TV


Юрий Селиванов: Когда всюду мерещится катастрофа

Понятная озабоченность судьбами российского военного флота и известное нетерпение в отношении сроков разрешения его насущных проблем, не должны быть поводом для нагнетания ничем не оправданных пессимизма и паники

 Когда всюду мерещится катастрофа

Будучи целиком и полностью сторонником вдумчивой и конструктивной дискуссии по актуальным вопросам современного военного строительства, считаю в то же время, что подобные обсуждения не должны сопровождаться нагнетанием алармизма, а то и вовсе панических настроений в стиле «Шеф! Все пропало! Гипс снимают, клиент уезжает!».

К сожалению, такой уравновешенный подход разделяют далеко не все. Чего стоит, например, такая вот подача темы военно-стратегической безопасности Российской Федерации: «Беззащитные стратеги. Ситуация с противолодочными силами в ВМФ специалистами оценивается как катастрофическая».

Ну, что тут скажешь?! Если после двадцати лет возрождения вдребезги разгромленного в «лихие девяностые» отечественного ВМФ, после титанических усилий и  вложенных в это дело колоссальных средств, ситуация на флоте оценивается одним словом  — «катастрофа», то дальше можно просто не читать.  Ибо такая огульная неразборчивость в выражениях, сама по себе не имеет никакого отношения  к объективности выводов и конструктивности оценок.

Но поскольку это опубликовано не каким-нибудь двоечником-второгодником на портале «волшебных историй» типа Яндекс. дзен, а на вполне респектабельном военно-промышленном сайте, чьё мнение о «катастрофе российского флота» наверняка озадачит массу читателей, просто закрыть на это глаза было бы тоже неверно.

И потому сделаем попытку вникнуть в аргументацию автора данной статьи и понять, на чём он строит свой вывод о катастрофе. То есть оценить сей труд  по его реальному достоинству.

Основной «месседж» статьи вполне доступен для понимания. И заключается он в том, что в российском ВМФ  имеет место критическая нехватка кораблей противолодочной обороны ближней морской зоны и вообще всего, что необходимо обеспечения боевой устойчивости ракетных подлодок ВМФ РФ. Последствия чего для стратегической безопасности страны автор и считает катастрофическими.

«Залог неотвратимости возмездия за ядерное нападение противника – наличие во флоте не только РПКСН, но и разнородных противолодочных сил (РПЛС), которые могут обеспечить защиту наших стратегических подводных крейсеров как на этапе выхода из базы, при переходе в заданный район боевого дежурства (ЗРДБ), так и в самом ЗРБД….Совсем другая картина может сложиться при отсутствии противолодочных сил или их нехватке. Как же у нас сегодня обстоят дела с РПЛС? К сожалению, ситуация специалистами не первый год оценивается как катастрофическая. Наша страна давно не производит противолодочные самолеты и вертолеты – нет готовых конструкций, которые прямо сейчас можно было бы поставить «на поток». Нет поисково-прицельных систем и перспективного оружия для них, многие имеющиеся якобы перспективные разработки выглядят крайне сомнительно. А вот корабли, способные бороться с подлодками, Россия вполне могла бы строить, и некоторое их количество даже было заложено в прошлом. Но новых закладок нет, а действующим малым противолодочным кораблям (МПК), как отмечалось выше, осталось жить всего несколько лет. Когда их начнут массово выводить из состава ВМФ, боевая устойчивость наших РПКСН в гипотетическом конфликте упадет до нуля вместе с шансами на неотвратимое возмездие.»

Как видим – заявленная позиция вполне соответствует вынесенному в заголовок определению «катастрофа». Но насколько доброкачественна приведенная выше аргументация?

Для начала скажу, что ваш покорный слуга, что называется, двумя руками за строительство сколь угодно мощного российского Военно-морского флота, в том числе и кораблей противолодочной обороны, в том количестве и номенклатуре, которые позволяют экономические возможности государства. То есть так, чтобы пупок не развязался и народ без последних штанов не оставить.

Уточнив эту принципиальную позицию, перейдем к рассмотрению «тезисов и аргументов» нашего визави.

Вот, например, он безапелляционно заявляет, что «наша страна давно не производит противолодочные самолеты и вертолеты – нет готовых конструкций».

Но позвольте! Россия давно не производит и новых танков, если не считать мелкосерийного Т-14. Но это отнюдь не значит, что российская армия не имеет достаточных бронесил. Идет плановая модернизация наличного бронетанкового парка до уровня Т-72Б3, Т-80БВМ, Т-90М и т.д. Точно такие же процессы идут и в авиации ВМФ. Как раз сейчас на Таганрогском авиазаводе им. Бериева идет плановая модернизация тяжелых противолодочных самолетов-разведчиков Ту-142 по версии Ту-142М3.

Эта модификация оснащена более эффективной гидроакустической системой и комплексом радиоэлектронного противодействия. По информации газеты «Известия», самолеты оборудуют высокоточной прицельной системой «Гефест» (СВП-24). Данная система позволит повысить эффективность применения противолодочных торпед, а также глубинных и обычных авиационных бомб. Кроме того, отныне боеприпасы самолета смогут в воде обнаружить противника с помощью головки самонаведения.

 Дальний противолодочный самолет Ту-142 предназначен для ведения морской разведки, поиска и уничтожения подводных лодок. Боевой радиус действия 6400 километров, вооружение: торпеды, авиационные ракеты Х-35, глубинные бомбы. Боевая нагрузка - 11 340 килограммов.

Дальний противолодочный самолет Ту-142 предназначен для ведения морской разведки, поиска и уничтожения подводных лодок. Боевой радиус действия 6400 километров, вооружение: торпеды, авиационные ракеты Х-35, глубинные бомбы. Боевая нагрузка — 11 340 килограммов.

Непрерывно идущий процесс пополнения  парка модернизированных Ту-142 позволяет перейти к их массированному применению   на разных океанских театрах.  Буквально на днях немалый переполох в западных СМИ был вызван  одновременным полетом сразу семи самолетов этого типа:

Из сообщения Минобороны РФ: «27 июня 2020 года три дальних противолодочных самолета Ту-142МК выполнили плановые полеты над акваториями Баренцева и Норвежского морей. Над нейтральными водами Норвежского моря на отдельных этапах маршрута полета самолеты сопровождались истребителями F-16 ВВС Норвегии. Еще четыре дальних противолодочных самолета Ту-142МК выполнили полет над нейтральными водами Северной части Тихого океана. На отдельных этапах маршрута сопровождались истребителями F-22 ВВС США. Истребительно-авиационное прикрытие осуществлялось истребителями-перехватчиками МиГ-31. Продолжительность полета самолетов составила около 11 часов.»

Кроме того, боевую службу в ВМФ РФ несет и патрульный противолодочный самолет среднего радиуса действия Ил-38Н, также проходящий плановую модернизацию.

«Начальник авиации Тихоокеанского флота полковник Сергей Рассказов уточнил, что модернизация, которая заключалась в установке на самолеты новой поисково-прицельной системы «Новелла-П-38», значительно расширила объем решаемых самолетами задач и их боевые возможности. По его оценке, поисковые возможности самолета качественно улучшились и увеличились в несколько раз по сравнению с базовым Ил-38. Появилась возможность применения радиоакустических буев нового поколения, в состав оборудования самолета дополнительно была включена станция радиоэлектронной разведки, тепловизор, работающий в инфракрасном и видимом спектре. Для подсветки подводной лодки используется гидроакустическая станция. Гидроакустические буи и развернутая антенная решетка ADS обнаруживают подводную лодку в мультистатическом режиме. Помимо гидролокации, лодка может быть обнаружена еще по трем десяткам различных физических полей и вызываемых действиями лодки явлений..»

Противолодочные силы флота получают проходящие модернизацию вертолеты Ка-27М с существенно улучшенным составом бортового оборудования и тактическими характеристиками:

«Вертолет Ка-27М оснащен разработанной АО «Корпорация «Фазотрон-НИИР» новой «радиолокационной командно-тактической системой», включающей новые акустическую и магнитометрическую системы, систему радиоразведки, информационно-вычислительную систему и бортовую радиолокационную станцию «Копье-А» с активной фазированной антенной решеткой. По варианту Ка-27М планируется модернизировать 46 вертолетов Ка-27ПЛ».

Прошедшие ремонт и модернизацию на на АО "Кумертауское авиационное производственное предприятие" противолодочные вертолеты Ка-27М и транспортно-боевые вертолеты Ка-29
Прошедшие ремонт и модернизацию на на АО «Кумертауское авиационное производственное предприятие» противолодочные вертолеты Ка-27М и транспортно-боевые вертолеты Ка-29

И это не говоря уже о том, что по заказу министерства обороны РФ ведется разработка противолодочного самолета нового поколения.

Так обстоят дела только с одним из упомянутых автором «Военно-промышленного курьера» направлений противолодочной обороны, которая, по его мнению, находится в катастрофическом состоянии.   Решительно не понимаю, что дает ему основание для столь апокалиптических выводов!

Но это, в конце концов, частности. Главное же заключается в том, что само видение нашим визави «фатальных угроз» для российского стратегического подводного флота, представляется не вполне адекватным реальной действительности.

В центр своего внимания этот автор  ставит проблему якобы необеспеченной безопасности ударных  ракетных субмарин при их выходе из пунктов базирования и следовании в ближней морской зоне. Дескать, именно в этой зоне их подкарауливают вражеские подлодки, которые в условиях отсутствия надлежащей ПЛО, их наверняка уничтожат. И Россия, таким образом,  лишится  своего оружия гарантированного ответного удара. Вот такая трагедия!

Однако в реальной жизни  все обстоит несколько иначе. Одной из главных целей первого ракетно-ядерного удара противника станут,  несомненно, именно пункты базирования РПКСН. Которые противник попытается уничтожить вместе со всем содержимым, чтобы избежать ответного удара. Это стационарные объекты и вероятность их выживания в случае такого удара стремится к нулю.

Именно поэтому, принципы боевого применения стратегических подводных лодок базируются не на их отстое в пунктах базирования, а на постоянном патрулировании в глубинах мирового океана. Где их гарантированное обнаружение задача практически не решаемая  для натовских флотов.  Только те РПКСН, которые будут находиться на океанских боевых позициях в момент вражеского удара по нашим базам,  останутся в игре и могут стать реальным оружием ответного удара.

И задача флота как раз и состоит в том, чтобы иметь такое  количество  ракетных подлодок, которого достаточно  для  непрерывного патрулирования. А их ударных возможностей с лихвой хватит для нанесения противнику неприемлемого ущерба. Именно в этом состоит смысл и стратегия военно-морского ракетно-ядерного сдерживания. А вовсе не в том, чтобы в момент начала «большого шухера» попытаться вырваться из родной базы на океанский простор.  И  к этому сейчас  прилагается максимум усилий  руководством Российской Федерации. Вот почему на российских верфях приоритетом номер один идет серийное строительство новейших боевых единиц подводного флота.

Так что проблема охоты натовских «хантер-киллеров» на наши стратегические субмарины на выходе из пункта базирования выглядит несколько преувеличенной. Тем более, что российский надводный флот не  так уж и беспомощен в плане противодействия этой угрозе. К тому же возможности ВМС США и НАТО тоже далеко не безграничны. С одной стороны, чем плотнее их подлодки-перехватчики  будут жаться к нашим берегам, тем меньше будет ареал для их поиска, тем меньше потребуется корабельных сил для их обнаружения и тем больше вероятность заблаговременной нейтрализации этих подводных засад.

А с другой стороны – чем дальше эти «охотники»  будут от нашего берега, тем больше будет свободная от них акватория и  скрытность маневра для наших РПКСН.

Во времена «холодной войны» американцы создали в Северной Атлантике так называемый «рубеж противолодочной обороны СОСУС», состоявший из непрерывной сети гидролокаторов. Простой вопрос – зачем им понадобилось такая дорогостоящая сеть ПЛО посреди Атлантики, если  прибрежные засады решали вопрос и русские подлодки были бы уничтожены еще на выходе из своих баз? Ответ столь же прост — не гарантировали эти засады натовцам ничего такого! Потому и вынуждены они были раскидывать эту сеть в мировом океане уже на подступах к своим берегам.

А ведь с тех пор военные технологии отнюдь не стояли на месте. И у российских подводников стало не меньше, а больше средств и способов уклонения от нежелательных встреч при выходе из пункта базирования. Хотя, еще раз повторю, не в этом главная «фишка» данной стратегической игры.  Так, например, буквально на днях, в открытой печати было опубликовано сообщение о завершении разработки беспилотного подводного аппарата «Суррогат», который вполне способен полностью «замести следы» российской подводной лодки:

«Известно, что ведется создание робота, способного имитировать любую субмарину. В ЦКБ «Рубин» разработан концепт-проект морского роботизированного комплекса «Суррогат». Как ранее сообщал ТАСС, модульная конструкция позволит менять его функциональность — он может имитировать как неатомную, так и атомную подводную лодку, а также вести картографирование местности и разведку. «В настоящее время НИР «Суррогат», проведенный нами в инициативном порядке, завершен. Результаты данной работы доведены до сведения профильных организаций Министерства обороны РФ, идут консультации», — отметил Директор АО «ЦКБ МТ «Рубин» Игорь Вильнит.»

В рамках одной статьи, к тому же посвященной практически закрытой военной тематике, совершенно невозможно представить полную картину всего того, что делается в Военно-морском флоте РФ в плане обеспечения надежной боевой устойчивости российских подводных стратегических сил. Но даже тех фактов, что приведены выше, вполне достаточно, чтобы уяснить — оснований для разговоров о якобы «катастрофической ситуации» в этой сфере нет ровно никаких. И если наш визави искренне болеет за решение реально существующих флотских проблем, а не просто выполняет некое мутное спецзадание с заранее назначенным результатом, то ему придется это признать.

Юрий Селиванов, специально для News Front

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен, а также Телеграм-канал FRONTовые заметки