TV


Трамп намерен заполучить АСЕАН в союзники благодаря Японии

родолжает усиливаться китайско-американское противостояние, которое из области торговли, технологий и гуманитарной плоскости плавно перекочевывает в военно-политическую сферу. Недавние вспышки конфликтности на границе Китая и Индии, в районе Ладакха, как и резкое обострение на межкорейской линии разграничения между Севером и Югом по 38-й параллели многие наблюдатели справедливо охарактеризовали как американское давление на Пекин и его асимметричный ответ Вашингтону

Трамп намерен заполучить АСЕАН в союзники благодаря Японии

Но поскольку корейская проблематика задевает и японские интересы, ситуация получила развитие сразу по двум направлениям. С одной стороны, на недавних российско-американских переговорах в Вене американская сторона осуществила пошлый демарш, выставив на переговорный стол флаги КНР, в то время как Китай принимать участие в них не собирался. Публичный популизм — моветон в дипломатии, где переговорные вопросы решаются при помощи позиций и аргументов, а не апелляции к «общественности». Тем не менее американцы на это пошли; главный переговорщик Вашингтона Маршалл Биллингсли даже написал в Twitter, что «Китай не прибыл на переговоры», пытаясь выставить Пекин в неприглядном свете. Ему ответил заместитель главы российского МИД Сергей Рябков, который обратил внимание американских СМИ на то, что судьба СНВ-3, как и других аналогичных документов, — это сугубо российско-американский вопрос, не имеющий никакого отношения к Китаю. Биллингсли, однако, на этом не остановился и продолжил паясничать. И делая вид, что разговаривает с китайской стороной, предложил ей «подумать» над тем, против кого развернуты российские РСМД, которые не достают до территории США. Намекнул, что они нацелены на Китай, позвав последний всё-таки поучаствовать в переговорах, «чтобы об этом узнать». «Боже, как низко вы пали!» — ответил американскому дипломату Фу Цун, руководитель профильного департамента по контролю над вооружениями и разоружению МИД КНР. С этого момента всем стало понятно, что главный смысл приглашения Китая для американской стороны — поссорить его с Россией, внушив Пекину, что Москве доверять нельзя. А Москве, соответственно, что недостоин доверия уже Пекин. Но обращает внимание, что если раньше политика «разделяй и властвуй» американцами проводилась с позиции силы, то сейчас все эти анекдотические «ужимки и прыжки» в стиле третьеразрядного бантустана, — от слабости и неуверенности в себе. И это подтверждает закономерность того, что история повторяется дважды — в виде трагедии и фарса.

С другой стороны, особо не полагаясь на американского «черного кота» между Россией и Китаем, Вашингтон принялся подзуживать сателлитов, проводя серии информационных спецопераций. Первым, кто решил подыграть, оказалась Япония, напуганная обострением межкорейского кризиса неподалеку от своих границ. Всё было обставлено в лучших традициях конспирации. Сначала Токио шумно отказался от двух комплексов американской ПРО Aegis Ashore («Иджис») наземного базирования, аннулировав соответствующий контракт с Пентагоном на сумму почти в 2 млрд долларов (речь о них зашла в 2017 г., в связи с испытаниями северокорейских ракет). Так сказать, «успокоили» российские и китайские власти, которые жестко выступали против их размещения на Японских островах ввиду нарушения тем самым регионального стратегического баланса в пользу США, под контролем которых установки планировалось и оставить.

И вот появляется информация о том, что в Токио не просто дают «зеленый свет» участию страны в создании «восточной НАТО», но и собираются взять на себя агитационно-пропагандистские и даже организаторские функции. Речь идет о новом трансрегиональном альянсе, в котором стратеги из Вашингтона собираются объединить Японию с Австралией, Южной Кореей и Индией, воплотив тем самым в жизнь проект «Индо-Тихоокеанского» региона — соединения театров военных действий (ТВД) АТР и юга Азии и Индийского океана. Буквально на днях японское военное ведомство объявило о создании в своей структуре специальной «Индо-Тихоокеанской» группы, призванной разрабатывать и координировать с США новую региональную стратегию Страны восходящего солнца. «Фишка» в том, что сами американцы от участия в альянсе собираются воздерживаться, выставляя его в виде «региональной инициативы» самого обозначенного «квартета»: дескать, «я — не я, и лошадь не моя». И коль так, то получается, что роль подставного «лидера» альянса, разумеется, по согласованию с Вашингтоном, и собирается взять на себя Япония. Не иначе, покидающий в будущем году свой пост премьер-министр Синдзо Абэ, провалившись по всем основным вопросам своей повестки, захотел запомниться и остаться в истории если не кем-то, то «чем-то». В данном случае — проводником в жизнь американских планов.

С одной стороны, конечно же, у Японии имеется собственная «Индо-Тихоокеанская» стратегия, но она изначально, с 2016 года, когда была озвучена на конференции по развитию Африки, ориентировалась на Черный континент в пику китайской инициативе «Пояса и пути». С другой, поскольку конкурировать с гигантским объемом китайских инвестиций в Африку Токио не в состоянии, развития японская стратегия не получила, и вот теперь, видимо, принято решение переоформить ее из экономической плоскости в военно-политическую, сдвинув на Восток. В информации, распространенной со ссылкой на японские правительственные источники, сообщается, что уже в июле вдвое увеличится штат сотрудников военного ведомства, отвечающих за внешние связи с иностранными государствами, помимо США, на которые завязана вся внешняя политика послевоенной Японии. В центре внимания окажутся Индия и Австралия, что понятно. Предполагается, однако, еще и совершить «прорыв» на направлении АСЕАН — регионального объединения «десятки» стран Юго-Восточной Азии (ЮВА). И вот это уже что-то новенькое, ибо в американских «Индо-Тихоокеанских» планах АСЕАН до этого не фигурировала.

Ряд экспертов в связи с этим указывают на определенные проблемы, которые США испытывают в инвестиционных операциях со странами ЮВА. И проводником их влияния нередко выступает Япония, которая вместе с США контролирует более чем по 15% в акционерном капитале Азиатского банка развития (ADB). Следует отметить также, что буквально на днях в видеоформате прошел саммит «десятки», по итогам которого опубликован итоговый документ, ставящий целью выход на подписание к концу текущего года ВРЭП — Всеобъемлющего соглашения об экономическом партнерстве. Его участниками станут все страны АСЕАН, а также Китай и члены выстраиваемого Вашингтоном «Индо-Тихоокеанского» альянса — Япония, Австралия, Южная Корея и Индия. Но поскольку в данном случае разговор идет не об экономике и торговле, а о военно-политической проблематике, логичнее предположить, что Токио лишь выступает ретранслятором озабоченности Вашингтона сближением стран АСЕАН с Китаем, рассчитывая навязать Пекину конкуренцию за влияние.

Отметим две важные вещи. Еще в ноябре 2017 года, встречаясь с лидерами «десятки» на полях саммита объединения в Маниле, премьер Госсовета КНР Ли Кэцян выступил за расширение традиционного формата Китай-АСЕАН, предложив формулу «3+X» вместо прежней «2+7». Помимо трансформации политического доверия во взаимодействие в вопросах безопасности, предполагалось широко внедрить в двусторонние контакты практику гуманитарных обменов, а также не ограничиваться прежними семью полями взаимодействия. «X» — это неизвестное, указывающее, что границ у сотрудничества нет. Одновременно, перед филиппинским саммитом, вояж в регион совершил тогда президент США Дональд Трамп. И предложил в ходе визита во Вьетнам собственное посредничество в решение территориального спора в Южно-Китайском море (ЮКМ), где Китай и ряд стран АСЕАН оспаривают находящиеся под фактическим контролем Вьетнама острова архипелага Спратли (китайское наименование — Наньша). Пекин тут же эту американскую инициативу отклонил, подчеркнув, что стороны сами найдут решение всех проблем, для чего идет работа над Кодексом поведения в ЮКМ; недавно о подготовке этого документа, парафированного в 2016 году, которой «ничто не может помешать», еще раз напомнил глава МИД КНР Ван И, выступая на сессии ВСНП. Вряд ли в этом приходится сомневаться: Китай — традиционный участник всех расширенных саммитов АСЕАН — и в эксклюзивном формате «10+1», и в коллективном «10+3» с Сеулом и Токио. Но причина внимания к ЮКМ со стороны США в том, что у них здесь собственные интересы, загримированные в формулу «свободы судоходства»; Вашингтон обвиняет Китай в строительстве в акватории искусственных островов, что превращает ее во «внутрикитайское озеро». Американские ВМС регулярно появляются в районе Спратли, а сотрудничество с Тайванем, расположенным на стыке ЮКМ и Восточно-Китайского моря (ВКМ), при Трампе наиболее активно развивается в военной сфере.

На фоне динамичного развития связей Китая с АСЕАН в Вашингтоне занервничали и в прошлом году попытались перехватить инициативу. В ноябре в Бангкок на саммит АСЕАН приехала делегация из США во главе с президентским помощником по национальной безопасности Робертом О’Брайеном. На проходивший параллельно с саммитом Индо-Тихоокеанский бизнес-форум вместе с главой минторга США Уилбуром Россом прибыли 19 американских послов в странах региона. Однако лидерам АСЕАН представительство США не понравилось; семь из десяти лидеров проигнорировали встречу с О’Брайеном, отправив вместо себя глав МИД и объяснив это «низким уровнем» участия со стороны Вашингтона, от которого ожидали прибытия либо самого Трампа, либо, на худой конец, вице-президента Майкла Пенса. В речи помощника президента США прозвучало предложение провести в начале 2020 года двусторонний саммит США-АСЕАН уже в Вашингтоне, которое в сложившейся ситуации повисло в воздухе. И «висит» до сих пор.

Видимо, в этой ситуации, когда у США мало собственных рычагов воздействия на членов АСЕАН, востребованными оказались японские сателлиты. На них Вашингтон, надо полагать, и возложил ответственную миссию по вовлечению в «восточную НАТО» хотя бы ключевых участников объединения, например Малайзии и Индонезии, которые контролируют переходы из Тихого океана в Индийский. А политический «тяжеловес» японского правительства — экс-глава МИД Таро Коно, ныне возглавляющий военное ведомство, уже на протяжении нескольких месяцев пугает своих коллег в Индии и на побережье Юго-Восточной Азии «китайской угрозой».

Действительность, однако, богаче кабинетных схем. Приближается 75-я годовщина окончания Второй мировой войны, являющаяся синонимом японского поражения, капитуляции и окончания многолетней оккупации, ужасы которой большинство стран ЮВА переживали наряду с Китаем. К этой дате исторические «скелеты», которые хранятся в Токио, вновь привлекут к себе повышенное внимание. Япония потому так безоглядно и следует в фарватере США, что ей, после преступлений самурайской военщины, на материке своего собственного континента рассчитывать на благосклонность народов и забвение ими исторической памяти не приходится. Так что японское инициативное «заступничество» вряд ли поможет Вашингтону, да и время для этого выбрано, как видим, далеко не самое удачное. Чтобы создать «восточную НАТО», США придется выходить «из-за угла» и действовать с «открытым забралом», а не из-под чужого прикрытия. Но даже в этом случае успех отнюдь не гарантирован. И уже тем более не стоит рассчитывать на то, что удастся заполучить в американские сети главных участников АСЕАН, которым нечего приобретать от участия в антикитайских альянсах, а вот потерять можно многое.

Владимир Павленко, ИА REGNUM

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен, а также Телеграм-канал FRONTовые заметки