Сможет ли Трамп преодолеть искушение поиграть в «маленькую победоносную войну»?

На Ближнем Востоке вновь запахло большой войной. 8 января стало известно, что американские войска покинули базы в Сирии и направляются в Ирак, к границе выдвинулись 90 грузовиков с военной техникой и оборудованием

Очевидно, что это ответ на нанесенные утром того же дня ракетные удары по американским базам в Ираке со стороны Ирана.

Пока трудно говорить о том, чего добились этим в военном плане силы Корпуса стражей исламской революции (КСИР). По данным иранской стороны, только на базе Эйн-аль-Асад в Ираке погибло 80 человек, предположительно — американских военных. Пресс-служба иракской армии сразу же официально заявила, что среди местных военных потерь нет. Так это или нет, по всему миру заговорили о неизбежности военного столкновения Вашингтона и Тегерана, которому уже пророчат перерасти в Третью мировую.

В то же время Дональд Трамп сразу после атак написал в «Твиттере», что «все хорошо», никто не погиб. И в самом деле, если бы речь шла о столь массовой гибели американских военных, стал бы президент США так долго думать? Скорее всего, ответ был бы молниеносным и соответствующим.

Тем более что США явно готовились заранее. Иначе как объяснить, что Пентагон сразу после убийства генерала Сулеймани экстренно эвакуировал базу Балан, расположенную в сотне километров от границы с Ираном, которая неизбежно стала бы первой целью потенциальной атаки Тегерана?

Многие факты говорят, что американцы готовились к нынешним событиям еще даже до убийства Сулеймани, совершенного 3 января как ответ на нападения на посольство США в Ираке, якобы организованные иранским генералом лично.

Впрочем, и атаки на посольство возникли не из ниоткуда. Они стали ответом на удар американских беспилотников, в ходе которого погибли члены шиитской группировки «Каттаиб Хезболлах», в спонсировании которой обвиняют Иран. В свою очередь, сами американцы объяснили свои действия ответом на атаки группировки по иракской базе вблизи Киркука, в результате которых погиб гражданин США и были ранены четверо американских военнослужащих.

Вышеупомянутые события стали логическим продолжением многомесячных попыток Вашингтона раскачать ситуацию в самом Иране, организуя в стране массовые протесты с применением оружия против сил правопорядка, и в Ираке, где протесты с ярко выраженными антииранскими настроениями продолжаются с октября.

Получается, что убийство Сулеймани, ставшее спусковым крючком самой масштабной за последнее время эскалации в регионе, было лишь звеном целой цепочки провокаций против Тегерана. Но являлось ли оно конечной целью?

Да, Касем Сулеймани вызывал глубочайшее раздражение и у США, и у их союзников в регионе — Израиля и Саудовской Аравии. Это действительно был неординарный человек, фактически неоднократно утиравший нос американцам в Сирии и Ираке, в Ливане и Йемене. В Тегеране не зря сравнили его убийство с отрезанием руки — подразделения КСИР являются наиболее боеспособными в вооруженных силах исламской республики, к тому же с колоссальным боевым опытом в сопредельных странах, а самого Сулеймани можно по праву считать блестящим военачальником.

Информационный эффект от убийства Сулеймани сравним с потенциальным убийством президента Ирана или самого аятоллы, это был удар в самое сердце Тегерану.

Можно предположить, что именно этого и добивался Трамп. Сейчас, когда в США фактически началась новая предвыборная кампания, проходящая на фоне импичмента действующему президенту, Трампу была необходима такая вот громкая внешнеполитическая победа для отвлечения внимания от внутриполитических «разборок».

Конечно, дело не только в желании Трампа в очередной раз показать себя «крутым парнем». Иран при Трампе стал одной из главных мишеней. Отчасти это объясняется сильно возросшим влиянием израильского лобби, а также желанием остановить стремительно растущее влияние самого Ирана в регионе, что било уже напрямую по американским интересам. Ну и, конечно, желанием обнулить достижения Обамы на иранском направлении: ядерную сделку СВПД демократы преподносили как решение «проблемы века». Не зря Трамп еще до вступления в должность обещал похоронить сделку и сдержал слово, даже ценой ухудшения отношения с европейскими партнерами.

Можно было предположить, что дальше разрыва соглашения и возвращения антииранских санкций дело не пойдет, во всяком случае в течение первого срока Трампа. Тем более что Иран не давал никаких поводов для резкой эскалации, до последнего заявляя о приверженности сделке. Однако, судя по всему, Трамп решил пойти ва-банк.

Вообще, это в стиле Трампа — создать проблему, довести до эскалации, а в последний момент торжественно ее «решить». Так было в случае с КНДР, там тоже были угрозы войной, походы авианосных групп и т.д. А закончилось все пафосным примирением. Вернее, ничего не закончилось, проблема-то осталась нерешенной. Но на тот момент Трампу было важно не решить проблему, а громко объявить о ее решении.

Несмотря на сходство с иранской историей, в Корее до ликвидации ключевых лиц государства и ракетных ударов не дошло и не могло дойти: у Пхеньяна уже было ядерное оружие, существовала очень четко обозначенная красная черта, переход которой мог закончиться катастрофой, если не для США, то для Трампа точно.

В случае с Ираном красная черта неочевидна, и стороны вполне могут всерьез повоевать друг против друга без фатальных для себя последствий. Иран никогда не сможет нанести удар по самим США, однако может причинить значительный ущерб их присутствию в регионе, а также их союзникам. США едва ли решатся на наземную операцию — это будет для них самоубийством, но могут нанести удары по самому Ирану с воздуха, что может привести к достаточно затяжному конфликту с непредсказуемым финалом, который опять же принесет больше ущерба американским партнерам.

Кстати, о ядерной ракете, которая, по сути, спасла Кима от американской агрессии. В ноябре 2019 года президент Ирана Хасан Роухани заявил о начале закачки газа в центрифуги на заводе по обогащению урана в Фордо на уровне 5% (до заключения ядерной сделки в 2015 году уран обогащался на объекте в Фордо до 20%). Эксперты прогнозируют, что при желании Тегеран мог бы получить свою первую ядерную бомбу к лету-осени 2020 года.

Это первый и самый серьезный «побочный эффект» от политики Трампа.

Второй заключается в окончательном провале стратегии на подрыв Ирана изнутри. Если раньше сохранялась возможность раскачать там ситуацию, доведя ее до очередной «цветной революции», то сегодня Трамп добился беспрецедентного сплочения иранского народа, что мы наглядно увидели на похоронах Сулеймани. Ведь даже наиболее последовательные противники режима аятолл, выступавшие за то, чтобы самим решать внутренние проблемы их страны, едва ли поддержат американскую агрессию.

Наконец, третий «побочный эффект» — это рост влияния Ирана в регионе на фоне роста антиамериканских настроений. Получается, что Трамп добился полной противоположности тому, чего хотел изначально. Помимо этого, Вашингтон стремительно теряет Ирак, парламент которого уже проголосовал за вывод американских войск. Да и иракского премьера, по приглашению которого в Багдад прибыл Сулеймани, Трамп жестко подставил, что явно не добавит симпатий Вашингтону.

Понятно, что США не будут выполнять требования Ирака о выводе войск, но находиться в Ираке для них будет все опасней. Показательно, что другие страны уже начали спешно убирать своих военных из Ирака.

Но главный вопрос сейчас в том, сможет ли президент США вовремя остановиться, преодолеть искушение поиграть в «маленькую победоносную войну», которая может обернуться большой бедой для всего мира.

Отправка американских военных из Сирии в Ирак — это не единственный акт бряцанья оружием. 7 января стало известно о переброске стратегических бомбардировщиков В-52 с их основной авиабазы Барксдейл в штате Луизиана на остров Диего-Гарсия в Индийском океане. В штате Юта на авиабазе Хилл прошли учения по отработке поражения наземных средств ПВО условного противника с участием истребителей пятого поколения F-35. Одновременно американские боевые корабли во главе с авианосцем «Гарри Трумэн» получили распоряжение немедленно отойти на несколько сот километров от побережья Ормузского пролива во избежание поражения иранскими противокорабельными ракетами. Наконец, Морское управление США выпустило официальное предупреждение капитанам всех коммерческих судов на Ближнем Востоке об «иранской военной угрозе».

Это все больше напоминает подготовку к войне.

Трамп немного успокоил мир, заявив, что Америка не желает войны. Кроме того, он объявил о новых санкциях в отношении Ирана. Хотелось бы верить, что Трамп все же бизнесмен, а не воин и всегда действует прагматически. Если сможет вовремя сказать «стоп». Сам ли он додумался до ликвидации Сулеймани ради собственного пиара, или кто-то его подставил, подсказав столь «светлую» мысль, последнее слово все же за ним. Пока ситуация не вошла в «штопор».

При этом следует помнить, что любые шаги, направленные даже на имитацию эскалации, могут спровоцировать срыв в Тегеране, где влияние сторонников военного решения конфликта будет неизбежным. И тогда Касем Сулеймани может показаться американцам величайшим миротворцем.

Дмитрий Родионов, Рен

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки

Комментарии:

Добавить комментарий