TV


Александр Гапоненко: Как мы с журналистом Юрием Алексеевым власть в Латвии захватить хотели

25 февраля 2020 г. начался суд над известным журналистом Юрием Алексеевым. Он обвиняется Латвией по трем статьям — разжигание этнической розни, распространение порнографии и незаконное хранение оружия и боеприпасов с целью захвата государственной власти.

Александр Гапоненко: Как мы с журналистом Юрием Алексеевым власть в Латвии захватить хотели

На суд пришло три десятка товарищей, чтобы поддержать журналиста и дать показания в его пользу.

Все обвинения против Юрия были явно сфальсифицированы спецслужбами с целью запретить ему публиковаться на портале IMHOCLUB.LV. Очень уж его статьи были правдивы и читателя за душу брали.

Разжигание розни в деле появилось сразу, путем засылки текстов «специалистами» с неопознанного мобильного устройства на комп Юрия. Причем написаны «уличающие» тексты были малограмотными «бойцами невидимого фронта», с плохим знанием русского языки и неумением ставить запятые, а Алексеев отличается абсолютной грамотностью. Порнография неожиданно «обнаружилась» в компьютере после двух лет его нахождения на складе полиции безопасности. Забралась туда ненароком.

Наконец эпизод с подкинутыми в навесной потолок патронами для пистолета Макарова. Они «неожиданно» обнаружились во время обыска орудий публикации текстов — авторучек, карандашей и т.д.. За подвесным потолком, Карл!

Я собирался дать суду показания о том, что я являюсь подельником Юрия в деле захвата власти в нашей стране.

Дело с хранением оружия имело такое предисловие. Пригласил я Ю. Алексеева, уж как пять лет тому назад, к себе домой на день рождения. А день рождения у меня приходится на 23 февраля. День защитника Отечества тогда же празднуется — для тех, кто не помнит.

На мой день рождения Юрий Георгиевич подарил пистолет Макарова. Пистолет был отлит из толстого черного стекла, блестел, как настоящий, но наполнен не патронами, а первоклассным армянским коньяком. Мол, держи оружие — символ мужества, именинник!

Мы с немалой компанией тот пистолет раскупорили и коньяк выпили, как водится в компании бывших военных. Потом песни стали громко петь патриотического содержания. «По полю танки грохотали», «Когда мы были на войне» и родственного им содержания. По случаю подпития сделали фотографии и выставили их в социальных сетях. Естественно с пистолетом в руке, да еще при этом говорили страшные слова «пиф» и «паф»! То есть совершали действия, направленные на захват власти в стране.

А наши рыцари плаща и кинжала на фэйсбуке те фотографии с пистолетом увидели и на ус себе намотали. Мол, парни мы не простые — захватить власть в стране хотим.

Этот ус стал разматываться, когда год спустя у меня на квартире обыск делали. Бойцы в черных балаклавах все спрашивали: где пистолет хранится и стены каким-то хитрым прибором просвечивали — искали его. Я сразу, по простоте душевной, про какой пистолет они говорят не понял. А тара от армянского коньяка к этому времени уже была выброшена за ненадобностью в хозяйстве. Потом сообразил, о чем идет речь и говорю бойцам, которые били копытом о землю от желания получить новую лычку на погонах: я пистолет на днях выбросил в мусорный бак, что на заднем дворе стоит. Гляньте там. Бойцы к мусорному баку ломанули втроем, пришли через час, дурно пахнущие и злые. Найти орудие преступления не смогли.

Это я все подвожу к случаю с Алексеевым. Раз пистолета у меня дома найти не удалось, то рыцари плаща и кинжала решили отыграться на невинном журналисте и патроны от Макарова ему за навесной потолок и подкинули. Мол, знай наших -неча подельнику нас по помойкам гонять!

Это не все. Мы с Алексееевым после обыска у меня вскоре устроили тусовку по случаю пятилетия IMHOCLUBA. Пригласили на нее всех авторов этой литературной площадки, премии вручили лучшим перьям. Мне тоже диплом достался и в нем запись была: за умелое обращение с оружием. Имелось в виду, конечно, перо.

Еще карточный турнир был устроен на той вечеринке. На этом турнире две молоденькие девочки выиграли главный приз — козырную дулю. Это была скульптурка известного рижского мастера Шитова. Весело было на тусовке, музыка играла, вино лилось рекой.

Девчонка одна — та, что в карты лучше всех играла, подвыпила на вечеринке и стали меня клеить. Мол, я думала, что вы с Алексеевым государственные преступники, переворот в стране готовите, а вы хорошие парни — веселые. Я трезвый был, поскольку за художественную часть и порядок на мероприятии отвечал. У девчонки у тех спрашиваю: — это кто думал, что мы переворот готовим? Да, мы в полиции безопасности. Вот, пришли посмотреть нет ли тут у вас пистолетов или патронов — отвечает. — Но это неважно, давай дружить.

Дружить я с засланной матахарой я не стал, но разговор этот хорошо запомнил.

Хотел я сегодня этот характерный эпизод суду рассказать, чтобы было ясно откуда патроны взялись на квартире у Алексеева. А у меня суд отказался принимать свидетельские показания. Причин не объяснили. Может быть прокурор боялся, что я про ту девчонку с козырной дулей вспомню и дело рассыплется, так и не начавшись?

Мало того, суд объявил все свои заседания закрытыми. Вот, оказывается, для чего на складе у полиции безопасности неучтенная порнография водится.

Смех смехом, а процесс продолжается. Журналиста могут посадить лет на 8 за то, что осмелился думать неединообразно, да писать правду.

Александр Гапоненко, Латвия

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки

Новости партнеров