TV


«Элегантная агентура»: как КГБ готовил девушек к службе во внешней разведки

Не смотря на примитивный обывательский взгляд на женщин разведчиц как на «секс-шпионов», в КГБ  к женским кадрам предъявляли повышенные требования, особенно в плане выдержки и психологической выносливости, ведь женщинам-нелегалам предстояло долгое время жить вдали от родины. Всесторонние таланты, эрудированность и интеллект были плюсами при зачислении в штат органов госбезопасности.

«Элегантная агентура»: как КГБ готовил девушек к службе во внешней разведки

Как пишет «Русская семёрка» долгое время считалось, что женщина не походит для работы разведчиком-нелегалом. Даже такой ас разведки как Рихард Зорге высказывался против использования женщин в качестве заграничных резидентов.

«Женщины слабо разбираются в вопросах высокой политики или военных делах. Даже если вы привлечете их для шпионажа за собственными мужьями, у них не будет реального представления, о чем говорят их мужья. Они слишком эмоциональны, сентиментальны и нереалистичны», — писал Зорге.

Но советские разведчицы, сумели доказать, что женская сила — это продолжение женских слабостей. Советская разведчица-нелегал Галина Федорова сама отмечала, что женщина натура чувствительная, хрупкая, легкоранимая, сильнее, чем мужчина, привязана к семье, домашнему очагу, больше предрасположена к ностальгии. Но эти маленькие слабости, по мнению Федоровой, дают женщине мощные рычаги воздействия в сфере человеческих взаимоотношений.

Во времена «холодной войны», КГБ довольно активно привлекал женщин на службу во внешней разведке. Упомянутая Галина Фёдорова в своё время сыграла важную роль в получении секретных данных Пентагона.

Подходя со всей серьёзность к выбору кандидатур в КГБ выделяли не только внешние данные будущих разведчиц, но и с особым вниманием относились к интеллектуальным возможностям. В числе агентов КГБ, работавших за рубежом, были Елена Зарубина, доктор философских наук, и Зоя Рыбкина, известная в СССР как детская писательница Зоя Воскресенская, лауреат Государственной премии.

Разные пути приводили женщин в спецслужбы, однако выбор их в качестве агента КГБ случайным никогда не был. Особенно тщательно осуществлялся отбор женщин на нелегальную работу. От них требовали не только отличного знания своего дела и иностранных языков, но предполагалось, что офицер нелегальной разведки должен владеть искусством перевоплощения, т.е. иметь актерский талант.

Самыми яркими примерами подобного агента были знаменитая актриса Ольга Чехова и разведчица-нелегал Ирина Алимова.

Чеховой, которая с 1932 года жила в Германии по личному заданию начальника Иностранного отдела Контрразведки МГБ СССР, удалось не только стать любовницей самого рейхсмаршала Германа Геринга, но и получить в число своих  невольных осведомителей даже министр пропаганды Третьего рейха Йозефа Геббельса.

Алимова, в отличие от Чеховой не была профессиональной актрисой, но, по мнению окружающих, вполне могла стать кинозвездой. Используя свои актерские способности, она успешно вела шпионскую работу в Японии, став достойной продолжательницей дела Рихарда Зорге. В своё время всю Японию облетел снимок, где Алимова была запечатлена с женой императора Страны восходящего солнца. Легко налаживая связи и уходя от подозрений, разведчица получала ценнейшие сведения об американских военных базах и береговых укреплениях на территории Японии.

Но нельзя забывать о самом главном оружие женщин — обольщении. По данным историков разведки, именно в СССР была создана одна из самых мощных в мире спецслужб, которая готовила женщин-шпионов, владевших приемами обольщения мужчин. Часто для этих целей вербовали молоденьких студенток столичных вузов. Советская секретная служба даже открыла специальную школу под Казанью, к моменту окончания обучения в которой бывшие студентки становились циничными и искушенными обольстительницами, что совсем не вязалось с моральным обликом образцовой советской девушки.

Перед выполнением очередного задания тщательно изучались интимные пристрастия будущего объекты. Знакомство должно было выглядеть случайным и не вызывать подозрений. Но конец был всегда один –попавшемуся на крючок «донжуану-неудачнику» вежливо объясняли, что ему ничего не остается, кроме как сотрудничать с советской разведкой.

Но важно было не только соблазнить потенциальную жертву, необходимо было и получить от него ценные сведения. Часто весь процесс обхаживания клиента ограничивался установкой «прослушки»

В 1979 году приказом главы КГБ Юрия Андропова в СССР был регламентирован механизм прослушивания. Точки прослушивания устанавливались везде, в том числе и в посольствах, для перехвата переговоров зарубежных дипломатов.

Операторами в пунктах прослушивания в основном были женщины. Они записывали переговоры на магнитофонную ленту и стенографировали их. Далеко не каждая сотрудница могла справиться с подобной задачей, ведь каждый оператор должен был уметь распознать до 50 различных голосов. К моменту распада СССР в Москве работали около 900 таких операторов, в Ленинграде — порядка 400.

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен, Телеграм-канал FRONTовые заметки