Каминг-аут «Мемориала», или «правозащита» прямого действия: сотрудники центра признали «правосеков» коллегами

Некогда одна из «бабушек российской правозащиты», ныне покойная Валерия Новодворская, с подкупающей прямотой провозгласила: «Я лично правами человека накушалась досыта. Некогда и мы, и ЦРУ, и США использовали эту идею как таран для уничтожения коммунистического режима и развала СССР. Эта идея отслужила свое, и хватит врать про права человека и про правозащитников. А то, как бы не срубить сук, на котором мы все сидим». (Газета «Новый взгляд» N46 от 28 августа 1993г)

Каминг-аут «Мемориала», или «правозащита» прямого действия: сотрудники центра признали «правосеков» коллегами

Надо сказать, что Валерия Ильинична тогда сильно поторопилась, не только признав единство целей и средств у американских спецслужб и российских правозащитников и их кровную связь, но и списывая в утиль идею «защиты прав человека». Понятно, что тогда, в 1993 году, ей казалось, что судьба России и «русский вопрос» близки к окончательному решению.

Но все сложилось не так, как рассчитывала Новодворская, и «таран» вновь потребовался. Теперь уже против России, о развале которой мечтают ее наследники.

Именно в этом ключе осуществляется деятельность внесенного в реестр иностранных агентов правозащитного центра «Мемориал», который последовательно и настойчиво отстаивает «права» всех врагов нашей страны.

Так, например, во время обеих Чеченских кампаний эта структура отстаивала «права» террористов, убивавших мирных людей, и боевиков, с оружием в руках сражавшихся против российских военных и сотрудников правоохранительных органов. Касается ли дело осужденных за шпионаж, экстремизм или организацию массовых беспорядков — неважно, «Мемориал» готов защищать всех, кто выступает против России, ее народа и государственной системы.

Особым объектом их заботы являются осужденные исламисты, которых они именуют не иначе, как «политзаключенные».

Именно так они называют членов террористической группировки «Хизб ут-Тахрир» (запрещенной в России), «людей, не прибегавших к насилию и не призывавших к нему», как утверждает «Мемориал», которых «преследуют за приверженность мирному религиозному учению».

Напомним, например, чем занимались «приверженцы мирного учения», прошедшие по «московскому лелу».

Азизбек Инамов вербовал новых участников путем пропаганды идей запрещенной организации, распространял соответствующую литературу и проводил собрания. Зикруллохон Рахмонходжаев занимался приобретением и хранением боеприпасов и взрывчатых веществ. В ходе обысков у них изъяли экстремистскую литературу. Сообщается, что найдены заготовки фальшивых американских долларов на сумму 1 миллион и евро на сумму 2 миллиона.

А фигуранты «Челябинского дела», осужденные за приготовление к действиям, направленным на насильственный захват власти и изменение конституционного строя (ст.278)? Все они с 2009 года активно собирали своих сторонников. Причем двое из них не первый раз оказываются на скамье подсудимых — Вадим Насыров был ранее осужден на полтора года (!) за приготовление к теракту, а Галиуллин дважды был судим за участие в деятельности экстремистских организаций.

И так по всем «политзаключенным» исламистам, которых в списке «Мемориала» около пятидесяти.

Теперь иностранный агент решил защищать интересы другой запрещенной в России организации — «Правого сектора». Нет, «правосеков» , задержанных правоохранительными органами, «Мемориал» защищал всегда, позиционируя отморозков-нацистов в качестве «узников совести». Но теперь вопрос стоит не больше не меньше как о том, чтобы признать решение Верховного Суда России по запрету ПС… незаконным!

Напомним, что в начале марта 2014 года было опубликовано видеообращение тогдашнего руководителя «Правого сектора» Дмитрия Яроша к главе запрещенного в РФ «Имарата Кавказ» Доку Умарову (к тому времени уже мертвому), в котором он просил поддержать Евромайдан организацией терактов на территории России. Это стало одним из оснований для запрета деятельности «Правого сектора».

Отметим, что 23 июня 2010 года США официально включили Доку Умарова в список международных террористов. 11 марта 2011 года Совет Безопасности ООН включил Доку Умарова в список террористов, связанных с Аль-Каидой, а 26 мая 2011 года США включили Доку Умарова в национальную программу «Вознаграждение за содействие правосудию» и объявили награду в $5 млн за информацию о его нахождении. Именно это обстоятельство не позволило «Мемориалу» объявить Умарова «приверженцем мирного учения». Не мог же он идти против решения кормильца.

Поэтому пришлось выкручиваться, объявив обращение Яроша к международному террористу «сфабрикованным». Это утверждение выглядит тем более нелепо, что подобные призывы, обращенные и к другим террористическим организациям, звучали на Украине неоднократно и не только от Яроша. А некоторые члены ПС (например, Александр Музычко) даже воевали ранее на стороне кавказских террористов.

Как утверждают сотрудники правозащитного центра, «Правый сектор»* является украинской националистической организацией «умеренного типа» и защищает права крымских татар, то есть, является их коллегами и собратьями по правозащитному ремеслу. А само появление ПС вызвано и «оправдано» воссоединением Крыма с Россией, хотя «Правый сектор» как структура возник гораздо раньше, чем полуостров по итогам законного референдума вернулся в состав нашей страны.

В этой связи небезынтересно узнать, что в начале июня 2016 года в докладе спецдокладчика ООН по вопросу о внесудебных казнях, казнях без надлежащего судебного разбирательства и произвольных казнях «правозащитная организация» «Правый сектор» отнесена к числу «склонных к насилию ополчений, которые действуют в качестве самостоятельной силы благодаря официальному потворству на высоком уровне и при почти полной безнаказанности».

В частности, речь шла о насилии над людьми (журналистами, писателями), с убеждениями которых они не согласны, а также об угрозах применения насилия в адрес адвокатов и судей. Авторы доклада заявили: «Ультранационалистические группы и другие вооружённые формирования, такие как „Правый сектор“, „Свобода“ и „Самооборона“, должны быть признаны незаконными и реально разоружены, распущены и привлечены к ответственности или подчинены закону. Акты насилия или запугивания со стороны лидеров и членов этих групп не должны встречать попустительства государства на любом уровне, а подстрекательство с их стороны к насилию и ненависти по отношению к другим общинам следует наказывать».

Однако ООН не указ для «Мемориала» — не она же им деньги платит.

Свою беспрецедентную позицию по «коллегам» из ПС «Мемориал» озвучил после того, как признал «политическим заключенным» участника «Правого сектора» из Ставропольского края Александра Атаманова, который был задержан в 2019 году за раздачу в Пятигорске листовок запрещенной организации. Также ему вменяются контакты с украинскими вербовщиками-неонацистами и хранение наркотических веществ.

Напомним также, что члены ПС неоднократно задерживались сотрудниками российских спецслужб за подготовку терактов на территории нашей страны. Так, первые три правосека, готовившие вместе с 22 украинским радикалами, входившими в другие структуры, теракты в семи регионах РФ — Ростовской, Волгоградской, Тверской, Орловской, Белгородской областях и в республиках Калмыкия и Татарстан — были «приняты» ФСБ еще в марте 2014 года.

А уже в мае того же года еще четверо членов диверсионно-террористической группы «Правого сектора» были задержаны сотрудниками ФСБ на территории Республики Крым.

Как сообщили в ФСБ, «основной целью преступной деятельности группы являлось совершение диверсионно-террористических актов в городах Симферополь, Ялта и Севастополь, а в последующем уничтожение ряда объектов жизнедеятельности, железнодорожных мостов, линий электропередачи».

Подобных эпизодов множество. Один из последних — пресечение ФСБ деятельности сторонника ПС («правозащитника, защищающего права крымских татар», по мнению «Мемориала»), который готовил террористический акт у здания органов местного самоуправления Мурманска с использованием самодельного взрывного устройства.

Таким образом, в усилиях «Мемориала» легко просматривается попытка оправдании терроризма, что является преступлением, предусмотренным УК РФ Статья 205.2.

Но кроме этого, все эти действия есть ничто иное, как психологическая война, которая, согласно определению полевого устава Армии США FM 33-1 (Психологические операции), есть не просто форма боевого обеспечения, а, собственно, способ ведения боевых действий.

В свете всего этого возникает законный вопрос: почему этот, с позволения сказать, «правозащитный центр» безнаказанно действует на территории России в интересах ее врагов?

Борис Джерелиевский, Аналитическая служба Донбасса

* — запрещенная на территории России организация

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен, а также Телеграм-канал FRONTовые заметки