Проблема Косово: право сербского народа

Президент Сербии Александр Вучич начал многодневную поездку по Европе. 9 июля во Франции состоялась встреча сербского лидера с президентом Франции Эманнуэлем Макроном, а 10 июля прошёл онлайн-саммит руководства ЕС, Германии, Франции, Сербии и самопровозглашённой Республики Косово

Проблема Косово: право сербского народа

Переговорные позиции примерно таковы: Запад хочет юридического закрепления нынешнего статуса Косова и поэтому требует от президента Сербии скорейшего подписания всеобъемлющего соглашения о нормализации отношений с Приштиной. Того же хочет и Приштина — поскорее юридически зафиксировать сложившийся статус-кво, чтобы сделать свою независимость необратимой, притом без всяких для них последствий.

Сербская сторона требует учёта интересов коренного сербского населения Косова, а для этого предлагает либо проект разграничения сербов с албанцами в Косове, либо вариант изменения границ самопровозглашённой республики с учётом реального проживания сербов и албанцев, или даже обмен территориями. Президент Сербии Александр Вучич условно определяет как «модель двух Германий».

Вариант, предлагаемый ЕС, по сути, предусматривает собой то, что Сербия юридически признаёт независимость Косова, а сербы в Косове при этом ничего не получают. Им вторит и Приштина. Впрочем, для либерального ЕС никаких сербов, как и албанцев, как народов вообще не существует. Либеральный подход вообще рассматривает любую коллективную идентичность, особенно органическую коллективную идентичность, коей является народ, как преодолённую. Для ЕС есть только граждане Сербии и граждане Косова.

По этой механической логике, если Косово признано Западом (частично) и представляет собой национальное государство (État-nation), то все его жители автоматически становятся гражданами Косова. Нет никаких сербов, нет никаких албанцев, цыган и прочих, есть граждане Косова, и на этом — всё. Поэтому, кто где проживает и к какому народу себя относит, — с точки зрения механической либеральной логики всё это не имеет значения: «Признайте Косово, населённое гражданами Республики Косово, как данность и подпишите здесь». Всё остальное бездушная чиновная машина ЕС просто не слышит и не собирается учитывать. Для них требования Сербии непонятны, излишни и малозначительны.

Всё прекрасно понимает косовская сторона: кто где проживает, чем сербы отличаются от албанцев, в чём различие их идентичностей. Как и то, что власть в Косове теперь албанская, а не сербская, албанцы — титульный народ, а сербы — не титульный, то есть по этой логике, если серб и является номинально гражданином Республики Косово, то явно гражданином второго сорта, представителем проигравшего народа, потерявшего Косово, под давлением Запада перешедшее под албанский контроль. Понятно, что косовских албанцев всё устраивает, ведь на их стороне фактор силы. Поэтому их главная задача — юридически закрепить своё политическое превосходство.

Отсюда и формулировки, с которыми косовские албанцы вышли на переговоры. По словам Вучича, их требования, уже названные им неприемлемыми, выглядят так: «Они требуют, во-первых, сохранения территориальной целостности Косова, во-вторых, сохранения Конституции Косова. В-третьих, долгосрочного взаимного признания, а не модели двух Германий. В-четвёртых, членства Приштины в ООН и признания всеми странами — членами ЕС независимости Косова. А после этого они будут заниматься вопросом пропавших без вести и вопросами возмещения военного ущерба».

А почему бы не потребовать неприемлемого, ведь косовская сторона, полностью поддержанная ЕС, ничего не теряет. Ни в случае согласия Белграда, ни в случае несогласия.

Допустим, признает Вучич требования ЕС, подпишет всеобъемлющее соглашение о нормализации отношений с Приштиной, формализовав нынешнее положение, — хорошо: косовские власти будут использовать эти вновь открывшиеся для них дополнительные возможности без каких-либо потерь. А не признает и не подпишет — тоже ничего: сербы-то находятся у них на территории, под албанским политическим суверенитетом и силовым контролем. При этом они останутся так же бесправны, а когда они там рассосутся — уедут, ассимилируются или умрут — вопрос времени. Поэтому-то косовская сторона никуда и не торопится, может подождать ещё лет 100.

Зато Сербия не может ждать, но продавить свой вариант, даже такой слабый, представляющий собой разграничение (знаем мы, как албанцы выполняют какие-либо договорённости) или даже обмен территориями (не для того албанцы заселили Косово, чтобы потом вот так взять и покорно съехать, переселившись на другие места), она не в силах. Просто нет у Сербии такой силы.

Если же взглянуть на ситуацию чуть более укрупнённо, то несложно заметить, что с начала 1990-х годов Запад последовательно и планомерно разрушает Югославию, дробя её на части, а с 1999 года, разбомбив Белград, так же планомерно разрушает и ослабляет теперь уже Сербию, в частности отсекая Косово и Метохию.

Это часть большой геополитической игры Запада — морской цивилизации против Востока, Сербии, относящейся к цивилизации евразийской, сухопутной.

И если Вашингтон — центр атлантистской цивилизации — все эти годы активно наступает, то Москва — центр цивилизации евразийской, сухопутной — либо отступает (1990-е годы), либо молчит (начало 2000-х), либо высказывается, ограничиваясь словами, а не действиями. А ведь когда Москва начинает действовать, как, например, в Сирии, тогда глобалистская машина Запада останавливается и ломается, а мир начинает перестраиваться с однополярной модели на многополярную.

Валерий Коровин, RT

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен, а также Телеграм-канал FRONTовые заметки