TV


Георгий Зотов: «Евреи уехали на море». Правда ли немцы при Гитлере не знали о концлагерях?

18 апреля 1945 года 19-летний студент-богослов Роберт Лимперт из города Ансбах решил побороться с режимом фюрера: он перерезал телефонные провода связи с позициями вермахта, сдерживающего рядом с Ансбахом натиск армии США. Но это видели два мальчика из «гитлерюгенда» и немедленно донесли в гестапо. Лимперта арестовали. Командир гарнизона отдал юношу под трибунал, через полчаса студента приговорили к смерти.

Георгий Зотов: «Евреи уехали на море». Правда ли немцы при Гитлере не знали о концлагерях?

Роберт был повешен, верёвка оборвалась, он побежал, его поймали «добрые горожане», подтащили к виселице и повесили опять: на этот раз окончательно. Через четыре часа в Ансбах вошли американцы, и командир скрылся на велосипеде: сражаться было некому. Те же полицейские и гестаповцы, да и соседи Лимперта, принявшие участие в казни, хором оправдывались: думали, они действуют правильно, выполняют закон, и, самое главное, все якобы вообще не знали, что режим Гитлера настолько жесток. Когда немцев спрашивали, как те могли поддерживать власть, убивающую детей в газовых камерах, ответ всегда был один: мы понятия не имели!

«Как мы могли такое творить?»

Так ли это? 15 апреля 1945 года британские войска освободили концлагерь Берген-Бельзен, узрев страшную картину: 13 000 трупов узников, сваленных в кучи вокруг бараков — их даже не хоронили. Пленную охрану СС заставили закапывать тела, к этому мрачному занятию привлекли и гражданских лиц из соседнего города Целе. Бюргерам стало плохо. Они клялись: раньше-то и представить себе не могли, что всего в паре километров от их жилищ хладнокровно умерщвляют десятки тысяч женщин и детей.

Прибывшие в Берген-Бельзен американские армейские фотографы и кинооператоры вели съёмку до 9 июня, впоследствии эти фильмы и снимки были показаны немцам — что представляют из себя нацистские лагеря смерти. Однако среди населения Германии пришли в ужас далеко не все. Кто-то спокойно заявлял: мол, союзники специально «срежиссировали» фото, дабы привить немцам чувство вины. Они устойчиво отказывались верить в происходящее. Быстрее всех правда о нацизме дошла до молодёжи, ранее обожавшей Гитлера. Как рассказал мне в интервью сын «наци № 2» Мартина Бормана Мартин Борман-младший, «увидев фото преступлений СС в России и Польше, я чуть не сошёл с ума… Как же мы, немцы, могли сотворить столь чудовищные вещи?!».

«Их отправили на остров»

Но знали или всё же не знали? Не желали знать — вот точный ответ. Ведь сперва из Германии исчезли все поголовно евреи, а потом цыгане. Информации об их судьбе не давалось. Я опрашивал на эту тему старых людей в ФРГ, каждый пожимал плечами: «Мы не интересовались их судьбой. Пропали да пропали. Ходили слухи, что евреев переселяют. Называли Уганду или остров Мадагаскар… Находились те, что завидовали: евреи и тут устроились, за счёт рейха уехали на море». По сути, гражданам Германии было абсолютно наплевать на то, куда именно пропали их соседи.

Сейчас немцы оправдывают себя мощью пропаганды Геббельса, заставившей их поверить, что в бедах государства виноваты евреи. Будем честны: дело не в незнании. Банальная вещь — подданные Гитлера были равнодушны к будущему евреев. Участники подразделения СС «Мёртвая голова», отвечающего за охрану лагерей, разумеется, часто проговаривались в отпусках за бутылкой шнапса, что именно происходит с «низшими расами»: и про газовые камеры, и про крематории, работавшие сутками. Эти факты попросту игнорировали. Одни немцы считали такие разговоры пьяной выдумкой, другим (большинству) было «по барабану».

Фото «сафари» с жертвами

Зато куда больше рядовым немцам было известно о событиях на Восточном фронте. Каратели, предававшие огню советские города и деревни, казнившие сотни тысяч мирных жителей, охотно фотографировались рядом с виселицами и у рвов с телами расстрелянных — им это казалось чем-то вроде сафари, туристической охоты. Снимки массовых казней часто попадали в рейх, просматривались семьями военных и их соседями (солдаты вермахта и СС откровенно хвастались своей безумной жестокостью), и приличная часть населения рейха была осведомлена о методах войны в СССР. Но кровавые расправы никого не возмущали. Более того, весной 1943 года, после поражения под Сталинградом, большинство немцев считало: войну против русских надо ужесточить, иначе её не выиграть. По мнению британского историка Иэна Кершоу, именно страхом возмездия было обусловлено упорное сопротивление немецких солдат Красной Армии в марте-апреле 1945 года. Немцы отчаянно боялись, что «большевики будут мстить всем подряд». Многие историки (в частности, Энтони Бивор) часто цитируют письма гитлеровских военнослужащих с Восточного фронта, и там повторяется одна и та же гнетущая фраза: «Если сами русские на нашей территории станут так же действовать, как и мы в России, вся Германия будет лежать в руинах и тонуть в крови».

«Убейте детей вдали от солдат»

Типичный пример поведения рядовых немцев даёт леденящий кровь случай в украинском городе Белая Церковь. В августе 1941 года, предварительно расстреляв местных евреев (взрослых горожан), нацисты заперли в подвале 90 еврейских детей, не давали им ни еды, ни воды: от дома постоянно нёсся крик и плач. Солдаты стали жаловаться, что «вопли» мешают им спать. Они обратились к своим полковым священникам («капелланам») с просьбой уладить вопрос. Католический капеллан Эрнст Тевес и лютеранский пастор Герхард Вильчек предложили раздать сирот семьям местных жителей. Подполковник Гельмут Гроскурт приказал отсрочить казнь малышей, но вмешался фельдмаршал Рейхенау, велев «немедленно прикончить всех». Детей в итоге расстреляли украинские «полицаи» — вермахт не захотел пачкать руки детской кровью.

Случай хорошо иллюстрирует настроения немцев по поводу убийства невинных людей. Гроскурту не было жалко детей. Он флегматично сказал, что «маленьких евреев» следовало уничтожать вдали от войск, дабы не страдал моральный дух солдат. Капелланам было всё равно, что убили родителей этих малышей: им казалось «некрасивым» лишь казнить младенцев. Солдаты же, обратившиеся к капелланам, далее судьбой детей не интересовались: их увели, плач прекратился, они снова могут спать.

Как видите, знали или не знали — тут вопрос не присутствует. В тех моментах, когда немцам было абсолютно точно известно о кровавых преступлениях нацизма, подавляющее большинство и пальцем не пошевелило, дабы постараться этому помешать. Посему стандартная отговорка «мы понятия не имели» здесь не работает. Вот сказать «немцам было полностью наплевать на жизни других людей, и они старались о них вообще не думать» будет совершенно точным определением.

Георгий Зотов

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен, а также Телеграм-канал FRONTовые заметки