Юрий Селиванов: Вторая договорная война

Восемьдесят лет назад премьер-министром Великобритании стал Уинстон Черчилль, которого не без оснований считают самым коварным политиком двадцатого века и главным режиссером-постановщиком грандиозной исторической драмы, известной как «вторая мировая война»

Юрий Селиванов: Вторая договорная война

Сегодня, в канун 75-летия окончания второй мировой войны в Европе кажется странным задаваться вопросом о том, понимаем ли мы истинную  историческую природу и скрытую геополитическую механику тех событий. Казалось бы столько времени прошло и все уже давно разложено по полочкам.

Но, увы, так обстоит дело только на взгляд дилетанта. На самом деле, по моему глубокому убеждению, вторая мировая война до сих пор остается вещью в себе, расшифровка  подлинного значения ключевых событий которой в их реальной взаимосвязи еще только предстоит.

И такая задержка в понимании сути тех, кажущихся уже далекими событий, на самом деле вполне вполне объяснима.

Во-первых, потому, что не такие уж они и далекие. Всего-то навсего, прошло 75 лет — меньше одной приличной человеческой жизни. Я сам, например, родился всего через десять лет после её завершения. Во-вторых, почти все это время нам всем было не до истории, как таковой. Шла ожесточенная мировая идеологическая война, которая, собственно, продолжается и по сей день. Её стороны озабочены не столько выяснением реальной подоплёки исторических событий, сколько выгодной им пропагандистской интерпретацией таковых. Типичный случай – подсчеты количества человеческих потерь СССР, цифры которых скачут в полной синхронности с очередным раундом политических потрясений в нашем богоспасаемом Отечестве.

И,наконец, в-третьих,  все эти десятки лет основные механизмы и мотивации принятия важнейших стратегических решений того времени, причем не только и даже не столько в нашей стране,   остаются под грифом строгой секретности и недоступности широкой публике. Более того, сроки запрета на обнародование этих документов, в их самой чувствительной части, регулярно продлеваются на очередные десятилетия.

В свете этого очевидного факта, странно выглядят те  «знатоки истории», которые брегливо морщатся, когда в их присутствии заходит речь о так называемой «конспирологии». Которая, вопреки обвинительным вердиктам, навешанным на неё «официальной наукой», то есть прислужниками власть предержащих,   является, в сущности, ничем иным,  как признанием того неоспоримого  факта, что все краеугольные и критически важные решения геополитического уровня всегда принимаются в тиши самых высоких кабинетов и в надежном отдалении от ушей и глаз праздной публики. И остаются в таковой недоступности порой целую вечность.  Это и есть суть конспирологии. И над чем тут  можно посмеиваться ума не приложу.

Всё это в полной мере касается второй мировой войны  и наших в основном дилетантских попыток разобраться в её сути.

В рамках одной статьи невозможно рассмотреть данную тему от «а» до «я».  Поэтому попробуем размотать хотя бы часть этого клубка, ухватишись для начала за одну ниточку.

Для этого обратимся мысленно к 1942 году.  Самое тяжелое время для противников гитлеризма и самая кульминация успехов нацистского третьего рейха.  Немцы рвутся к Сталинграду, немецкие подлодки в Северной Атлантике сотнями топят транспорты союзников. И как раз в это время – в августе 1942-го британское командование бросает свои войска через пролив Ла-Манш в атаку на оккупированный немцами французский портовый городок Дьепп.

Что это было? А что если это та самая ниточка, которая позволяет распутать весь клубок? Давайте попробуем!  Зачем это нападение понадобилось Черчиллю? Официальное объяснение, зафиксированное в главном источнике западной версии всемирной истории – Википедии, звучит как сущий бред. Настолько неумный, что его можно объяснить только уверенностью авторов в том, что никто не станет ворошить столь далекое прошлое.

«Целью операции, согласно официальной версии, было завладение и удержание порта Дьеп в течение времени, достаточного для того, чтобы можно было собрать сведения от военнопленных и оценить немецкую реакцию, а также разрушить прибрежные оборонительные сооружения, портовые здания и другие объекты.»

Послать практически на верную смерть почти 6 тысяч солдат и офицеров, из которых 3600 всего за пару часов боя были убиты, ранены и захвачены в плен,  это, пожалуй, слишком  кровожадно даже для Сталина, согласно  присвоенным ему западной пропагандой меркам бесчеловечности.

И это при наличии самой лучшей в мире британской разведки, агентами которой тогда была буквально нашпигована оккупированная Франция. И которые вполне исправно снабжали Лондон всей необходимой информацией о том, что там делается.  То есть, коротко говоря, официальная версия  — это бред притянутой за уши сивой кобылы. Про желание во что бы то ни стало что-то  там взорвать даже говорить не хочу, настолько это явная глупость.

А  теперь про то, что на глупость совсем не похоже. Британско-канадский десант с первых же минут высадки напоролся на практически неприступную и очень хорошо подготовленную немецкую оборону. И это может показаться нормальным только полному профану.

Откуда она там взялась? Так называемого «Атлантического вала»,  этой широко разрекламированой немцами системы береговых укреплений на побережье Франции, в 1942 году вообще не существовало. Её начали строить только в 1943 году . И даже в 1944-м она имела, не в пропаганде, а в жизни весьма недоразвитый вид.

«Атлантический вал» представлял собой линейную систему укреплений практически без эшелонирования в глубину. Глубина обороны составляла 2-4 км (для сравнения — Линия Зигфрида по этому показателю имела 35-100 км, Линия Маннергейма 90 км). Имелись слабо укреплённые участки, что и стало причиной её сравнительно быстрого прорыва в ходе вторжения англо-американских сил.»

Что уж там говорить про 1942 год! По-хорошему, британскому командованию стоило ткнуть пальцем в любой участок французского побережья и не встретить там практически никакого сопротивления. Но в действительности все вышло строго наоборот. При попытке  высадки в Дьеппе они наткнулись на непрошибаемую и, очевидно, заранее подготовленную оборону. Здесь у немцев  каким-то загадочным образом оказалось под рукой всё необходимое, причем в считаные часы – от десятой танковой дивизии вермахта, до сотен немецких самолетов, которые удивительным образом и, опять же,  буквально в считаные минуты оказались надо полем сражения!

Если бы немцы с  такой прытью и завидной оперативностью  защищали Нормандию в 1944 году, операция «Оверлорд» закончилась бы  точно таким же провалом, как и высадка в Дьеппе.  Даже независимо от её масштаба. Но вот незадача – в июне 1944 года немецкой авиации в нормандском небе вообще не было видно, а танковые дивизии оказались на учениях  где-то у черта на куличках! Вот какие чудеса!

Но в Дьеппе все было по науке. И так могло быть только в одном единственном случае. Немцы заранее знали о британских планах и имели все возможности подготовиться наилучшим образом. Но не будем торопиться отдавать должное мастерству агентов германской разведки — абвера. Потому что для военно-политической махинации такого масштаба, а дьепская операция пахнет именно этим,  одной удачливости какого-нибудь немецкого шпиона явно недостаточно. Здесь требуются абсолютно надежные гарантии. Которые мог дать только лично Уинстон Черчилль. Именно он, наверняка, и сообщил немцам, через соответствующие каналы, о том, чего и где им следует ждать. В этом смысле мог пригодиться и абвер, шеф которого адмирал Канарис, даже повешен был впоследствие по приказу Гитлера как разоблаченный британский шпион.

Догадываюсь, что этот вывод – о фактическом предательстве Черчилля, в виде прямой сдачи врагу абсолютно секретной информации,  далеко не всем покажется удобоваримым. И я к этому готов. Давайте рассмотрим возможную логику этого очень неоднозначного персонажа.  Но в несколько более широком пространственно-временном масштабе. В рамках которого дьеппская операция могла быть лишь одним из ключевых узелков куда более крупного розыгрыша.

Можно, с полным на то основанием, принять в качестве исходной рабочей версии,  точку зрения, согласно которой все усилия англо-саксов  накануне войны были неправлены на её канализацию против СССР. Тому есть масса всевозможных доказательств – от безропотной сдачи Гитлеру Чехословакии со всем ее оружейным арсеналом, до скоропалительной капитуляции той же Франции с аналогичным итогом в смысле материального укрепления вермахта.

Задуманное британской верхушке в целом  и самому Черчиллю, как известно, поначалу вполне удалось. Гитлер напал на СССР и таким образом реализовал заветное желание сэра Уинстона, которое заключалось в том, чтобы эти две главные континентальные силы обескровили друг друга, а британский лев  после этого их бы без труда придушил.

Логически непротиворечиво допустить, что некий консенсус с Гитлером, или с некоторыми кругами в его окружении, относительно германской агрессии на Востоке, был достигнут после стоп-приказа фюрера под Дюнкерком, позволившим эвакуировать из Франции триста тысяч британских солдат. И, особенно, после  прибытия в Лондон в мае 1941 года якобы сумасшедшего заместителя Гитлера Рудольфа Гесса. Который наверняка был таким же сумасшедшим, как я китайский император.

Характер достигнутых в ходе этого визита договоренностей  — предмет чистой воды конспирологии. Потому что нам просто не остается ничего иного, ввиду полнейшей закрытости данной темы вплоть до сего дня. Обещанная британцами в 2017 году публикация секретных документов по делу Гусса обернулась вполне смехотворным рассекречиванием каких-то пустяковых бумажек, связанных с его послевоенной отсидкой в тюрьме.  Все прочее  по-прежнему «Top secret!».

Логично предположить, что визит такого уровня был должным образом подготовлен и стороны вышли  на некие пусть даже неформальные договоренности. Во всяком случае, все дальнейшие действия Берлина и Лондона в данную версию вполне укладываются.

Гитлеру было дано право и несколько лет для полной расправы с ненавистным Черчиллю советским коммунизмом, в котором он вполне справедливо, видел главного врага Запада.  На этот период Британия, которая в то время и без всяких договоренностей мало что могла, гарантировала Гитлеру свободу рук на Западе, чтобы он не сильно отвлекался от своей главной восточной задачи. Расчет был на то, что немцы должны победить СССР, но при этом  они и сами должны были как следует надорваться. И тогда бы пришло время выхода на арену главных заказчиков этого кровавого «марлезонского балета».

Не исключено, что одним из ключевых пунктов данной «джентльменской» договоренности было и полномасштабное включение англосаксонских сил в военные операции на континенте в том случае, если Германия  будет терпеть поражение и ей самой понадобится внешняя помощь, чтобы остановить захват всей Европы  «коммунистическими ордами».

Однако на пути к реализации этого плана у Черчилля было немало препятствий. И, в первую очередь, эмоциональный настрой всего британского общества, которое,  разумеется, даже не подозревало об этих хитроумных планах своего руководства. Гордые бритты не без причины чувствовали себя глубоко оскорбленными и униженными нацистской агрессией и захватом Гитлером всей Европы. И буквально жаждали скорейшего реванша. Ситуацию обострило  вступление в войну с Германией в декабре 1941 года  США. Американцы, не менее униженные и оскорбленные разгромом в Перл-Харборе, давили на свое правительство в том же направлении – немедленно и примерно наказать супостатов, в том числе и Гитлера.

«После эвакуации из Дюнкерка в 1940 году англичане приступили к разработке наступательных операций. Эта работа включала в себя разработку техники и оборудования для морского десантирования и его прикрытия с моря. В конце 1941 года предлагалось высадить 12 дивизий в районе Гавра, что позволило бы несколько ослабить немецкий натиск на Востоке. После вступления США в войну Комитет начальников штабов США на волне оптимистического настроя, подогреваемого настроениями политического руководства США, начал разрабатывать планы открытия фронта боевых действий в Европе, несмотря на скептицизм британцев. В частности, были предложены планы «Облава» (англ. Roundup) и «Кувалда» (англ. Sledgehammer). Первый предполагал полномасштабную высадку 48 дивизий не позднее апреля 1943 года, второй — захват одного из крупных портов (Бреста или Шербура) осенью 1942 года с последующем накоплением войск на плацдарме и прорывом вглубь Франции весной 1943 года».

Весь этот наступательный энтузиазм, мягко говоря, не вполне совпадал  с вышеуказанными расчетами Уинстона Черчилля. Наносить удар в спину Гитлера в самый разгар выполнения им фактически британского плана  переустройства всего мира, явно не входило в его планы.

Соответственно, перед британским премьером,  который на тот момент действительно был мозгом всей войны,  возникла задача минимизировать угрозы своим далеко идущим замыслам. Сделать это можно было только одним способом – доказать всем оптимистам несбыточность скороспелых наступательных планов и даже их гибельность в случае попытки осуществления таковых.

Вполне допускаю, что именно поэтому кривая успешных торпедных атак немецких подлодок против союзных транспортов в Северной Атлантике именно в 1942 году стремительно пошла вверх. Что, по меньшей мере, странно, с учетом того, что шел уже третий год второй мировой войны. И у британцев было в избытке времени, чтобы свести к минимуму союзные потери на море. Тем более,  что проводка морских конвоев для них не была новостью  еще со времен первой мировой. Но, видимо, у Черчилля были на этот счет другие соображения. А остальное, как говорится, дело техники.

Юрий Селиванов: Вторая договорная война

Но одной только  подводной войны было явно мало для того, чтобы удержать в графике стратегический мега-план Лондона.  Требовалось прямое доказательство несвоевременности наступательных порывов в Европе. Именно с этой целью и была организована заведомо провальная экспедиция в Дьепп. А для того, чтобы она гарантированно провалилась, немцам слили всю необходимую информацию о месте и времени нанесения этого удара.

Проще говоря, Уинстон Черчилль ради строгого и неукоснительного следования своим планам в рамках достигнутых договоренностей с Гессом,  хладнокровно отправил на верную смерть шесть тысяч британских и канадских солдат, заранее предупредив немцев об этой атаке. Ему нужен был надежный и однозначный политический реузльтат. И он его получил.

О том, что этот кровавый спектакль был заранее и всесторонне подготовлен свидетельствует тот красноречивый факт, что киноператоры нацистского министерства пропаганды каким-то загадочным  образом оказались в заштатном Дьеппе с самого начала этих молниеносных событий (весь бой занял, примерно, три часа)  и снимали весь их ход. В нормальных условиях, не зная заанее о готовящемся нападении, они просто физически не могли  туда успеть. Но Черчиллю нужна была максимально кровавая картинка и потому кинохроникеры д-ра Геббельса приехали вовремя.

Здесь следует специально подчеркнуть, что никакой особой Америки я в случае с данным эпизодом войны не открываю. Советская историческая наука уже давно пришла к выводу, что дьеппский разгром понадобился Черчиллю, чтобы оправдать отсутствие второго фронта в Европе. С  той лишь разницей, что, на мой взгляд,  этот «мессидж» был адресован не столько Сталину (хотя и ему тоже),  сколько  самому британскому народу и той же Америке. Которые не очень хорошо понимали почему, когда русские уже второй год в одиночку дерутся с нацистами в Европе, западные армии ограничиваются малозначительными операциями на периферийных театрах войны.

«Помочь России немедленно!» - таков был настрой рядовых британских граждан в 1942 году.
«Помочь России немедленно!» — таков был настрой рядовых британских граждан в 1942 году.

Особенно это было непонятно, вполне вероятно, правительству США, которое при всей англо-саксонской близости, вряд ли  было посвящено в тайные договоренности Черчилля с Гессом о дальнейшем ходе войны. Наверняка именно поэтому британская сторона и не стала привлекать американцев к той же дьеппской операции. Которая в этом случае была бы подготовлена куда более тщательно, и могла, чего доброго, увенчаться успехом союзников. Что для Черчилля в 1942 году было совершенно преждевременно и просто не нужно.

Что же касается дальнейшего развития событий, то и оно полностью  укладывается в версию англо-германского  «договорняка» мая 1941 года. Как только война со всей определенностью покатилась на Запад и стало ясно, что Германия её проиграет, вступил в силу вариант «Б» этого дьявольского консенсуса.  Западные армии  должны были компенсировать военное банкротство третьего рейха и не допустить большевизации всей Европы.

Именно с этой целью высшие немецкие генералы, наверняка бывшие в курсе имевшихся договоренностей, фактически сделали всё, чтобы высадка союзников в Нормандии оказалась очередным спектаклем. Только уже с победным для англосаксов финалом. Якобы неприступный «Атлантический вал» оказался в действительности чистой воды бутафорией, «оборонять» который, явно для пущего смеха, отправили самое отпетое отребье со всей Европы, включая даже украинских коллаборационистов и власовцев.  Один из главных участников сговора  с Лондоном фельдмаршал Роммель так «блестяще» командовал обороной Нормандии, что не оставил немцам никаких шансов сдержать эту атаку.  А Гитлера на всякий случай решили взорвать, чтобы не путался под ногами.

Правда фюрер взрываться не пожелал и даже перевешал всех заговорщиков. Но эти судороги уже ничего не могли изменить в ходе мировой истории. Германия не полностью  справилась с заданием Черчилля. И англосаксам пришлось самим, по ходу событий,   «поправлять» европейские дела. О чём, собственно, они и договорились с Рудольфом Гессом еще в мае 1941 года.   И даже сохранили ему жизнь, до поры до времени,  в знак благодарности. Правда в тюрьме и под неусыпным контролем. Чтобы ненароком не проболтался.  А когда тот попытался о чем-то поведать, то моментально «повесился». А документики про переговоры этого официального психа в городе Лондоне  до сих пор спрятаны там за семью замками. Наверное просто ключи от них потерялись. А вы говорите, что нет никакой конспирологии! Свежо предание!

Юрий Селиванов, специально для News Front
Юрий Селиванов: Вторая договорная война

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен, Телеграм-канал FRONTовые заметки, а также Instargam-канал NEWS.FRONT