В деле «Сети» не без украинского следа

Так называемое дело «Сети» (террористическая организация, запрещена в России) стало для действующего на территории России антироссийского движения одной из важных «точек кристаллизации». Отметим, что движение это назвать оппозиционным нельзя, поскольку его цель – это не изменение политики или системы управления нашей страны, а ее разрушение и ликвидация, по крайней мере, в ее нынешних границах и в современном виде. Определить их по политической направленности также не получится, поскольку это движение, вполне напоминающее серпентарий, объединяет либералов, нацистов, либертарианцев, троцкистов, анархистов, ЛГБТ-активистов, сепаратистов разного рода, словом всех, кто ненавидит русский мир и православие и мечтает об уничтожении исторической России

В деле «Сети» не без украинского следа

Однако в силу своей разнородности, а так же из-за споров в вопросах освоения западных денежных «траншей» на «демократизацию России», им крайне сложно координировать свои усилия. И дело «Сети» смогло стать для них по-настоящему общим проектом, объединившим всю эту разношерстную публику для защиты осужденных террористов.

Напомним, дело «Сети» было возбуждено осенью 2017 года. По нему арестовали 11 человек – троих петербуржцев и восемь жителей Пензы. Всех их обвинили в организации деятельности террористического сообщества или участии в нем. Ячейки, созданные ими, существовали в Москве, Санкт-Петербурге, Пензе, Омске и Белоруссии.

Сообщество должно было объединить российских анархистов в боевые группы, ставящие своей целью насильственное изменение конституционного строя» и вооруженный захват власти посредством нападений на правоохранительные органы, захвата оружейных складов, атак на органы власти, военкоматы и отделения «Единой России».

10 февраля Приволжский окружной военный суд Пензы приговорил семерых фигурантов дела к срокам от 6 до 18 лет лишения свободы.

Впрочем, перед судом предстали не все фигуранты этого дела. Один из них – житель Омска, Алексей Полтавец пустился в бега и скрылся от правосудия на территории Украины.

На первый взгляд, довольно странный шаг для человека левых убеждений — искать убежище в стране с официальной ультраправой идеологией.

Но сам Полтавец это нонсенсом не считает.

«После 2014-го, когда Россия сначала оккупировала Крым, а потом напала на восток Украины, я поддерживал Украину. Организовывал различные мероприятия: против введения войск, антимероприятия — типа годовщины оккупации Крыма. Роль сыграло и чувство справедливости, и мои корни. Фамилию мою видели?» — рассказывал о своем кредо Алексей.

Впрочем, он сам признавал, что в самом начале своей политической деятельности (которую он начал в четырнадцатилетнем возрасте) он не причислял себя ни к левым, ни к правым и был «за все хорошее, против всего плохого», причем плохим для него была Россия и российская государственность.

В принципе, этого уже вполне достаточно, чтобы рассчитывать на прибежище на «Незалежной», даже если персонаж совсем не «политический», но виновен в тяжких уголовных преступлениях. А именно так обстоят дела у юного революционера Полтавца. Он сам признается в убийстве человека – своего соратника, или, вернее, подельника. Он рассказал об этом в интервью либеральному изданию «Медуза». И очевидно, что он совершенно не опасается того, что сделанное им публичное признание может стать основанием для его экстрадиции. Можно не сомневаться, что у него есть соответствующие гарантии украинских властей или их представителей (например, сотрудников СБУ, работающих с «беженцем»). В противном случае трудно предположить, что он стал бы искать журналистов российского издания для публичной «исповеди».

А надо признать, что «Медузе» он рассказал немало интересного. В том числе, и ряд фактов, которые не оставляют никаких шансов попыткам «группы поддержки» сформировать в общественном мнении представление о фигурантах «Сети», как о романтически настроенной и совершенно безвинной в правовом плане группе молодежи. Однако после прочтения откровений Полтавца становится ясно, что «сетевики» ничуть не лучше персонажей знаменитого романа Федора Достоевского, а в чем-то даже и переплевывали их.

Так, например, герой романа Петр Верховенский, хоть и был конченным негодяем, но хоть наркотой не банчил, как «онижедети» из «Сети».

«Они вообще торговлю (наркотиками) объясняли тем, что нужны деньги «на революцию». Но на самом деле 50 на 50: половина шла на снаряжение и камуфляжи, другая — совсем нет. Они называли это «работой». Как, собственно, подписались [Михаил] Кульков, [Артем] Дорофеев и [Екатерина] Левченко. С ними общался Иванкин: Кульков и Дорофеев — его друзья, они вместе учились в [кулинарном] колледже, но в [активистской] движухе из них был только Иванкин. Они вместе решили поднимать [деньги от продажи наркотиков] и делить пополам. Они [Кульков и Дорофеев] — на открытие шаурмичной, или что. А Иванкин и Пчелинцев — на свою революцию. Хотя эти 50%, которые типа на революцию, они, естественно, еще между собой [50] на 50 делили», — поведал Полтавец..

При этом свое участие в торговле наркотиками экстремист отрицает: «О том, что они продают и тяжелые наркотики, я узнал только тогда, в момент задержания. Все это [наркотики] обнаружили рядом с Кульковым. Позже я узнал, что [Артем] Дорофеев, [Максим] Иванкин и [Михаил] Кульков ходили [делать закладки] вдвоем или втроем, периодически меняясь. Я так понимаю, возможно, [Екатерина] Левченко помогала им дома, не на улице — типа упаковать».

Собственно, на торговле наркотиками «сетевики» и погорели. Один из них был задержан и дал показания на других. Начались аресты, и часть «подпольщиков» «встала на крыло» и уехала к соратникам в Рязань.

Там двое наименее вовлеченных в экстремистские дела участников «Сети» — Артем Дорофеев и Екатерина Левченко — решили сдаться властям и устроить явку с повинной.

О своем намерении они зачем-то рассказали другим участникам террористической группы, и их судьба была решена. Пчелинцев и другие «авторитетные» участники организации приняли решение их убить, чтобы «не проболтались». Исполнителями были назначены Иванкин и Полтавец. Они под предлогом «переждать опасный период» вывезли их в лес и там убили.

После этого преступления Полтавец и бежал на Украину, а Иванкин был арестован и осужден (за терроризм и сбыт наркотиков, убийство на момент приговора ему не инкриминировалось).

Либеральные СМИ после выхода в свет интервью убийцы стали утверждать, что это фейк и, возможно, «никакого Полтавца и не было вовсе». Однако обнаружение останков Левченко (тело Дорофеева нашли раньше) подтвердило достоверность, по крайней мере, части изложенного.

«Медузу» обвинили в «подрыве общего дела» и дискредитации «светлого образа борцов с режимом». Надо сказать, не слишком справедливо.

Ведь если обратиться к истории, можно вспомнить, что дело Нечаева, весьма напоминавшее дело «Сети», нисколько не ослабило симпатий к «борцам за народное счастье» у «образованного» класса. И даже публикация потрясающего романа Достоевского «Бесы» не ослабила позиции «революционеров».

Так и сейчас, «неполживые» уже оправдывают убийц и наркоторговцев, во всем обвиняя «режим». Так что признания Полтавца не изменят позиции и взглядов русофобов и ненавистников нашей страны. Для самых циничных и умных террористы станут «своими сукиными сынами», другие начнут строить версии о причинах «предательства» «Медузы», которая в действительности просто «словила» неплохой «хайп».

Но во всей этой ситуации есть два очень скверных момента. Во-первых, боевые организации политических (не религиозных) русофобов, подобно ячейкам джихадистов, обеспечивающих свою деятельность за счет рэкета и наркоторговли, переходят на «хозрасчет».

Во-вторых, Украина принимает и укрывает даже совершенно откровенных уголовников и отморозков, самых настоящих «бесов». И делает это для того, чтобы использовать их против нашей страны и нашего народа.

Сергей Спиридонов, Аналитическая служба Донбасса

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки