TV


Черногория: коронавирус и борьба правительства против собственного народа

Пока большинство стран по всему миру сражается с пандемией коронавируса и экономическими и социальными последствиями «локдауна», самый молодой член НАТО, Черногория, имеет дело с другого рода проблемами.

Черногория: Коронавирус и борьба правительства против собственного народа

Эти проблемы – это их граждане, жители Черногории и сербы, православные христиане, последователи Сербской православной церкви, которые представляют большинство населения в этой стране, которые протестуют ещё с 26 декабря 2019 года против принятия в Черногории закона о свободе вероисповедания, который по факту позволяет конфисковать собственность канонической сербской православной церкви и передать её неканонической и непризнанной «черногорской православной церкви».

Пока власти Черногории не показали реальную способность справиться с вспышкой коронавируснной инфекции, но зато они продемонстрировали огромный потенциал в выполнении заказов их западных хозяев. Вот например, пока российские и китайские эксперты помогли Сербии справиться с вспышкой коронавируса и его последствиями, власти Черногории даже не рассматривают возможность обратиться к России за помощью. Вместо этого они обратились к Северо-Атлантическому союзу, к которому они присоединились в 2017 году без проведения референдума. Они отказались и от предложения Сербии, которая, несмотря на свои собственные проблемы с закупкой медицинского оборудования, предложила передать респираторы в качестве гуманитарной помощи во время пандемии.

А что же в ответ от НАТО? От НАТО Черногория так и не получила столь необходимое медицинское оборудование, а получило лишь предложение для «служб такси». Это подтвердил генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг, который в апреле, отвечая на вопрос о помощи НАТО Черногории, заявил, что они предлагают услугу по доставке техники из Китая.

Однако, неспособность бороться с вирусом, безусловно, не означает, что они не могут вести борьбу против своего народа и так называемых политических диссидентов. Так, 12 апреля они арестовали главу Сербской православной церкви в Черногории, митрополита Черногории и Приморского Амфилохия, за проведение литургии в практически пустой церкви, где собралось лишь небольшое количество верующих, при чем были соблюдены все нормы социальной дистанции и индивидуальной защиты. 23 апреля они арестовали лидера партии «Демократический фронт» Андрию Мандича за участие в похоронах известного историка Владимира Йовичевича. Возможно, настоящая причина этого ареста заключается в том, что покойный был отцом бывшего министра полиции Андрии Йовичевича, который впоследствии стал одним из крупнейших противников черногорского президента и олигарха Мило Джукановича.

Террор против православных верующих и духовенства сербской православной церкви продолжался даже после объявления о частичном снятии ограничительных мер, введенных в связи со вспышкой коронавируса.

12 мая, после снятия запрета на проведение больших собраний, жители северного города Никшич по собственной инициативе организовали мирное шествие, чтобы продемонстрировать свое несогласие с чисткой ШОС. Через несколько часов после шествия черногорская полиция арестовала епископа Йоаникие вместе с восемью священниками за якобы неуважение к правилам социального дистанцирования во время шествия. Это вызвало еще больший протест, поэтому 13 мая по всей Черногории было организовано несколько литургий и митингов в поддержку арестованных священников. Десятки тысяч граждан вышли на митинги в Никшиче, Будве, Плевле, Беране и других городах. Черногорская полиция ответила на это с беспрецедентной жестокостью. В Никшиче они даже арестовали несовершеннолетних и избили 16-летнюю девочку, которая просто пыталась найти своего брата во всем этом хаосе. В Подгорице мужчина был арестован за то, что у него был сербский трехцветный флаг. В Плевле семеро полицейских избили мужчину, и ещё один несовершеннолетний был ранен во время конфликта. В то же время черногорский аналитик Боско Вукичевич был арестован за поддержку протестов. Они задержали журналиста белградской газеты «Новости» Велису Кадич, которую до этого полиция облила слезоточивым газом и вынудила удалить все записанные материалы со своего телефона. Епископ Йоаникие был освобожден из-под стражи после 72 часов непрерывных акций протеста перед зданием прокуратуры в Никшиче.

Политологи объясняют все происходящее, включая чрезмерное применение силы, как то, что лидер этой страны Мило Джуканович слишком взволнован своим положением в данной ситуации. Вера в конструктивизм переговоров, начатых премьер-министром Душко Марковичем до пандемии, между черногорскими властями и представителями Сербской православной церкви в настоящее время так же под сомнением. Хотя эти переговоры не дали каких-либо ощутимых результатов, они тем не менее представляли и давали надежду на мирный путь урегулирования кризиса и снижения напряженности. Но после такого чрезмерного применения силы полицией по отношению к людям дорога к неопределенности и возможной эскалации конфликта теперь открыта.

Вкратце, кризис в стране начался в качестве религиозного кризиса, но он превратился в демократический кризис, потому что М. Джуканович упорно игнорировал волю большинства людей, которые в то время ещё мирно протестовали.

В связи с кризисом, возникшим после ареста епископа Йоаникого и всеми событиями, связанными с сербской православной церковью в Черногории, представители сербского политического, культурного и интеллектуального кругов обратились с просьбой о встрече с президентом Сербии Александаром Вучичем. После переговоров президент Сербии заявил 14 мая, что Сербия не может вмешиваться никаким образом, но «останется вместе с нашим народом и церковью настолько, насколько сможет». Вучич сказал, что сербские представители из Черногории выразили свои опасения относительно будущего сербского народа в этой стране:

«Во время разговора была высказана обеспокоенность, что кто-то может планировать решить проблему таким же образом, как она была решена в других частях бывшей Югославии. Я не верю и не хочу верить, что кто-то планирует это, но с все еще обеспокоен как президент Сербии «, — сказал Вучич.

Что имели в виду представители сербов в Черногории, когда они выражали опасение, что некоторые могут захотеть «решить проблему» так же, как и в других странах бывшей Югославии? Они имели в виду этническую чистку сербов в Хорватии во время хорватских военных операций «Шторм» и «Вспышка» (в 1995 году), когда около 250 000 сербов были изгнаны из своих домов, и более двух тысяч мирных жителей были убиты или до сих пор остаются в списке пропавших без вести.

Интересно отметить, что черногорское руководство утверждает, что в этой стране в течение почти двух недель не было ни одного случая коронавирусной инфекции, и что с начала пандемии у них было всего 324 зараженных, 9 случаев имели летальный исход и 311 пациентов были вылечены. Насколько достоверны данные мы не можем утверждать в настоящий момент, но мы знаем, что Черногория — единственная страна на Балканах, которая отказалась от помощи Сербии и даже не просила ее у России, исторического союзника этой балканской страны. Взамен они ничего не получили от своего Запада. С помощью России и Китая Сербия успешно борется с коронавирусом и его экономическими последствиями. С другой стороны, черногорские власти не делают ничего, чтобы преодолеть экономические последствия. Они не помогли частному бизнесу или же экономике в целом, и у них нет спланированной стратегии восстановления страны. С таким отношением они подвергают опасности уже и туристический сезон. Глава комитета Госдумы по развитию гражданского общества и вопросам общественных и религиозных объединений Сергей Гаврилов заявил, что из-за репрессивных мер в Черногории нет уверенности в том, что Россия возобновит авиасообщение с этой страной. Все это может вызвать дополнительное недовольство среди людей и привести к ухудшению экономической и социальной ситуации. Финансовые потоки в Черногории имеют два источника — легальный и нелегальный; туризм — легальный, а наркотрафик — нелегальный. Население живет за счет туризма, и контрабанда остается источником дохода для пирамидального правящего аппарата в Черногории. Поскольку туристический сезон, вероятно, рухнет из-за пандемии и внутренней дестабилизации, среди населения можно ожидать вспышку недовольства. Что касается другого источника денег, то в предыдущие месяцы и этот фундамент оказался шатким. Ярким примером обвала этого направление является новость об изъятии 500 кг кокаина в Гамбурге с судна, принадлежащего Черногории, которое, хоть и сдано в аренду, но это безусловно, свидетельствует о том, что в Черногории что-то происходит в этом отношении. Дело об изъятии расследуется европейской полицией, а также некоторыми американскими агентствами. Если доход с этой стороны будет отрезан, денег на содержание аппарата управления будет меньше. Таким образом, все указывает на начало общего кризиса, не только с учетом протестов церкви, социальных протестов, аспекта безопасности и начала серии расследований скандалов, но и ухудшения экономической и социальной среды.

С тех пор, как Черногория провозгласила независимость в 2006 году, она почти полностью служила Соединенным Штатам. В 2008 году под американским давлением они признали независимость так называемого Косово, а в 2014 году власти этой страны были одними из первых, кто ввел санкции против России, хотя Россия была крупнейшим инвестором в черногорский туризм и экономику после 2006 года. Сербская православная церковь в Черногории, безусловно, остается единственным институтом, который марионеточный западный режим не смог взять под свой контроль после провозглашения независимости и после вступления в НАТО, по некоторым оценкам, против воли около 85% граждан. Принятие Закона о свободе вероисповедания в декабре 2019 года стало последним ударом по церкви и православным верующим в этой стране.

Трудно прогнозировать дальнейшее развитие ситуации и судьбу сербов и сербской православной церкви в Черногории. Но ясно одно. Пандемия коронавируса показала, что западные страны разрознены во время кризисов и продемонстрировали малую способность справиться с пандемией.

В то же время страны Западных Балкан вряд ли смогут справиться с этим без помощи России и Китая. После всего этого мы можем наблюдать только ослабление западного влияния на Балканах, не только в Сербии, но и в других соседних странах, поэтому черногорские власти считают, что у них могут быть большие проблемы. Земля и природные ресурсы были проданы Западу, а внешне способы влияния были под жутким контролем со стороны на протяжении всего своего правления. Не в состоянии решить какие-либо реальные проблемы, столкнувшиеся с последствиями вируса и недовольством своих граждан, они прибегают к репрессивным мерам против своего народа. Судя по количеству граждан, которых можно увидеть на улицах каждый день, кажется, что у них мало шансов на успех. Но, увы, ещё неизвестно, может ли это стать одним из последних шагов в крахе западного влияния на Балканах.

Анна Франк, The Duran

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен, Телеграм-канал FRONTовые заметки, а также Instargam-канал NEWS.FRONT