TV


Брюссель против Вашингтона на косовской шахматной доске

Пандемия коронавируса заморозила бурное течение политической жизни во всем мире. Разного рода избирательные процедуры и голосования оказались отложены на неопределенный срок в 18 государствах. Но в самопровозглашенной республике Косово наоборот: там коронавирус послужил поводом для новых выборов.

Брюссель против Вашингтона на косовской шахматной доске

26 марта косовский парламент вынес вотум недоверия действующему премьер-министру и главе радикальной партии «Самоопределение» Альбину Курти. Поводом стало нежелание главы кабинета министров ввести на территории самопровозглашенной республики режим ЧП (в Косово действует режим ЧС).

Впрочем, причины отставки Курти куда более прозаичны. За 50 дней пребывания на своем посту он как настоящий радикал умудрился перессориться со всей местной элитой, особенно достав президента Косово Хашима Тачи.

Между ними за последний месяц произошла целая серия перепалок. Так, к примеру, МВД Косово направило против Тачи иск за призывы не подчиняться решениям кабинета министров, который ввел запрет на передвижение граждан во время эпидемии коронавируса. Сам же президент пригрозил обратиться в Конституционный суд по вопросу правомерности принимаемых правительством решений. Но, опять же, коронавирусные разборки в данном случае — лишь следствие более глубинных разногласий.

Группа поддержки в звездно-полосатых купальниках

В сущности, Курти довел президента тем, что занял позицию «Мне никто не указ», проигнорировав таким образом послания из Вашингтона, который настаивает на том, чтобы Приштина и Белград наконец возобновили переговоры.

Сейчас же ситуация абсолютно патовая. В ноябре 2018 года предшественник Курти Рамуш Харадинай ввел стопроцентные пошлины на товары из центральной Сербии и Боснии и Герцеговины, объявив, что сняты они будут после признания Белградом суверенитета Косово.

В Сербии, в свою очередь, инициировали кампанию по отзыву признаний независимости самопровозглашенцев, ради чего глава сербского МИДа Ивица Дачич провел переговоры с разными государствами Африки и Океании, добившись, чтобы они изменили позицию. В результате Косово теперь признает меньше половины членов ООН. Понятно, что американцев, которые курируют косоваров с 1999 года, складывающиеся обстоятельства сильно раздражают. Но, поскольку сербы действуют в правовом поле, их упрекнуть не в чем, да и резолюцию 1244 Совбеза ООН, где прописан статус Косово как автономного края в составе Сербии, никто не отменял.

Поэтому единственный способ остановить Белград — вернуть его за стол переговоров с Приштиной. Сербия согласна, правда, при условии отмены пошлин. Но возникла заноза — сначала в виде Харадиная, а затем и Курти. Он заявил, что приостановит действие пошлин, но настоял на том, что Белград должен согласиться с упоминанием в таможенных документах самопровозглашенной республики Косово, что означало бы, по сути, косвенное признание квазигосударства. В Белграде энтузиазма предсказуемо не проявили. Поэтому в 10-х числах марта в США решили повременить с финансированием косовской энергетики (цена вопроса была 200 млн долларов).

Вдобавок американский сенатор Дэвид Пердью заявил о том, что США необходимо вернуть с территории Косово американских военных (видимо, тех, которые дислоцируются на базе «Бондстил»). И его, что характерно, поддержала команда Трампа — спецпредставитель президента США на Западных Балканах Ричард Гренелл и Дональд Трамп-младший, старший сын американского президента.

Понятно, что угроза сильно напугала прежде всего Хашима Тачи, который пользуется поддержкой американцев со времен косовской войны 1998-1999 годов. Патронировала в ту пору его, полевого командира террористической Армии освобождения Косово, лично госсекретарь Мадлен Олбрайт.

Тачи нервировать американцев совершенно не хочется. При утрате их поддержки проект «Республика Косово» очень быстро свернется до масштабов края в составе Сербии, что он хорошо понимает как никто другой. Поэтому и занялся политической нейтрализацией Курти.

Новое самоопределение Курти. Теперь — европейское

Однако Курти уже заявил о том, что намерен исполнять обязанности главы правительства Косово до окончания эпидемии коронавируса. Проведение в самопровозглашенной республике новых выборов, по его мнению, возможно только тогда, когда эпидемиологическая ситуация нормализуется.

Кроме того, заработав вотум недоверия, он быстро смекнул: чтобы удержаться на плаву, нужно тоже обзавестись патроном. И обратил свой взор на Европу.

В начале апреля Курти отправил новому посланнику ЕС на переговорах Косово и Приштины Мирославу Лайчаку письмо, в котором сообщил о готовности вернуться к диалогу, но отметил, что в ходе переговоров «ни при каких обстоятельствах или ситуациях не должны обсуждаться вопросы взаимного суверенитета, территориальной целостности и внутренних дел», а окончательное соглашение должно быть гарантировано ЕС и США.

Стоит отметить, что Курти воспользовался тем фактом, что ранее Хашим Тачи выступил с критикой в адрес назначения Мирослава Лайчака, который является экс-главой МИД Словакии — одной из тех стран, что не признала независимости Косово.

Также 10 апреля Альбин Курти провел переговоры с президентом Франции Эммануэлем Макроном, поблагодарив его за то, что МИДы Франции и Германии осудили вынесение Курти вотума недоверия косовским парламентом.

Европейское право против американского доллара

Тут встает вопрос: зачем Эммануэль Макрон и Ангела Меркель встали на сторону Курти? Ведь таким образом они вступили в противостояние с Вашингтоном, который и рад бы слить несговорчивого самоопределенца.

Именно здесь, вероятно, и зарыта собака.

Во-первых, Америка сильно обогнала Евросоюз на косовском поле. Вашингтон активно включился в процесс в октябре, когда Дональд Трамп назначил своим спецпредставителем по косовскому направлению посла США в Берлине Ричарда Гренелла. При посредничестве последнего в январе 2020 года министерство экономики Сербии заключило соглашение с авиакомпанией Lufthansa о возобновлении авиасообщения между Белградом и Приштиной. А в феврале при участии Гренелла представители Сербии и Косово подписали договор о намерениях восстановить железнодорожное сообщение. Очевидно, что американец в прямом смысле занялся наведением мостов. Параллельно он регулярно транслировал косоварам сообщение о необходимости отменить пошлины раздора.

В Европе работу на косовском направлении начали только в начале апреля — с назначением Мирослава Лайчака на должность переговорщика от ЕС. Немаловероятно, что потеря времени была вызвана тем, что новый глава европейской дипломатии, экс-министр иностранных дел Испании Жозеп Боррелл был непреклонен по поводу признания Косово (если вспомнить о проблемах Мадрида с Каталонией, становится понятно — почему).

Естественно, упустив столько времени, в Брюсселе задумались над тем, как бы уж совсем не отставать от Вашингтона. Поэтому и решили, видимо, дать аванс Альбину Курти, осудив его вотум и таким образом поддержав.

Здесь уместно снова вспомнить о предшественнике Курти Рамуше Харадинае. В европейско-американском соперничестве он занимал сторону Вашингтона и откровенно ни во что ни ставил Брюссель. Во-первых, выступал за объединение албанских земель, чего в Европе, мягко говоря, не оценили. Та же канцлер Меркель выступает резко против какой бы то ни было перекройки границ на Балканах. Проект «Великой Албании» ей, естественно, не по вкусу.

Во-вторых, Харадинай положил конец диалогу с Белградом, перечеркнув многолетнюю работу ЕС и, по сути, аннулировав Брюссельские соглашения. Терпение европейцев кончилось, и Харадиная вызвали давать свидетельские показания в Гаагский суд по делу о военных преступлениях косовской войны 1998-1999 годов. Публичное сомнение в чистоте репутации положило конец его политической карьере. Харадинай сам ушел в отставку.

Тогда на политической сцене появился Альбин Курти, который не был уличен в военных преступлениях и не служил в рядах Армии освобождения Косово. Пусть он также выступает за проект «Великая Албания» и сам по себе не склонен к диалогу с Белградом, зато после отставки стал более сговорчивым. А также его не за что вызывать в Гаагу, что для европейцев все же аргумент. Более того, в Париже и Берлине даже сделали вид, что забыли, как ровно год назад, в конце апреля 2019-го, Курти готовил со своими радикалами митинг напротив резиденции канцлера ФРГ, где в то время должен был пройти саммит лидеров Западных Балкан, посвященный, в том числе, проблеме заморозки диалога между сербами и косоварами.

Кульминации не будет

За несколько недель работы Мирослав Лайчак уже успел заверить, что позиция Словакии по отношению к Косово не повлияет на его новую работу, а также заявил, что налаживание диалога между Приштиной и Белградом — дело небыстрое, дедлайны тут ставить неуместно, а конечная цель переговоров — евроинтеграция территорий.

Последняя присказка в контексте того, что происходит с Евросоюзом (закрылся на переучет и временно не принимает новых членов), дает нам повод трактовать ее примерно как «Когда рак на горе свиснет». Да и мандат медиатора Лайчаку выдали лишь на год. А годовой срок, как показала практика, — ничто в масштабах вялотекущего переговорного процесса.

Создается впечатление, что новый дипломатический корпус ЕС (Боррелл и Лайчак, оба — выходцы из стран, не признавших республику Косово) в большей степени склонны банально тянуть время и механически зеркально отвечать на ходы Вашингтона. И, как ни странно, упрямство косоваров дополнительно поддерживает подобную европейскую позицию.

Юлия Иванова, Balkanist.ru

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки