Юрий Селиванов: В ожидании своего Спилберга

Без расчистки авгиевых конюшен «альтернативно одаренной» кинотусовки, патриотический, массово востребованный кинематограф невозможен в принципе

В ожидании своего Спилберга

Посмотрел намедни обласканный всевозможными «оскарами» и «золотыми глобусами» очередной англосаксонский, не побоюсь неологизма, «хитаник» на тему первой мировой войны. Фильм в целом добротный, явно сработанный мастеровитыми умельцами, с растущими откуда надо руками и достаточно верным глазом. Не зря же его продюсировал не кто-нибудь, а всемирно известный кинопропагандист эксклюзивного благородства Запада Стивен Спилберг.

Не то, чтобы фильм вообще без греха. Некоторые сюжетные линии представляются по-спилберговски слегка притянутыми за уши. Как, например, не вполне типичный порыв душевного благородства британского генерала, который решил отменить атаку вражеских позиций в стремлении уберечь от напрасной гибели примерно полторы тысячи своих солдат.

Реальная история той же войны знает немало прямо противоположных случаев, когда те же британские, а наравне с ними немецкие, французские и прочие полководцы беспощадно бросали в огонь практически бессмысленных атак не то, что отдельные батальоны, но даже целые дивизии и армии. В одном только сражении под Верденом, которое не дало ни одной из сторон никакого сколько-нибудь существенного перевеса, погибло около 600 тысяч солдат и офицеров!

Но Спилберг, который вечно спасает отдельно взятого рядового Райана усилиями чуть ли не всей американской армии, не был бы Спилбергом, если бы стал продюсировать кино с какой-то другой идеологической установкой.

Кое-что напрягает и по техническим деталям сценария. Допустим, что немцы действительно перерезали все телефонные провода. И потому понадобилось отправлять двух бойцов с приказом об отмене наступления через линию фронта. Хотя не совсем понятно – там что, тактической разведки вообще не было? И никто не мог заранее сползать и узнать, что немцы оттуда ушли?

А в этом время прямо над этими двумя бедолагами, отправленными почти на верную смерть, а один таки погиб, почти непрерывно порхают британские аэропланы. Возникает вопрос – а что стоило поручить одному из пилотов элементарно разыскать с воздуха отбившуюся часть, тем более, что в фильме особо упирают на эффективность воздушной разведки, и сбросить прямо на её позиции футляр с тем же боевым распоряжением? Ну, или мешок с почтой позаметней, где бы и этому документу место нашлось. Тем более, что такая практика в то время была. И самолеты тогда летали значительно ниже и не так быстро, чтобы эту процедуру не заметили с земли.

Не говоря уже про то, что в 1917 году уже существовала достаточно развитая полевая радиосвязь. И не надо быть большим академиком, чтобы допустить наличие в частях британской армии на западном фронте таких радиостанций. Даже не в самой технически продвинутой русской армии имелась подобная техника.

Экипаж радиостанции прапорщика В. Н. Бабишева. Западный фронт, 1915 г.
Экипаж радиостанции прапорщика В. Н. Бабишева. Западный фронт, 1915 г.

Но если бы авторы этой картины допустили, хотя бы на минутку, возможность отмены наступления с помощью радиосвязи, тогда им пришлось снимать бы кино о чем-нибудь другом.

В общем и эта сюжетная линия, дающая, между прочим, обоснование всей сценарной «логике», тоже слегка хромает.

Однако все эти  «недостатки в пробирной палатке», практически не заметные  обычному, не шибко искушенному в военно-исторических деталях, зрителю, никак не умаляют  пропагандистских, подчеркиваю еще раз — именно пропагандистских достоинств этого вполне годного продукта современного англосаксонского  «агитпропа».

Который на Западе, несомненно, есть. Просто потому, что его не может там не быть. Я уже подчеркивал эту, в общем-то, простейшую, но почему-то труднопроходимую в некоторые местные головы мысль  в недавнем отклике на однопорядковый голливудский блокбастер «Мидуэй».

И здесь мы видим ровно то же самое. Тщательно выверенный, по самым строгим канонам бескомпромиссного патриотического кино, боевик для наиболее массовой аудитории, настойчиво и целеустремленно продвигающий  в её сознание «главные истины». О том, что солдат  на войне должен не пускать слюни и ныть о своей несчастной судьбе, но воевать и выполнять поставленную перед ним боевую задачу, «мужественно, умело, с достоинством и честью, не щадя своей крови и самой жизни для достижения полной победы над врагами.»

Да, ровно так, как это было записано в советской Военной присяге, с которой тот же Спилберг наверняка знаком. Как он отлично знаком и с тем, что смогла совершить Советская армия, бойцы которой эту Присягу давали.

Поэтому не знаю, как там насчет морально-политического облика британских «томми» образца 1917 года, но то, что этот фильм пропагандирует самые лучшие в мире стандарты воинского поведения, полностью соответствующие советскому образцу,  у меня нет сомнений.

Тем более печально, что в то время, когда западный «идеологический отдел ЦК» наставляет свою молодежь в духе лучших советских боевых традиций, наш собственный кинематограф, в его основной массе, продолжает считать себе свободным от всего этого.

Боюсь даже представить, что бы мы имели на выходе, поручи снять подобное кино, на отечественном материале, какому-нибудь местному «штрафбатмейстеру».

Наверняка мы бы увидели  душераздирающую историю про двух нетрадиционно увлеченных друг другом  солдатиков, которых свирепый политкомиссар специально отправил на это смертельное задание по причине своего лютого гомофобства.

И с этой же целью злобный политрук запретил посылать боевой приказ самолетом, или хотя бы восстановить ради этого телефонную связь с удаленной частью.

И то, что одинокий солдат, оказавшись ночью в темном подвале с юной дамой, не предался с ней плотским утехам, наверняка нашло бы подробное  объяснение в виде все той же альтернативной сексуальной ориентации.

Еще мы бы наверняка узнали, как те же противные политруки и вечно пьяные командиры  только то и делают, что мешают честным бойцам воевать, заваливая их трупами вражеские окопы.

А еще  в таком продвинутом  фильме обязательно  объявился бы какой-нибудь увешанный орденами советский маршал,  который, в перерыве между двумя пьянками, приказал бы поднять в самоубийственную атаку всю армию, просто потому, что ему захотелось повесить себе на грудь очередной орден.

А чтобы никто этому замыслу не воспротивился, он  расстрелял бы парочку человеколюбивых   полковников, а позади всего войска посадил бы заградотряды с пулеметами «Максим» и бесконечными патронными лентами.  Ну как же без этого? Засмеют ведь коллеги по киноцеху!   А спонсоры, чего доброго,  денег лишат.

Впрочем, что это я все про «если бы да кабы», коль скоро все мы знаем, что большинство нынешних «отечественных» фильмов про войну,  переполнены этим  неполживым дерьмом, как давно не чищенная золотарем говн…возка.

А для пользы государства и всего общества надо снимать строго наоборот! Так, чтобы никакой белиберды с акцентом на сексуально-запьянцовские темы в военных фильмах и близко не было.  И чтобы было только то,  что помогает делать из биологической заготовки человека полноценного солдата и патриота.

Так как это делали в свое время советский кинематограф и  советская культура в целом. При  непосредственном участии которых были образцово воспитаны  целые поколения несгибаемых патриотов и отважных бойцов. Граждан с большой буквы, вынесших все испытания тяжелейшей войны, выстоявших против нашествия практически все Европы и обративших вооруженного до зубов врага в бегство до самого его логова. Спилберг, наученный нашим историческим опытом, это прекрасно понимает. Остается и нам поручить это дело архиважное собственным Спилбергам. Дождаться бы только их!

Юрий Селиванов, специально для News Front
Юрий Селиванов: В ожидании своего Спилберга

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки