TV


Зачем грузинскому министру иностранных дел обсуждать вопросы религии в Вашингтоне?

Тбилиси заявляет, что «Москва является наиболее актуальной, но не единственной проблемой безопасности», есть еще и беспокойный соседний Тегеран. Грузия, занимая стратегически значимое положение между Россией и Ираном, пытается сохранить себя в американском списке внешнеполитических приоритетов. Но посмотрим, с каким политическим багажом вернется из США глава МИД Грузии Давид Залкалиани.

Зачем грузинского министра иностранных дел вызывают в Вашингтон обсудить вопросы религии?

Государственный секретарь США Майк Помпео пригласил министра иностранных дел Грузии Давида Залкалиани посетить Вашингтон для участия во встрече глав министров иностранных дел стран — членов Коалиции за свободу вероисповедания. Залкалиани стал единственным главой внешнеполитического ведомства из республик Закавказья, который удостоился такого жеста. На визит Тбилиси отвел три дня, с 4 по 7 февраля, в течение которых министр будет проводить встречи в Государственном департаменте США и Конгрессе США, а также с американскими экспертными кругами.

Что здесь первично, а что вторично?

Повестка форума Коалиции за свободу вероисповедания не озвучена. Можно отметить только следующее. США заявили, что «защита свободы вероисповедания остается одним из приоритетов внешней политики администрации Дональда Трампа», что они «продолжают работать над защитой религиозных свобод и бороться с нарушениями в этой сфере». Вашингтон активно политизирует церковные проблемы, составляя список стран, в которых, с его точки зрения, «допускаются серьезные нарушения религиозной свободы». Грузии в этом списке нет. А что есть? Церковь — это вообще единственное, что сейчас как-то связывает грузин и русских. Даже в период военного конфликта в Южной Осетии в 2008 году грузинский патриарх Илия не дистанцировался от Русской православной церкви. Вашингтон, разыгрывая карту «украинской автокефалии», склоняет Грузинскую православную церковь в пользу Константинопольского патриархата. Отсюда повышенный интерес к грузинскому епископату, который, кстати, часто посещает США.

Американцы считают, что в случае признания ГПЦ «украинской автокефалии» может произойти разрыв отношений между Русской и Грузинской православными церквами, активно работают на этом направлении, прямо или косвенно вмешиваясь в церковные дела. Но хватит ли возможностей и полномочий у Залкалиани как-то повлиять на этот процесс? Вряд ли. И это наводит на мысль, что главные переговоры в США министр будет вести вне формата Коалиции за свободу вероисповедания. О чем?

Сам глава МИД Грузии заявил, что намерен «донести до американских властей достоверную информацию о сложившейся в стране ситуации». Причиной его заявления стал целый ряд писем с критикой в адрес властей Грузии, которыми американские конгрессмены и сенаторы завалили Тбилиси. В них утверждается, что отказ правящей «Грузинской мечты» от обещанной реформы избирательной системы ведет Грузию к становлению «авторитарного режима Бидзины Ивашинвили», который якобы проводит «пророссийскую политику».

Но дело в том, что дискуссии с выплеском в виде уличных протестных демонстраций относительно того, какой избирательной системы следует придерживаться, пропорциональной или смешанной, проходят все же в формате демократических процедур. При этом оппозиция почему-то уверена в своей победе в случае каких-то изменений на этом направлении. Если действительно все граждане Грузии выступают против «Грузинской мечты», то на выборах в парламент 2020 года, которые будут «свободными и честными», оппозиционеры должны победить. Мы это к тому, что многие сюжеты сложившейся в Грузии кризисной ситуации притянуты за уши. Именно об этом будет вести разговор Залкалиани с представителями Госдепа, которые, по идее, должны предложить Тбилиси один из вариантов выхода из непростого положения. А зачем определенным силам в Грузии нужны американцы и кем они намерены заменить Иванишвили? Вице-президент Атлантического совета Грузии Бату Кутелия отмечает, что «в США в адрес грузинского правительства сегодня уже употребляются такие термины, которые были немыслимы совсем недавно, и которые в большей мере употребляются по отношению к руководителям авторитарных стран». Возможно, на данном этапе задача в том, чтобы замутить воду в регионе, притягивая к себе утрачиваемый интерес Запада.

А дальше — как получится.

Но зачем Грузия нужна США? Американское издание The Washington Times считает, что Вашингтон может в Грузии начать «строительство стены против потенциального проникновения в регион Китая».

Более того, оно призывает начать «выстраивать «мосты» между «прозападной Грузией и Израилем, которые остаются единственными и самыми надежными союзниками и друзьями Америки на Большом Ближнем Востоке». При этом, учитывая проблемы с интеграцией Грузии с Европейским союзом и в НАТО, Вашингтону рекомендуется выстраивать с Тбилиси «глубокие отношения на двусторонней основе». В то же время в Грузии заявляют, что «Москва является наиболее актуальной, но не единственной проблемой безопасности», есть еще и беспокойный соседний Тегеран.

Тбилиси, занимая стратегически значимое положение между Россией и Ираном, пытается сохранить себя в американском списке внешнеполитических приоритетов. Но посмотрим, с каким политическим багажом вернется из США министр Залкалиани.

Станислав Тарасов, ИА REGNUM

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки