Георгий Зотов: Как Чили, Перу и Боливия «гуано» не поделили

Однажды сразу между несколькими государствами разразилась война за говно. Нет, я не шучу. Чили, Перу и Боливия натурально воевали за гигантскую кучу говнища, и положили в говноборьбе 25 000 солдат. В просторечии это называется «гуано» — разложившийся помёт птиц и летучих мышей, каковое используется для удобрения на кукурузных полях. На побережье Боливии и Перу х……д лет были «птичьи базары», и говна скопилось — да хоть по колено зайди и ведром черпай. Однако, именно это самое говно Чили, Перу и Боливия не поделили

Фото из Рустограмма - добывание говна в поте лица своего, и великие битвы за говно во время этой говновойны.
Фото из Рустограмма — добывание говна в поте лица своего, и великие битвы за говно во время этой говновойны.

Говно подкралось незаметно. 1878 году Боливия лишила налоговых льгот чилийские компании, тоннами увозившие с её территории говнище. «Вам что для нас, уже и говна жалко?» — искренне возмутились чилийцы, и отправили к берегам Боливии военный флот. Боливийские говновладельцы промолчали, но тут же захапали себе главный чилийский говноконцерн со всеми говночерпалками и говноспециалистами.

«Да вы даже с говном не расстанетесь!» — психанули чилийцы, и 1 марта 1879 года объявили Боливии войну. За боливийцев вписалось Перу, рассчитывавшее по результатам войны огрести прилично говнеца. Так оно в общем-то и получилось, но несколько в другом смысле.

Чилийцы, окрылённые говном, бросились в бой. Их было всего 30 000 против 80 000 перуано-боливийцев, но их это не смущало: говно блистало в их глазах. Боливия и Перу, отнесясь к охране говна самонадеянно, понесли страшные поражения. Президент Боливии Игнасио Даса проявил себя как полное говно: его сместили военные, и он сбежал в Париж со всей казной, оставив родимое говно на растерзание чилийцам. Президент Перу Мариано Игнасио также как классифицируется как говно — но не птичье, а даже собачье, поскольку собрал с сограждан драгоценности на покупку вооружений, с…..я в Европу и успешно тратил бабло в постелях у б….й, забыв про честь священного говна.

Чилийцы одержали несколько побед, повсюду громя перуанцев и боливийцев. Те крупно обосрались, и говна на побережье стало намного больше, но ситуации это не помогло. 17 января 1881 года чилийские войска заняли столицу Перу Лиму. «Пиночет ё….й» — огрызнулись перуанцы, и ушли в партизаны. Чилийские оккупанты лежали в шезлонгах посреди благоухающего говна, и блаженствовали, разминая его пальцами. Партизаны стали п…..ь оккупантов из засад. Враги перекрыли партизанам доступ к говну, и сами их з…..и.

В результате, в 1883 году был заключён мир, по которому к чилийцам перешло всё говнище и территории, где оно булькало. «Великая дерьмовая война» закончилась.

Ну, Чили, разумеется, торжествовало. Пиночет ими бы, б….ь, гордился. Теперь у них было столько говна, хоть жопой жуй. «Граждане, — рыдал чилийский президент. — Мы победили, и отныне по самые уши в говнище. Говна столько, что и нашим внукам останется». Народ плакал от счастья, представляя себе целые горы говна. Радость продолжалась 20 лет, пока немецкие учёные не изобрели производство гуано химическим путём, и стоимость его упала так, что п…ц. «Это что же, — чесали кактус чилийцы. — Мы столько солдат угробили, а теперь даром дешёвого говна наелись?». Ржание подлых перуанцев и боливийцев, лишившихся говна, было им ответом.

А мораль тут такова — ну поделись ты говном с соседом, честное слово. К чему говно зажимать? Не жадничай.

Георгий Зотов

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки