Тут не существует меньшего зла

Есть ли в этом мире что-то, к чему человек не способен привыкнуть? Унижение. Нищета. Война. Смерть. Уступкой за уступку, через сжатые удила терпения, на спинах ложных надежд мы, донбассовцы, ко всему этому уже привыкли. Да, живём в вечном сопротивлении, но всё-таки… всё-таки смиряемся, склоняемся, сживаемся. И пусть Донбасс никто не ставил на колени, но и идти с согнутым хребтом, когда тебя бьют под колени — тоже не лучшая из перспектив. Терпим и повторяем: «Лишь бы остаться Людьми. Лишь бы остаться…»

на фото отец троих детей, которых убило в Горловке 12 февраля 2015 года прямым попаданием снаряда украинской армии
на фото отец троих детей, которых убило в Горловке 12 февраля 2015 года прямым попаданием снаряда украинской армии

Пять сломанных и обожжённых лет назад в Минске был подписан «документ, имеющий целью урегулирование вооружённого конфликта на востоке Украины». Второе минское соглашение. 12 февраля. Как прожила этот день Горловка? Давайте вспомним: «Тьма в городе сгустилась до того, что от страха у некоторых людей даже начали темнеть зрачки. С утра пораньше горловчане старались сделать покупки/съездить на работу/решить коммунальные дела, а до полудня вернуться в коридоры/подвалы. Гремело попеременно весь день. Но примерно с 20:00 город снова сжался под артиллерийским огнем. Гремело по всей Горловке часа четыре. Пострадали районы: парка Горького (там, где расположена здание «Церкви мормонов»), Оптовый рынок/машзаводской поселок (здесь в частном секторе погибли сразу три ребенка, их папу с мамой госпитализировали в психиатрическое отделение), Центральный рынок. Также в огне оказался ж/м «Солнечный» (район ранее побитого Рогозина, 2, ОШ № 53, дом на «старом квартале», одна из котельных, загорелась автозаправка и вылетели стекла в местной «Стоматологии» и одном из детских садиков), Никитовка, Озеряновка. Горисполком на следующий день сообщил о последствиях: «После артобстрела города 12 февраля обесточены 243 трансформаторные подстанции Горловского РЭС, а также 40 Восточного РЭС. Была прекращена работа фильтровальных станций № 1 и 2, которые были восстановлены накануне. На утро 13 февраля без водоснабжения находятся Центрально-Городской, Калининский и часть Никитовского районов города. Энергетики выполняют работы по нормализации электроснабжения в поселках Кондратьевка, Новогорловка, Калиновка, Озеряновка, шахты им. Ленина, Жованка, ж/м «Комсомолец» и «Строителей». Остановлены 16 котельных ЧАО «Горловсктеплосеть», КП «Уголек» — 37″.

Худому миру понадобилось три дня, чтобы добраться до нас. В Горловку он пожаловал утром 15 февраля, которое тогда «прошло на удивление тихо. Большая его часть. С самого утра Горловка превратилась в огромный муравейник. Люди так страстно хотели поверить в мир, что взяли и… поверили». И верят до сих пор. Смирившись с десятками убитых и сотнями разрушений за пять лет «прекращения» огня в прифронтовых посёлках (они же прифронтовые, чему тут удвиляться, правда?). А ещё они привыкли (в общем и целом, без частностей) к презрительному отношению на КПВВ, недогражданскому статусу, лишениям и нуждой в связи с «военным положением». И ещё многим, многим и многим. Единственное, что Горловке принёс Минск-2 — отсутствие боевых действий на 80% её территории. Но…

«Зайцевская ампутация» с переходом Жованки и Бахмутки под контроль ВСУ. Окончательный захват и продвижение украинского КПВВ от Майорска к Никитовке. «Светлодарская дуга» с дальнейшим переходом к военным Украины «невыгодных» посёлков Гладосово и Металлист. Возобновление обстрелов Гольмовского и посёлка шахты им. Гагарина. Чигаринская паника. Стирание с лица земли посёлка бывшей шахты 6/7 и Молочного. Обстрелы Русского края. Обстрелы Широкой Балки. Обстрелы Доломитного. Обстрелы канала «Северский Донец — Донбасс», высоковольтных ЛЭП, котельных, вышек связи. Попадания в школы, детские садики, больницы. И сотни, сотни новых могил на румянцевском кладбище за черной плитой с надписью «Защитникам Горловки, павшим в боях за Отечество».

За время действия безальтернативности Второго минского соглашения в Зайцево исчезло несколько улиц. В прямом смысле слова «исчезло». Украинские беспилотники за это же время «научились» скидывать бомбы на мирные дома. После нескольких подрывов детей на минах, их сверстники поверили в опасность прогулок в прифронтовых лесополосах и на кладбищах. А некоторые даже поняли, что нельзя играть с найденными гранатами (всё той же ценой). За эти пять лет мы смирились, что утром в хронике может появиться запись о чьей-то очередной смерти из-за прилёта одиночной мины. Но не в центре, конечно…

И пока мир переживает строительство газопроводов и мостов, вручения «Оскаров», Олимпиады, борется с трибун ООН за экологию, обновляет минимум цен на нефть, бьет тревогу из-за распространения нового коронавируса, надевает жёлтые жилеты, гасит пожары в Австралии… мы ждём, терпим, надеемся. В своём застывшем мире «лишь бы не было войны». Иногда на нас направляют телекамеры, вспоминают о трагических случаях год, три, пять назад. Но война в телевизорах не так страшна, как на горловских улицах Тимирязева, Лациса, Больничная, Плотинная или Стожка. Не так ли? И, если вы уверены, что лучше пусть обстреливают 20-30 улиц Горловки, а не ее всю, то вы обречены на то, чтобы получить войну в своём доме. Тут не существует меньшего зла. Существует война. И когда она придёт в ваш дом среди этой полной и всесторонней бессрочности никому неизвестно. Так же, как и в 2014 году, когда каждый горловчан был уверен, что в их городе невозможен Славянск. Политические интересы доказывают несколько иное. Даже для самых мирных городов, совершенно далёких Донбассу.

Минск безальтернативен. Да здравствует… Минск!

Егор Воронов

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки

Комментарии:

Добавить комментарий