Как в 1945-ом Красная Армия спасла «союзников» от разгрома

Примечательный недавно состоялся у автора разговор. Точнее — у приехавших в Россию на работу специалистов: американца и немца. Американец начал разглагольствовать, что 75 лет назад именно США Европу от Гитлера освободили. «Убил» ответ немца: «Да вы с англичанами без русских даже на Берлин наступать были не в состоянии!» Речь шла о событиях 12 января 1945 года…

Американцы, взятые в плен немцами во время Арденнского наступления. Тот неловкий момент, когда жалкие остатки гитлеровской армии громят элиту американских и британских войск и без помощи русских - не обойтись...
Американцы, взятые в плен немцами во время Арденнского наступления. Тот неловкий момент, когда жалкие остатки гитлеровской армии громят элиту американских и британских войск и без помощи русских — не обойтись…

«МЫ ЕЩЁ МОЖЕМ ПРОИГРАТЬ ВОЙНУ…»

Эта тревожная фраза написана 4 января 1945 года в дневнике командующего 3-й американской армией генерала Джорджа Паттона  Всё-таки не зря в уставе Вооружённых Сил США существовал (а может быть, существует и поныне) запрет военнослужащим вести дневник. Уже одной этой записи достаточно, чтобы заставить замолчать «разрушителей мифов» о том, что Уинстон Черчилль якобы не просил Иосифа Сталина поскорее начать наступление Красной Армии для того, чтобы спасти американские войска во время Арденнской операции.

Но — обо всё по порядку.

В июне 1944 года войска «союзников» по антигитлеровской коалиции, после двухлетних ужимок и увёрток открыли Второй Фронт в Нормандии. Просто потому что стало ясно: если этого не сделать, то Красная Армия в течение года войдёт в Европу по самые Нидерланды. И все активы американских, британских и иных промышленных корпораций, активно работавших на гитлеровскую Германию аж с 1933 года, окажутся в руках СССР. Естественно, что руководство стран «антигитлеровской коалиции» на энто никак «пойтить не могло». Да и ценные кадры из вермахтовской разведки и СС спасать надо было: кто же иначе формировал бы «зелёные береты» и американскую разведку? Так что Второй Фронт — открыли.

Однако к декабрю 1944 года оказалось, что наступление победоносных союзников развивается не так быстро, как «начерчиллили» планы европейские и американские генералы. «Рузвельтаты» оказались скромнее, чем хотелось бы. Наступление «союзников» упёрлось в Арденнский горный массив, где благополучно и забуксовало. Учитывая, что США и Англия имели к декабрю 1944 года на германском фронте суммарно 5,2 миллиона человек с подавляющим преимуществом в стратегической бомбардировочной авиации, против немецких 23 дивизий на территории всей Западной Европы (учитывая неполный состав дивизий — в лучшем случае — около 400 тысяч человек), понятно, почему американцы и англичане вообще смогли наступать. И почему на Арденнах они «забуксовали» — тоже понятно: здесь их встретили полноценные боевые дивизии вермахта и ваффен-СС.

"Союзники" провоцировали Руденштедта и Моделя на наступление. Ну те и начали... На фоне - брошенная американцами во время бегства военная техника.
«Союзники» провоцировали Руденштедта и Моделя на наступление. Ну те и начали… На фоне — брошенная американцами во время бегства военная техника.

НА ВСЯКОГО ХИТРОГО ЭЙЗЕНХАУЭРА НАЙДЁТСЯ РУДЕНШТЕДТ С…

Тогда американцы и англичане придумали Хитрый План: ослабить на конкретном участке фронта линию обороны, дать немецкой разведке узнать об этом, дождаться немецкого контрудара и, отразив его «на плечах» отступающего противника прорвать линию обороны. Замечательный план. В Арденнах были оставлены в качестве «пушечного мяса» 28-я и 106-я пехотные дивизии, хладнокровно приносимые Дуайтом Эйзенхауэром в жертву (привет сказочникам на тему «СССР солдат не жалел!»).  Немецкое командование в лице Гердта фон Руденштедта и Вальтера Моделя  оценило ситуацию. В немецких штабах поняли, что для них готовят ловушку и… решили, что в эту игру можно играть и вдвоём. А воевать гитлеровцы, в отличие от американцев и англичан — умели. И терять им было нечего.

Фон Руденштедт принимает решение: нанести глубокий удар по позициям «союзников» и прорваться к Антверпену. Занять порт и вцепиться в него зубами. План был дерзкий, но при удаче, весь т. н. «Второй фронт» летел к чертям: армии «союзников» лишались основной транспортной артерии, по которой велось снабжение армии. А, учитывая, как гитлеровцы (части укомплектованные ограниченно-годными бойцами, между прочим) раздолбили «союзников» в ходе высадки в Нормандии и взятия того же самого Антверпена…  Фактически, Руденштедт пытался сделать то же, что и фельдмаршалы Рейхенау и Пауллюс в 1942 году в Сталинграде: одним ударом оставить армию противника пешком, без топлива, провизии, техники, фуража и пополнений.

И 16 декабря 1944 года 5-я танковая армия, 6-я танковая армия ваффен-СС и 7-я армия под командованием Вальтера Моделя начали наступление. Можно сколько угодно рассказывать о «героическом сопротивлении» американских войск, но вот как описывал происходящее очевидец  и участник военных действий американский журналист Ральф Ингерсолл:

«… они [немцы] прорвали нашу линию обороны на фронте в пятьдесят миль и хлынули в этот прорыв, как вода во взорванную плотину. А от них, по всем дорогам ведущим на запад, бежали сломя голову американцы… За однодневный переход танковая дивизия могла потерять несколько сот машин — из-за аварий, застрявшими в грязи, перевернутыми.»

«НЕСМЕТНЫЕ» НЕМЕЦКИЕ ПОЛЧИЩА

Так всё-таки, насколько серьёзными силами располагали гитлеровцы во время Арденнского наступления? И — насколько серьёзно воевали с ними американцы и англичане? Об этом позднее писали в воспоминаниях пленные гитлеровцы. К подготовке операции привлекли лучшие диверсионные силы вермахта и ваффен-СС. Например — знаменитых «парней Скорцени» вместе с их легендарным командиром. Отто Скорцени, к тому моменту уже побывавший и на Восточном фронте высказался по поводу «союзников» в своей книге воспоминаний «Секретные задания» крайне интересно. На фоне всех реверансов «янки сражались решительно и отважно», типичных для мемуаров нацистов, укрывшихся в американской зоне оккупации, он так описывает американских солдат:

«…увидел первых американских военнопленных — примерно сотню молодых парней, на первый взгляд находящихся в прекрасной физической форме. Они были захвачены во в ходе первого наступательного удара, а многих пришлось полусонными вытаскивать из тёплых постелек!… Мы не могли даже мечтать об артиллерийской подготовке, поскольку не имели в своём распоряжении ни одного орудия.»

а вот так — свою войну

«…Нехватка людей ставила нас в крайне неблагоприятное положение: немногочисленные подразделения по 9 человек в каждом охраняли подходы к Энгельсдорфу с Севера. Это было всё, что мы могли позволить себе на этот момент!»

Интересно, не правда ли?  Отчаянным ударом гитлеровские войска, рассчитывающие лишь на нелётную погоду и внезапность, прорывают фронт сытых и обеспеченных всем необходимым англо-американских «союзников» на 90 километров! Это потом Гудериан, стремившийся к сдаче американцам, боясь русского плена будет изо всех сил добиваться, чтобы боеспособные части вермахта были сняты с Западного фронта и были переброшены на Восточный.

А о тех днях английский историк Б. Лиддел-Гарт так описывает сложившуюся обстановку:

«Удар явился потрясением для союзников… был прорван американский фронт в Арденнах, и создалась угроза разобщения союзных армий. Тревога перекинулась за линию фронта… Положение было кошмарное. Выражались опасения, что немцы могут дойти до побережья Ла-Манша и устроить второй Дюнкерк».

«СОВЕТСКИЙ ФАКТОР»

Многие «развенчиватели мифов» пишут о том, что-де к 22 декабря немецкое наступление уже выдохлось. Это не так. 23 декабря 5-я танковая армия начала окружение британских войск с Запада. Британский фельдмаршал Бернард Монтгомери запаниковал и потребовал перебросить на западные позиции подкрепления из числа американских частей. Получил подкрепления и тут же предложил Эйзенхауэру отступить, чтобы создать резерв из освободившихся частей. Эйзенхауэр подкреплений прямо у Вашингтона. Американская 12-я группа армия была расколота. Но… тут-то и сказалось отсутствие у Руденштедта и Моделя свободных резервов. Их попытка получить подкрепления для развития и закрепления успеха натолкнулась на противодействие… Красной Армии. Именно на Восточный фронт для попытки деблокады гитлеровских войск , которые планомерно доколачивала Красная Армия в Будапеште, и был направлен последний резерв Гитлера. Не будь наступления Красной Армии, армии Руденштедта и Моделя вполне могли прорваться к Антверпену, а там — кто знает, сколько ещё длилась бы Великая Отечественная Война… Но история не знает сослагательных наклонений.

Между тем немецкие войска даже в условиях тотальной нехватки людей продолжали бить в хвост и гриву «сытых, довольных и самоуверенных янки, жующих свою бесконечную жвачку» (это не автор, это — Скорцени их так описал!).

26 декабря оставшиеся силы 5-й танковой армии вермахта, усиленные четырьмя танковыми дивизиями 6-й танковой армии СС обрушились на фланг 3-й американской армии. Прорыв в Арденнах расширился настолько, что Эйзенхауэр и Монтгомери начали подумывать об общем наступлении.

И вот тут снова сказал своё слово «советский фактор». «Быстрый Гейнц» Гудериан, прекрасно понимающий, что если Арденнское наступление увенчается успехом, то Западный фронт «союзников» рухнет, как карточный домик. А это значит, что шансы сбежать на Запад уменьшатся до их исчезающе-малого значения. И тогда Гудериан в последних числах декабря 1944 года делает «неофициальный» доклад Гитлеру (текст которого ну оч-чень быстро становится известен британской разведке). Суть доклада проста: в ближайшие дни нужно ожидать крупного наступления советских войск в Восточной Пруссии и на Висле. Когда это наступление начнется, активные действия против англо-американских «союзников» нужно будет остановить, чтобы перебросить войска на Восточный фронт.

«Союзники» обрадовались и стали ждать советского наступления. Гитлер огорчился и приказал наступать на «союзников» побыстрее, чтобы «разобраться» с ними раньше, чем Красная Армия вконец «разберётся» с остатками гитлеровских войск на Востоке. Гудериан огорчился больше всех и пожалел, что не поддержал Штауфенберга в 1944-м…

«МОЖЕМ ЛИ МЫ РАССЧИТЫВАТЬ…?»

В ночь на 1 января 1945 года гитлеровские войска начали наступление в Эльзасе. Это сейчас «новопрочтенцы» заявляют, что это наступление «не обеспокоило» командование «союзников», однако сами «союзники» в 1945 году не знали, что он «не обеспокоены». Судите сами: гитлеровские войска за три дня продвинулись на 30 километров, а утром 1 января считавшаяся полностью уничтоженной немецкая авиация в количестве 900 бомбардировщиков нанесли массированные бомбовые удары по аэродромам «союзников» в Северной Франции, Бельгии и Голландии.

Будь у гитлеровской Германии хоть какие-то запасы топлива, на господстве в небе авиации «союзников» можно было бы поставить жирный крест. Надгробный. 2 января Эйзенхауэр приказывает своим войскам оставить Эльзас и Страсбург. Гитлеровцы выиграли битву! Но… Не было бы счастья, да несчастье помогло. Приказ оставить Страсбург НЕ ДОШЁЛ до командующего 1-й французской армией де Латтра де Тассиньи, а когда дошёл, было уже поздно. Во-первых, части Трассиньи вступили в бой за Страсбург, а во — вторых, самоуправство Трассиньи одобрил Шарль де Голль.

А командующие войсками союзников Дуайт Эйзенхауэр и Бернард Монтгомери увлечённо собачились друг с другом. Эйзенхауэр требовал наступления (как он мог одновременно организуя бегство из Эльзаса требовать наступать там же — вопрос о суровой американской логике, но он так и делал!). Монтгомери требовал не выделываться, а окопаться и ждать наступления русских. Собачились смачно и громко, вовлекая в свару сотрудников штабов, дипломатов, и коллег по оружию.

Дособачились до того, что 4 января 1945 года 19 армия вермахта под командованием генерала Ханса фон Обстфельдера начала наступление севернее Страсбурга и форсировала Рейн. В штабе Эйзенхауэра мигом забыли о шапкозакидательских настроениях и начали готовиться к отступлению. А командующий 3-й американской армией генерал Джордж Паттон записал в своём дневнике «Мы ещё можем проиграть эту войну…». Нет, ПОТОМ он будет оправдываться, что-де это было записано по поводу некомпетентных действий отдельных командиров… Но это будет — ПОТОМ.

Вот тогда-то Уинстон Черчилль и вспомнил о тексте декабрьского доклада Гейнца Гудериана в ставке Гитлера. Тогда-то он и написал своё знаменитое письмо, адресованное Иосифу Виссарионовичу Сталину и датированное 6 января 1945 года:

»  …я буду благодарен, если Вы сможете сообщить мне, можем ли мы рассчитывать на крупное русское наступление на фронте Вислы или где-нибудь в другом месте в течение января и в любые другие моменты, о которых Вы, возможно, пожелаете упомянуть… Я считаю дело срочным.»

Можно ли считать это просьбой о помощи? Нет. Это не была просьба о помощи. Это был крик отчаяния!

А НАЧАЛ ЛИ СТАЛИН «РАНЬШЕ»?

В постсоветской историографии бытует мнение о том, что по приказу И. В. Сталина  для того, чтобы спасти от разгрома войска «союзников» Висло-Одерская операция началась на две недели раньше назначенных сроков, что привело к дополнительным жертвам… ну и далее — по тексту. Но так ли это?

Директива № 220275 командующему войсками 1-го Белорусского фронта «О разгроме варшавско-радомской группировки противника», положившая начало широкомасштабному наступлению, была издана ещё 28 ноября 1944 года. Разведданные о подготовке масштабного наступления Красной Армии поступали гитлеровскому командованию от разведки ещё с ноября-декабря 1944 года.  А самое главное, те, кто служил в армии, прекрасно понимают, что организовать широкомасштабное наступление за неполные пять дней ФИЗИЧЕСКИ НЕВОЗМОЖНО.

Всё это говорит об одном: к январю 1945 года Красная Армия была готова силами 1, 2 и 3 Белорусских и 1 Украинского фронтов осуществить стратегическое наступление с целью освобождения территории Польской Республики к Западу от Вислы и захвата плацдарма на левом берегу Одера. Ну не бывает так, что за пять-шесть дней армия «волшебным образом» обретает способность в течение 20 суток, преодолевая отчаянное сопротивление противника, проходить ежедневно по 20-30 километров, не смотря на то, что по дороге ей приходится преодолевать семь (!!!) укреплённых линий обороны и две крупные водные преграды!

Всё это говорит о том, что если даже дата наступления была сдвинута на более ранний срок, то это было уже некритично: армия была готова. И задачи, которые ставились перед командованием  1, 2 и 3 Белорусских и 1 Украинского фронтов формировались ДО того, как остатки гитлеровских войск на Западном фронте поставили американских и английских генералов в положение, граничащее с разгромом!

Красная Армия била гитлеровцев. А то, что попутно советский солдат сумел за шиворот вытащить «передовые европейские армии» из состояния фактического разгрома… Это — тот факт, которого нам никогда не простит «просвещённая Европа».

Дмитрий Ромашов, quis_quaeritis

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки

Комментарии:

Добавить комментарий