TV


События в Черногории касаются не только Сербии, но и России

Отношения между Российской Федерацией и Черногорией фактически заморожены. Черногория среди стран НАТО, скорее в неконструктивном звене блока вместе с Польшей и Прибалтикой. Разногласия между странами идут по разным позициям, но прежде всего, это такие принципиальные вопросы как непризнание Крыма и статус Косово, поддержка Черногорией антироссийских санкций и высылка российских дипломатов в связи с «делом Скрипаля»

События в Черногории касаются не только Сербии, но и России

При этом, говоря о Черногории, в данном контексте, прежде всего, подразумеваются именно властные структуры, нежели народ, который уже на протяжении трёх месяцев, начиная с декабря, выходит на улицы страны в знак протеста против принятия нового закона «О свободе вероисповедания», предполагающий автокефалию «черногорской церкви» и её независимость от СПЦ (Сербской Православной Церкви).

Мнением о вероисповедании, перспективах развития российско-черногорских отношений и коронавирусе с нами поделился Стеван Гайич – политолог, научный сотрудник Института европейских исследований (г. Белград) и приглашенный профессор МГИМО.

Совсем недавно произошёл инцидент в связи с отказом выдачи разрешения России на вывоз своих граждан, которые из-за начала пандемии коронавируса не могли покинуть Черногорию. Скажите, чем можно объяснить подобный шаг Черногории, предпринятый в отношении России?

Это всё можно объяснить тем, что в настоящее время для черногорской власти угрозой являются её собственные граждане, которые принимают участие в крестных ходах – литиях , борясь, таким образом, против закона, цинично названного «О свободе вероисповедания». Режим полностью расшатался. В стране, где проживают около 600 тыс. человек, на улицы в определённые дни выходили свыше 300 тыс. граждан.

Также как например это было в 2016 году, когда Демократическая партия социалистов (ДПС), опасаясь допустить ситуацию, при которой она не заняла бы большинство мест в парламенте, способствовала применению технологии влияния на результаты выборов, использовав «российскую угрозу». Так был придуман «русский государственный переворот», за что черногорцы и получили большую поддержку НАТО. Надеясь на тот же самый сценарий, который сегодня так и не произошёл, черногорские власти пытались спровоцировать конфронтацию, сделать что-то на зло России и, таким образом, получить поддержку НАТО, сделав небольшой вклад в борьбу против «гибридной войны», которую Россия якобы ведёт на Балканах. Вот и вся история.

Я думаю, что этот урок очень полезен для России, потому что это наглядно показывает, что политика по отношению к Черногории 15 лет назад была ошибочной. В том числе и тот факт, что Россия не выражала несогласия с отделением Черногории от конфедеративного союза с Сербией, благодаря хорошей работе таких людей, как, например, министра иностранных дел Милана Рочена, который, как я думаю, занял эту позицию как раз после успешного проведения референдума о независимости Черногории, проводимого в мае 2006 года. Об этом в России не говорят, однако прежде чем стать министром иностранных дел, М. Рочен являлся послом Государственного Союза Сербии и Черногории в России. И на мой взгляд, это вовсе не деталь, это очень важный момент, потому что в итоге Москва не была против отделения государства, при этом не понимая, что, если Черногория потеряет свой сербский характер, тогда она рано или поздно будет антироссийской. Тоже самое и с Украиной. Если Украина потеряет свой русский характер, тогда и она будет противопоставлена самой себе и будет враждебно относится к источнику собственной идентичности. И мне жаль, что крестные ходы в Черногории недостаточно освещались на российских федеральных каналах. Ведь это касается не только сербов.

Также я хотел бы отметить, что в связи с недавними событиями в Черногории сербская идентичность вновь стала проявляться: люди просто выходят с сербскими триколорами, которые систематически отрицаются властями, ровно как и кириллица, а с недавнего времени власть стремится изъять имущество СПЦ, переименовать её и создать по украинскому принципу новую церковь. Это даже вошло в программу партии Мило Джукановича, который, кстати, позиционирует себя как атеист и, цитирую, призывает восстановить «свою церковь». Вот это стало их ошибкой, потому что они получили ровно противоположное. Даже люди из ДПС, из полиции и из армии – они были против и выходили на улицу и тоже выступали против этого закона.

В связи с распространением коронавирусной инфекции, с 16 марта в Черногории приостановлены все массовые мероприятия, в том числе и литии (богослужения). Каким образом пандемия может повлиять на внутриполитическую ситуацию в стране?

Пандемия на время приостановила литии, но по существу это ничего не поменяет. Никто не забудет то, что произошло в конце 2019 года. Это чудо, когда в стране на улицы выходят все те, кто просто может ходить, выражая своё несогласие. Власть в Черногории полностью потеряла свою легитимность. По сути, это власть без власти. Формально все ещё сохраняют свои позиции, но при первой возможности Мило Джуканович может потерять её, а система рассыпаться. Это может стать одной из тех перемен в мире, которые произойдут после окончания пандемии.

В декабре 2019 года черногорский парламент утвердил закон «о свободе вероисповедания», который спровоцировал волну несогласия со стороны населения как самой Черногории, так и соседних государств. На протяжении трёх месяцев несогласные с законом выходили на, так называемые, литии (богослужения) в знак протеста против раскола и перехода свыше 650 святынь, принадлежащих СПЦ к «черногорской церкви». Скажите, почему вопрос самопровозглашения автокефалии церкви важен для Черногории? Какими последствиями подобный раскол может обернуться для всего православного мира?

Литии укрепили православный мир. Используя церковную терминологию, Мило Джуканович по попущению божиему способствовал тому, что произошёл православный ренессанс, обновление церкви. Это единственный такой случай не только в православном, но и вообще в христианском мире. Думаю, что раскола не будет, в отличии от Украины, где раскольники имеют инфраструктуру и организацию. А вот в Черногории, там представителей «черногорской православной церкви» всего 10 человек. Их просто настолько мало по численности, что это невозможно. Они фарс сами по себе. Более того, это благоприятно сказывается на возобновление православия в целом, и особенно православия среди сербов, поскольку эти литии повлияли и на Сербию, Республику Сербскую, Македонию. И даже в Хорватии, где сербы, которые пережили два геноцида (во второй мировой и этническую чистку в 90-ых), даже они вышли на церковных ход в г. Вуковаре. Я считаю, что это весьма позитивный момент, даже можно сказать слова благодарности М. Джукановичу за то, что попыткой проведения этого закона он возобновил сербскую идентичность в Черногории, естественно сам того не желая. И сегодня «сербское» чувство самое сильное, как ни странно, в Черногории. Если бы 5 месяцев назад об этом спросили, то никто бы не мог в это поверить. Но, то что человеку невозможно, то Богу возможно – и это так есть.

Какова позиция России по этому вопросу?

Позиция России слишком сдержанная по этому вопросу. Я думаю, что Россия могла бы быть гораздо более активной, потому что это прямо её касается, особенно учитывая враждебность черногорского режима к России и обвинения 2016 года, которые из Подгорицы шли в адрес Москвы. Поэтому думаю, что России следовало бы больше освещать ситуацию, но это всё можно исправить и больше уделять внимания событиям в Черногории, потому что это прямо касается её интересов. Не интересов как таковых, а просто так или иначе это её касается. Черногорская власть, понимая, что граждане Черногории, восстанавливая свою сербскую идентичность, одновременно восстанавливают и любовь к России, потому что это взаимосвязано: сербская идентичность и положительные чувства к России, особенно в Черногории как особой части сербского народа. Именно поэтому я думаю, что Россия должна больше освещать в СМИ об этом если не занять более активную позицию в данном вопросе.

Учитывая сложившуюся динамику развития российско-черногорских отношений, стоит ли рассчитывать на потепление отношений? Можем ли мы в будущем говорить об изменении политического вектора в Черногории в отношении России?

Единственным способом восстановления Черногорией и Россией своих отношений является восстановление сербского характера Черногории и соответствующие изменения во властных структурах в Черногории – это безусловный первый шаг. Во-вторых, Черногория должна выбраться из НАТО, потому что это желание подавляющего большинства её граждан. Но это надо делать по-умному, или, может, подождать другие ситуации, т.к. НАТО и так находится в очень сложной ситуации. Д. Трамп ведёт очень активную борьбу против глубинного государства – значит против НАТО тоже. Они друг друга саботируют: глубинное государство и НАТО Трампа, а он их. Особенно, если посмотреть на эту игру с процентами, когда Д. Трамп требует от других государств хотя бы 2% от их ВВП вложить в НАТО, т.к. США не будет одна кормить эту организацию. То есть НАТО – это как устаревший реликт Холодной войны и Бреттон-Вудской экономической системы глобализма, которая распадётся с вирусом. Это уже просто становится всё более и более ясным. НАТО в этой форме может прекратить своё существование – и это шанс для Черногории. И конечно, в будущем для более широкой сербской интеграции на Балканах. А это большой шанс для России. И тогда с другой политической элитой в Черногории ситуация может измениться в положительную сторону.

Беседовала Елизавета Белоусова, Международная жизнь

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки