освобождения населённых преимущественно непольским населением украинских и белорусских земель, где Красная Армия имела поддержку со стороны значительной части крестьянского населения, подвергавшегося гнёту со стороны польских помещиков. В то же время, он прекрасно понимал, что сопротивление поляков на исконно польских землях будет носить ожесточённый характер, и на широкую поддержку местного населения Красной Армии там рассчитывать не стоит. Однако соблазн устроить мировую революцию для большевистских вождей Владимира Ленина и Льва Троцкого возымел верх над разумными и взвешенными доводами.

Основной ударной силой Юго-Западного фронта являлась 1-я Конная армия Семёна Будённого, сыгравшая ключевую роль в прорыве польской обороны под Житомиром в начале июня и освобождении большей части Западной Украины. 11 августа 1920 года, когда войска Тухачевского находились в двух-трёх десятках километров от польской столицы, а 1-я Конная втянулась в бои за Львов, последовал приказ советского командования о передаче Конармии в подчинение Тухачевскому. Последний рассчитывал перенаправить её из района Львова на Устилуг — Владимир-Волынский для обеспечения левого фланга наступающих на Варшаву войск Западного фронта. Директива о переброске поступил командованию 1-й Конной лишь вечером 14 августа. Однако вместо того чтобы немедленно приступить к исполнению приказа, штаб 1-й Конной телеграфирует Тухачевскому о невозможности выхода из боя.

Стоит отметить, что мотивы, которыми руководствовался Будённый, вполне объяснимы. С одной стороны, Конармия уже находилась в нескольких верстах от Львова и вот-вот должна была овладеть им. Упускать близкую победу, к тому же добытую в упорных многодневных кровопролитных боях, командарму и его штабу явно не хотелось. Определённо, это не могло не отразиться и на моральном состоянии конармейцев. С другой стороны, переброска Конармии из-под Львова оставляла это направление, на котором были сконцентрированы значительные силы польского Южного фронта, практически неприкрытым, что неизбежно вело к утрате красными инициативы.

На переписку и пререкания между штабами ушло несколько суток. В результате момент был упущен. Уже 15 августа Пилсудский перешёл в решительное наступление под Варшавой, нанеся удар в стык между 4-й и 15-й красными армиями в районе Цеханува. 4-я красная армия была разбита, что стало началом катастрофы войск Западного фронта. 16 августа основная группировка польских войск под личным командованием маршала Пилсудского обрушилась с Демблинского плацдарма на войска советской 16-й армии и Мозырской группы. Красные войска Западного фронта вынуждены были начать беспорядочное отступление. Общие потери армий Тухачевского достигли 100 тысяч человек, в том числе около 60 тысяч красноармейцев попали в польский плен. Многим оттуда не суждено было вернуться.

Командующий Западным фронтом Михаил Тухачевский
Командующий Западным фронтом Михаил Тухачевский

Польское «чудо на Висле» свершилось. На планах Ленина и Троцкого по разжиганию мирового революционного пожара был поставлен крест.

Если бы не 1-я Конная…

Упущен был и утешительный «приз» в виде Львова. В связи с постигшей войска Западного фронта катастрофой 1-я Конная всё-таки была выведена из тяжёлых боёв под Львовом в тот момент, когда город уже был на грани падения. По воспоминаниям Будённого, львовские рабочие готовили вооружённое восстание против поляков и присылали к нему в штаб своих представителей, чтобы координировать действия. Однако этому воспрепятствовал категорический приказ Тухачевского о переброске соединения под Владимир-Волынский и нанесении отвлекающего удара на люблинском направлении, который должен был ослабить натиск поляков на разбитые под Варшавой и откатывающиеся на восток войска Западного фронта. Упущенная победа под Львовом и неудачный контрудар, который привёл к окружению Конармии в районе Замостья, из которого удалось выйти ценой больших потерь, стал причиной разложения легендарной 1-й Конной. В сентябре 1920 года, вследствие катастрофического отступления, разом обнулившего с трудом достигнутые громкие победы летней кампании, главная ударная сила большевиков едва не превратилась в одну большую повстанческую антисоветскую массу, устраивавшую погромы еврейских местечек и убивавшую коммунистов и комиссаров. Наводить порядок во взбунтовавшейся 1-й Конной её командованию в лице Будённого и Ворошилова пришлось самыми жесткими мерами.

Уже после поражения под Варшавой и заключения Рижского мира, по которому Советская Россия вынуждена была признать захват Польшей значительной части Западной Украины и Западной Белоруссии, в советских политических и военно-научных кругах имело место жаркая дискуссия о причинах провала Варшавского похода. Наркомвоенмор и председатель Реввоенсовета Республики Троцкий, главком вооружённых сил Каменев, бывший командующий Западным фронтом Тухачевский и приближённые к ним военачальники обвиняли Сталина и Егорова в том, что они задержали передачу 1-й Конной армии Западному фронту, что якобы и стало главной причиной поражения под Варшавой. В ряде публицистических работ отмечалось о якобы состоявшемся разговоре между Лениным и Сталиным, в котором Владимир Ильич не без ехидства сказал своему будущему преемнику: «Батенька, кто же на Варшаву через Львов ходит?!».

Несмотря на тяжёлые как в военном, так и политическом отношении последствия поражения Красной Армии под Варшавой, проект Пилсудского по созданию вокруг Советской России плотного «санитарного кордона» потерпел фиаско. Однако польские паны быстро забыли полученные ими в ходе войны с русскими уроки и не извлекли из кампании 1920 года абсолютно никаких выводов. В результате чего «вторая Речь Посполитая» рухнула как карточный домик, спустя девятнадцать лет после «чуда на Висле».

А ещё через шесть лет, в 1945 году Красная Армия всё-таки пришла в Варшаву. Но уже в качестве освободителя польского народа от гнёта со стороны гитлеровских нацистов.

Дмитрий Павленко, специально для News Front

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен, а также Телеграм-канал FRONTовые заметки