TV


Юлия Витязева: Звериный инстинкт русофобии

Трагедия в Бейруте в очередной раз показала, что есть люди, а есть — вечные 2% дерьма.

Юлия Витязева: Звериный инстинкт русофобии

Те кадры, которые вчера принесли информационные ленты, без слез и ужаса смотреть невозможно. Всего несколько секунд разделили жизнь города и всей страны на «до» и «после».

Окровавленные люди среди руин. Мечущиеся сотрудники экстренных служб, пытающиеся оказать помощь всем в ней нуждающимся. Плачущие женщины и дети.

Первое, что вспомнилось — землетрясение в Армении и лето 2014-го на Донбассе. Та же картинка. Те же эмоции. Тот же невыносимый ужас и подступающие к горлу слёзы.

В какой-то момент промелькнула мысль о том, что на этой страшной трагедии уж точно никто не осмелится хайпануть. Ошиблась.

Оказывается, уже вчера была масса «аналитики» и про «российское оружие для Хезболлы», и про «так поднимают цену на нефть», и даже «нас хотят отвлечь от Хабаровска».

А потом пришла новость о том, что Россия направила в Бейрут 5 самолетов МЧС для помощи в ликвидации последствий взрыва. И тут все те, кто вчера ещё хоть как-то пытался изобразить скорбное лицо и воздержаться от комментариев, развернулись по полной программе в полном соответствии с имеющимися на сей случай методичками.

Разумеется, простая мысль о том, что многие из тех, кто сейчас в далёком Бейруте заблокирован под завалами, кто истекает кровью в коридоре переполненного госпиталя, кто бегает по городу и, теряя остатки рассудка, пытается найти родных и близких, как никто другой нуждаются в помощи, — им на ум не приходит. Ибо где тот для них непонятно где на карте расположенный Ливан относительно их уютного дивана, с которого так комфортно изрыгать «умные» мысли и рассуждать о деньгах, которые МЧС потратит на эту спасательную операцию…

Честно говоря, никогда не понимала, как можно на голубом глазу переводить спасение человеческой жизни в денежный эквивалент. Пусть даже это жизнь живущего за тридевять земель незнакомого вам человека, говорящего на непонятном вам языке. И как можно оскотиниться настолько, чтобы в то же самое время, когда лента каждую секунду выносит очередные жуткие кадры людского горя, искать в случившемся «русский след»…

Вы звери, господа.

Вы самые настоящие звери.

И единственное доступное вам чувство — это инстинкт русофобии, который отнял у вас все. В том числе — сострадание. Которое, как говорил Фёдор Михайлович Достоевский, есть высочайшая форма человеческого существования.

Юлия Витязева, специально для News Front

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен, а также Телеграм-канал FRONTовые заметки