Кто помог Гитлеру развязать Вторую мировую войну?

Почему звучащие из уст исторических ревизионистов обвинения в адрес Советского Союза не выдерживают никакой критики

Кто помог Гитлеру развязать Вторую мировую войну?

В преддверии 75-летия Победы советского народа в Великой Отечественной войне на Западе усилились тенденциозные попытки приравнять Советский Союз к нацистской Германии, возложив на нашу страну ответственность за развязывание Второй мировой войны. Делается это с единственной целью – нивелировать решающий вклад Советского Союза в разгром гитлеровской Германии и её сателлитов и лишить Россию как правопреемника СССР статуса державы-победителя во Второй мировой войне.

Ведущую роль в попытках сфальсифицировать историю играют такие страны как Польша, Литва, Латвия, Эстония, а с недавних пор и Украина. В то же время их руководство не является самостоятельными игроками и отрабатывает политический заказ со стороны своих непосредственных покровителей в Вашингтоне, Лондоне и Брюсселе.

Так 19 сентября 2019 года в Европарламенте была принята очередная скандальная резолюция под громким названием «О важности европейской памяти для будущего Европы». Среди её положений значатся на первый взгляд абсолютно правильные вещи, вроде осуждения всех форм фашизма, нацизма, расизма, ксенофобии и прославления гитлеровских пособников.

Однако вместо того, чтобы реально наказать тех, кто возводит в ранг национальных героев коллаборационистов и нацистских прихлебателей из числа туземных «легионеров» СС, бандеровцев, «лесных братьев», «проклятых солдат» и тому подобных отщепенцев, ставит им памятники, проводит факельных шествия и одновременно занимается уничтожением памяти о советских воинах-освободителях, евродепутаты фактически приравняли Советский Союз к нацистской Германии, осудив советско-германский договор о ненападении, более известный как пакт Молотова-Риббентропа, который якобы «открыл путь к возникновению Второй мировой войны».

Кто и как подталкивал Германию к реваншу

Критики нашей страны забывают (а скорее всего, просто не хотят вспоминать), что версальская архитектура европейской безопасности была нарушена задолго до того, как министр иностранных дел нацистской Германии Иоахим фон Риббентроп прилетел в Москву, чтобы подписать договор о ненападении с Советским Союзом. И вина за это полностью лежит на западных демократиях и по совместительству гарантах послевоенного европейского миропорядка – Великобритании и Франции.

Именно западные политики и дипломаты, ведя тонкую игру, рассчитанную на то, чтобы чужими руками уничтожить первое в мире социалистическое государство, сначала допустили приход к власти в Германии нацистов во главе с Адольфом Гитлером, затем позволили Берлину восстановить свою военную мощь, что было прямым нарушением условий Версальского мира 1919 года. А когда это привело к изменению баланса сил в Европе, стали проводить политику умиротворения нацистов, поощряя реваншистские устремления Гитлера.

Предпочитают забывать и о том, что одним из первых соглашений, заключённых гитлеровской Германией, стал договор о ненападении с Польшей – так называемый пакт Гитлера-Пилсудского, подписанный в январе 1934 года. Это при том, что Варшава в своей политике полностью ориентировалась на Париж и Лондон, которые стремились использовать чрезмерные амбиции правящих кругов «гиены Европы» (как впоследствии назвал Польшу английский премьер Уинстон Черчилль) для военного противодействия Советскому Союзу. Поэтому явно не случайно в пакте Гитлера-Пилсудского содержались положения не только касающиеся двусторонних обязательств относительно функционирования «Польского коридора» и обеспечения прав немецкого населения Данцига. К соглашению также прилагались секретные протоколы о совместных военных действиях против СССР.

В 1935-1936 годах Германия вернула под свой контроль Саарскую и Рейнскую области с Рурским угольным бассейном. В 1936-1939 годах нацистская Германия и фашистская Италия принимают открытое участие в гражданской войне Испании на стороне мятежного генерала Франко, которая стала прологом к новой мировой войне. Именно в Испании произошли первые боевые действия между формированиями германских нацистов и итальянских фашистов с одной стороны и советскими добровольцами и военными советниками, оказывавшими помощи республиканскому правительству в Мадриде, с другой.

В 1938 году консолидированная внутренне под нацистской свастикой и окрепшая в военном отношении гитлеровская Германия при попустительстве, а где-то и при поддержке со стороны Великобритании и Франции, начинает прямую политику реваншизма, заключавшуюся в «объединении германской нации». В марте Гитлер аннексирует Австрию, а вслед за этим предъявляет территориальные претензии Чехословакии.

Мюнхенский сговор: как делили Чехословакию

Первоначальной целью германского фюрера стала населённая преимущественно немцами Судетская область, которая в 1919 году по Сен-Жерменскому договору отошла к новообразованному чехословацкому государству и являвшаяся наиболее экономически развитой и богатой полезными ископаемыми территорией. Ранее взявшие на себя обязательства поддерживать суверенитет и территориальную целостность Чехословакии западные демократии в лице премьер-министров Великобритании и Франции Невилла Чемберлена и Эдуарда Даладье попросту нанесли Праге удар в спину, заключив 30 сентября 1938 года с Третьим Рейхом Мюнхенское соглашение. Согласно этому договору, более известному в историографии под названием Мюнхенский сговор, Судетская область оккупировалась немецкими войсками.

Непосредственное участие в разделе Чехословакии приняла и Польша, войска которой в начале октября 1938 года оккупировали Тешинскую Силезию. Кроме того, Варшава наотрез отказалась пропускать через свою территорию войска Красной армии, которые должны были прийти на помощь Чехословакии в соответствии с советско-чехословацким договором 1935 года о взаимопомощи. Правда, последнее по настоянию Праги допускалось лишь в том случае, если на стороне Чехословакии выступала Франция, также заключившая в 1935 году пакт о взаимопомощи с СССР.

В марте 1939 года Чехословакия практически без сопротивления была полностью оккупирована немецкими войсками. Тогда же по требованию Берлина Литва добровольно уступила Германии населённую немцами Клайпеду (Мемель). А вслед за этим Германия открыто предъявила претензии Польше и разорвала договор 1934 года о ненападении. Любопытно, что за несколько месяцев до этого, в начале январе 1939 года Гитлер устроил торжественный приём в Баварии польскому министру иностранных дел Юзефу Беку, где стороны не только обменялись любезностями по поводу раздела Чехословакии, но и обсудили политику по отношению к России. В частности, фюрер подчеркнул, что «наличие сильной польской армии снимает с Германии значительное бремя; дивизии, которые Польша вынуждена держать на русской границе, избавляют Германию от соответствующих дополнительных военных расходов».

Несостоявшийся антигитлеровский триумвират

И вот прошло совсем немного времени, как по инициативе Берлина немецко-польский пакт 1934 года был разорван, и Германия стала открыто готовиться к нападению на Польшу. Москва тогда предложила Лондону и Парижу как гарантам независимости Польши немедленно заключить договор о взаимопомощи. Однако западные союзники тянули с конкретным ответом. Поляки же и слышать не хотели о военном союзе с СССР и возможном пропуске советских войск через польскую территорию. Во-первых, в Варшаве по-прежнему считали Москву куда более опасным врагом, чем Берлин. Во-вторых, полякам было не занимать гонора и самоуверенности. Возомнившие себя после 1920 года «спасителями Европы» от большевизма польские руководители всерьёз верили в способность своих вооружённых сил не только отразить немецкое нападение, но и в случае чего дойти до Берлина, а то и до Рейна. В любом случае, в Варшаве были твёрдо убеждены в том, что западные союзники не просто поддержат Польшу, если Германия посмеет на неё напасть, но и с воодушевлением станут воевать за польские интересы.

Лишь 23 июля 1939 года, за месяц до заключения советско-германского пакта о ненападении, Англия и Франция согласились направить в Москву своих военных представителей. При этом если советская сторона на трёхсторонних переговорах была представлена наркомом обороны К.Е.Ворошиловым, начальником Генерального штаба Б.М.Шапошниковым и командующими Военно-воздушных и Военно-морских сил, то со стороны Лондона и Парижа были третьестепенные военачальники, не имевшие полномочий на подписание военного соглашения. В конечном итоге, Сталину и наркому иностранных дел Молотову стало понятно, что представители западных миссий попросту тянут время и не готовы к серьёзному сотрудничеству. Переговоры зашли в тупик.

Стоит ли стыдиться пакта Молотова-Риббентропа?

Тем временем, нацистская Германия стала активно зондировать почву на предмет возможного заключения соглашения с СССР. Сталин хоть и не имел веских оснований доверять Гитлеру, но в сложившихся условиях, когда все попытки договориться с представителями «западных демократий» были исчерпаны, вынужден был пойти на заключение советско-германского договора о ненападении.

23 августа 1939 года, за неделю до немецкого вторжения в Польшу, советский нарком иностранных дел Вячеслав Молотов и германский рейхсминистр Иоахим фон Риббентроп подписали в Москве пакт о ненападении, сопроводив его экономическим соглашением и секретными протоколами о разделе сфер влияния в Восточной Европе.

Можно ли считать пакт и особенно секретные протоколы чем-то предосудительным? На наш взгляд, нет, так как это вполне соответствовало духу мировой дипломатии того времени. Выше мы уже отмечали, что польско-германское соглашение 1934 года также не обошлось без секретных приложений. Тогда же летом 1939 года тайные переговоры о разделе Европы на сферы влияния вели в Лондоне за спиной Москвы и Парижа представители Англии и Германии.

Сталинское руководство достаточно трезво оценивало сложившуюся предгрозовую ситуацию в Европе и рассчитывало заключением договора с Германией выиграть необходимое время для завершения модернизации Красной Армии и увеличения военного потенциала, что было реализовано, хоть и не в полной мере. За период с 1939 по июнь 1941 года были созданы и поставлены Красной Армии такие современные виды вооружения, как танки Т-34 и КВ, штурмовики Ил-2, реактивные установки «Катюша», пистолеты-пулемёты Дегтярёва и Шпагина (ППД и ППШ).

Кроме того, подписание пакта с Германией и секретных протоколов к нему позволило фактически восстановить Советский Союз в границах Российской империи, за исключением Польши и Финляндии, но с Галицией, за которую было пролито немало русской крови в 1914-1917 и 1920 году. В результате начало Великой Отечественной войны Красная Армия встретила на несколько сотен километров западнее, чем могла бы, не будь хоть и непродолжительного, но соглашения с Германией и воссоединения с Западной Белоруссией, Западной Украиной, Бессарабией и Прибалтикой. От военной катастрофы лета 1941 года это не спасло, но определённо способствовало замедлению продвижения катившейся на Восток германской военной машины, на которую к тому моменту работала практически вся Европа. Не будь этой паузы и территориальных приобретений, вероятность захвата немцами Москвы и Ленинграда была бы значительно выше.

Для кого-то может станет открытием, но этот факт признавали и явные противники Советского Союза.

Так, 17 сентября 1939 года Красная Армия начала освободительный поход в Западную Украину и Западную Белоруссию, захваченные Польшей в результате советско-польской кампании 1919-1920 гг. К этому времени польские вооружённые силы были разбиты вермахтом, а правительство сбежало из осаждённой немцами Варшавы в Румынию. Западные же союзники Польши ограничились лишь формальным объявлением войны нацистской Германии и серией малозначительных, а главное, малоуспешных демонстративных атак на западной границе Германии в Саарском районе.

По поводу вступления советских войск на некогда отторгнутые Польшей от России территории (что ныне в официальной польской историографии называется «ударом в спину» и «четвёртым разделом Польши») бывший британский премьер-министр Дэвид Ллойд-Джордж в письме польскому представителю в Лондоне справедливо заметил, что нельзя сравнивать действия СССР и нацистской Германии, так как «русские войска заняли территорию, которая не была польской и которая была силой занята поляками после Первой мировой войны».

На этой точке зрения стоял и ставший вскоре премьер-министром Великобритании Уинстон Черчилль. По его словам, СССР «действовал методами империалистических держав», но пакт с Германией «диктовался жизненно важными интересами безопасности СССР, позволял лучше подготовиться к неизбежной схватке с фашизмом».

Таким образом, заключение пакта Молотова-Риббентропа стало стратегическим выигрышем для Советского Союза, позволило прорвать внешнеполитическую изоляцию нашей страны и ознаменовало собой окончательный переход советского руководства от коммунистической доктрины с идеями «мировой революции» к внешнеполитическому реализму и отстаиванию национально-государственных интересов Красной империи.

Дмитрий Павленко, специально для News Front

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен, Телеграм-канал FRONTовые заметки, а также Instargam-канал NEWS.FRONT