TV


Брюссель использует принятие Северной Македонии в НАТО для давления на Сербию и Россию

С очередным расширением НАТО на Балканах в лице вступившей в Альянс 27 марта Северной Македонии баланс сил в регионе претерпел изменения. По мнению самого Скопье, этот шаг будет способствовать стабилизации обстановки, однако российские и македонские эксперты сходятся во мнении, что Брюссель использует принятие Северной Македонии в Альянс для давления на Сербию, а через нее – Россию. Геополитические последствия последнего расширения НАТО специально для «Евразия.Эксперт» проанализировал младший научный сотрудник Отдела современной истории стран Центральной и Юго-Восточной Европы Института славяноведения РАН Яков Смирнов.

Брюссель использует принятие Северной Македонии в НАТО для давления на Сербию и Россию

17 марта Испания последней из членов НАТО ратифицировала протокол о вступлении Северной Македонии в Альянс, тем самым официально завершив процесс принятия страны в его ряды. Этому предшествовал целый ряд препятствий, обусловленных историческими и политическими факторами. С появлением на Балканах очередного силового центра НАТО возникает вопрос: как это повлияет на саму Македонию и обстановку в регионе в целом?

Сложности процесса вступления

О своем стремлении в НАТО руководство Македонии заявило еще в 1993 г., вскоре после выхода из состава Югославии. В 1995 г. Бывшая Югославская Республика Македония (БЮРМ) присоединилась к программе Альянса «Партнерство во имя мира». В 2008 г. Греция заблокировала официальное приглашение НАТО вступить в организацию, обосновав свое решение пресловутой проблемой названия: в Афинах считали, что употребление слова «Македония» в отношении другого государства покушается на территориальную целостность Греции, северный регион которой носит то же имя. В течение следующего десятилетия страны обменивались судебными исками и взаимными упреками. Лишь в 2018 г. после тяжелых переговоров, проходивших под эгидой ООН, страны пришли к соглашению, ратифицированному в феврале 2019 г. – БЮРМ была переименована в Северную Македонию.

Параллельно с этим процессом, как только стало известно о заключении Преспанского соглашения между Афинами и Скопье, Североатлантический альянс поспешил запустить процедуру принятия Македонии в свои ряды. В июле 2018 г. НАТО сделала официальное приглашение, а 6 февраля 2019 г. представители стран НАТО подписали протокол о принятии Северной Македонии в Альянс. С тех пор Македония, а также практически все участники альянса за исключением Испании ратифицировали протокол. В течение последних лет та находилась в состоянии затяжного политического кризиса: из-за отсутствия договоренностей между партиями Мадрид не мог сформировать правительство. Лишь к февралю 2020 г. в Испании, наконец, утвердился коалиционный кабинет министров, и 17 марта Сенат Генеральных кортесов одобрил протокол. Тем не менее, в торжественном заседании по случаю 70-летия НАТО, проходившем в Лондоне 4 декабря 2019 г., Македония принимала участие уже де-факто на уровне полноправного члена.

Членство в НАТО и безопасность

В самой Македонии членство в НАТО рассматривают в основном позитивно. Еще в 2008 г. опрос независимого Института за демократию показал, что вступление в Организацию поддерживали более 85% населения, хотя на тот момент лишь 30% были готовы к смене названия государства ради этой цели. К 2015 г. эта цифра возросла уже до 50% опрошенных.

Такая высокая поддержка НАТО среди населения объясняется продолжительной и целенаправленной работой руководства страны с общественным мнением. Еще в 1993 г. парламент БЮРМ принял постановление о стремлении республики вступить в Североатлантический альянс. С тех пор Скопье целенаправленно шло к этому, участвуя во всех партнерских программах Организации, следуя их рекомендациям и увеличивая расходы на оборону.

По мнению государственного секретаря министерства иностранных дел республики Зорана Попова, есть четыре ключевые причины, в связи с которыми Македония стремится в НАТО. Первой и ключевой он называет «национальную безопасность и стабильность» Македонии. Как считает Попов, на фоне сохраняющейся нестабильности в регионе и призывов различных политических сил «пересмотреть границы» присоединение к НАТО для Македонии – лучшее решение.

Смысл в его словах действительно есть. В 2001 г. в Македонии серьезно обострились отношения руководства страны и македонского населения с одной стороны, и албанского меньшинства – с другой. Тогда в ходе боестолкновений, к которым присоединились албанские боевики из Косово, погибли почти 1000 человек.

В итоге руководство страны пошло на уступки и внесло в Конституцию изменения, в соответствии с которыми албанцы получали право активного участия в политической жизни страны. Тем не менее, обстановка продолжает оставаться напряженной.

В мае 2015 г. на севере страны, в Куманово, несколько десятков албанских боевиков совершили нападение на македонских правоохранителей. Также в последние годы все большую популярность среди албанского меньшинства в стране получает идея создания «Великой Албании»[1]. На этом фоне стремление Македонии в НАТО – оправданная мера для стабилизации ситуации в республике. С одной стороны, членство в Альянсе позволяет частично нивелировать угрозу территориальной целостности страны, ведь Македония будет находиться под защитой всех членов Альянса (в том числе и Албании); с другой, оно позволит привлечь симпатии албанцев, традиционно тепло относящихся к НАТО еще со времен бомбардировок Югославии.

Членство в НАТО и экономика

В числе других причин для вступления в НАТО, упомянутых Поповым, также стоят большие возможности привлечения инвестиций в экономику страны и ее участие в крупной Организации наравне с крупнейшими мировыми игроками.

Однако стоит отметить, что такие «плюсы» представляются весьма сомнительными.

С одной стороны, локальная стабилизация ситуации в стране, вызванная присоединением к Альянсу, в среднесрочной перспективе действительно может поспособствовать привлечению капиталовложений. С другой, стоит помнить, что членство в НАТО подразумевает серьезное увеличение расходов на оборону. В бюджет 2020 г., как заявил премьер Македонии Зоран Заев, уже заложены расходы в размере 1,4% ВВП, а к 2024 г. они достигнут предусмотренных Альянсом 2%. Помимо всего прочего, перед Македонией встает проблема модернизации армии, которая также потребует немалых вложений. Для не самой сильной экономики страны (дефицит бюджета 2020 г. составляет 2,3%, кредитный рейтинг BB+, стабильный) это станет непростой задачей.

Региональная стабильность – под вопросом

Еще одним интересным комментарием от Попова стало заявление о роли НАТО как факторе стабильности в регионе. В ключе распространения влияния Альянса в Юго-Восточной Европе, в понимании США, это действительно может стабилизировать обстановку. Однако, прежде всего, это еще один рычаг давления на Сербию, которая теперь осталась в почти полном окружении стран НАТО.

На этом фоне Белград в последние годы активно заигрывает с Альянсом, периодически проводя совместные учения и другие мероприятия. В связи с этим вступление Северной Македонии в НАТО может ослабить позиции России на Балканах, которая, традиционно опираясь на Сербию, выражает свою обеспокоенность из-за экспансии Альянса в регионе. Более того, для соседней Боснии и Герцеговины, где рассмотрение вопроса о членстве в НАТО вызвало серьезный конфликт между боснийскими и сербскими политиками, расширение Организации вблизи своих границ представляет собой дополнительный фактор напряженности.

Последствия

На фоне активизации НАТО на Балканах о себе поспешил напомнить и Евросоюз. Последний саммит ЕС констатировал отказ Брюсселя от дальнейшей евроинтеграции региона, несмотря на предпринятые Скопье усилия в урегулировании спора с Грецией. А уже в январе 2020 г. поддержку Македонии в этом вопросе выразила канцлер Германии Ангела Меркель, заявившая, что на следующем саммите ЕС постарается достичь соглашения о начале процедуры переговоров с Албанией и Северной Македонией по вступлению в Евросоюз, что и было сделано.

В целом, говоря о присоединении Северной Македонии к НАТО, на данный момент можно прогнозировать локальную стабилизацию обстановки для республики.

Однако для региона расширение Североатлантического альянса создает дополнительный очаг напряженности в геополитическом плане, особенно в ключе продолжающегося противостояния Россия-НАТО.

На данном этапе дальнейшее развитие событий зависит уже от Москвы. Если Кремль не выстроит четкой линии взаимодействия с регионом и не определится со своими целями в Юго-Восточной Европе, Россия в перспективе ближайшего десятилетия может «потерять» Сербию (и частично Боснию и Герцеговину) в политическом и экономическом плане.

[1] Клименко З.В. Албанский вопрос в Македонии. // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского, 2015, №4, с. 38 -47.

Яков Смирнов, «Евразия Эксперт»

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки