Сорос своих не бросает: в чьих руках оказались госпредприятия Украины

На Украине под конец года случились сразу два скандальных назначения в крупные государственные корпорации, которые привлекли внимание к нынешней системе управления государственными активами в стране.

Журналист Мустафа Найем получил должность заместителя генерального директора государственного концерна «Укроборонпром», а Сергей Лещенко стал членом наблюдательного совета ПАО «Укрзализныця». Эта парочка не имеет ни малейшего профессионального отношения к корпорациям, в которые они были назначены. Но это далеко не единственное, что их объединяет.

Начинали оба корреспондентами «Украинской правды», с тех пор находились на подпитке у соросовских НКО и под крышей американского посольства. В конце 2013-го — начале 2014 года активно разжигали события на Майдане. Потом стали депутатами от «Блока Петра Порошенко», но на поводке упомянутого выше посольства. Лещенко отметился еще и во вмешательстве в выборы в США на стороне Хиллари Клинтон: именно он выступал «сливным бачком» для уничтожения репутации Пола Манафорта, бывшего на тот момент главой предвыборного штаба Дональда Трампа.

После последних выборов на Украине оба персонажа остались не у дел, но, как выяснилось, Сорос своих не бросает.

Пожалуй, на сегодня только ленивый, в том числе и на самой Украине, не говорил, что это государство в 2014 году попало под внешнее управление. Но мало кто задумывается, что собой это внешнее управление представляет. А ведь это не только следование политическому курсу, утверждаемому в столицах других государств, или назначение министрами людей с иностранными паспортами. Не только согласование с «кураторами» назначений важных госчиновников с украинскими паспортами или политические взятки в виде закупок в «метрополии» товаров в ущерб собственным производителям. Это еще и постепенная передача в управление людям «оттуда» оставшихся государственных активов.

С марта 2014 года Западом предпринимались самые разные действия для установления более плотного контроля над Украиной и ее активами.

Уже в марте 2014 года Вашингтон пролоббировал назначение на должность крупнейшего украинского предприятия и нефтегазового монополиста НАК «Нефтегаз Украины» своего человека — Андрея Коболева.

Подписанное в том же году Соглашение об ассоциации с ЕС предусматривало полное открытие с 2016 года украинской экономики для гораздо более мощной экономики ЕС и отказ от части суверенитета (например, в вопросах технического регулирования Украина обязалась следовать решениям ЕС).

В декабре 2014 года в правительство Арсения Яценюка вопреки действующему законодательству на министерские должности были назначены три иностранца. Вслед за ними подъехал десант грузинско-прибалтийских товарищей, выращенных в «пробирках» Сороса, которые заняли места заместителей различных министров и генпрокурора.

В течение 2015 года под давлением США начали работу Национальное антикоррупционное бюро Украины и Специализированная антикоррупционная прокуратура. Создавались не для борьбы с коррупцией, а для внешнего контроля за украинскими чиновниками через инструменты борьбы с ней. Руководители были согласованы с посольством США в Киеве. С тех пор оба попадали в многочисленные коррупционные и прочие скандалы, имеют нулевые результаты работы по декларируемой линии, но остаются на своих местах.

В 2016 году на Украину подтянулись поляки, возглавившие ПАО «Укрзализныця» и «Укравтодор». Плюс генеральным директором «Укрпочты» был назначен американец Игорь Смелянский. Это были первые «варяги», занявшие уже не чиновничьи кресла, а государственные корпорации.

В 2015 же году американке Наталье Яресько удалось так успешно реструктурировать госдолг Украины, что страна попала в долгосрочную кабалу выплат в зависимости от роста ВВП.

В 2016 году также были приняты изменения в закон «Об управлении объектами государственной собственности» и ряд сопутствующих законов, которые существенно укрепили роль наблюдательных советов в госкорпорациях и снизили роль правительства и министерств. Появилась возможность контролировать активы и финансовые потоки не только посредством назначения своего руководителя компании, но и через вход нужных людей в наблюдательные советы.

В 2019 году и в парламент, и в правительство вошло огромное количество «соросят».

Что имеется на сегодняшний день.

На Украине к сегодняшнему моменту осталось примерно 3400 объектов госсобственности и еще порядка 11 тысяч объектов собственности муниципальной. Далеко не все они работают. Но работающие создают более 20 процентов ВВП. А в банковском секторе доля государства превышает 50 процентов.

Главный монстр украинской экономики, НАК «Нефтегаз Украины», в котором посредством искусственно завышенных тарифов на газ сосредоточили очень приличные для Украины финансовые ресурсы (доходы компании находятся на уровне десяти миллиардов долларов в год при размере доходов госбюджета около 40 миллиардов), контролируется Западом полностью. Свой операционный руководитель (Андрей Коболев) дополнен составом набсовета: Клэр Споттисвуд (глава совета, Великобритания), Бруно Лескуа (Франция), Амос Хохштайн (США), Стивен Хейс (Канада). Реальным куратором НАК, по слухам, является Амос Хохштайн. Было смешно наблюдать весной за попытками премьер-министра Владимира Гройсмана уволить Коболева.

Да, украинское правительство является учредителем «Нефтегаза», да, 100 процентов акций компании пребывает в госсобственности. Но государство им никак не управляет. Назначал Коболева набсовет…

Концерн «Укроборонпром», включающий в себя более 130 предприятий ВПК, в начале года потрясли скандалы, связанные с коррупцией имени Порошенко. В итоге никто не сел. Зато к осени корпорация с оборотом более 1,5 миллиарда долларов перешла под операционное управление Абромавичуса, назначенного гендиректором. О его заме Найеме мы уже говорили выше. Набсовет «Укроборонпрома» состоит из двух американских граждан (Игорь Смелянский и Энтони Тетер), двух представителей «Нефтегаза» (Юрий Витренко и Олег Прохоренко), находящегося под контролем Вашингтона, и помощника президента Зеленского Андрея Ермака.

ПАО «Укрзализныця» с оборотом свыше четырех миллиардов долларов возглавляет типичный «фунт» — Евгений Кравцов. Из семи членов правления четверо — иностранцы, а один — «соросенок». В набсовете все семеро были иностранцами, теперь туда завели двух граждан Украины, включая «соросенка» же — Лещенко.

Список таких примеров может быть очень длинным.

При этом следует иметь в виду, что и люди, занимающиеся операционным управлением, и люди, сидящие в набсоветах, не только управляют финансовыми потоками госпредприятий со всеми вытекающими возможностями (а ввиду тотальной коррупции и наличия надежной «крыши» этих возможностей много), но и получают вполне приличные деньги. Например, Коболев в 2018 году получал около одного миллиона долларов в месяц. Кравцов — почти один миллион гривен. Смелянский — 740 тысяч гривен в «Укрпочте». Но он еще «подрабатывает» и в набсовете «Укроборонпрома»! Таким же многостаночником является и заместитель главы «Нефтегаза» Юрий Витренко. А в набсоветах платят тоже неплохо: например, Лещенко в ПАО «Укрзализныця» будет получать 600 тысяч гривен в месяц.

На фоне минимальной пенсии в 1638 гривен все это выглядит еще более прекрасно.

Нельзя сказать, что украинские олигархи совсем уж отказались от борьбы за госактивы. Например, Игорю Коломойскому в течение полугода удается успешно доить государственную «Центрэнерго», поставляя выработанную ею электроэнергию по цене ниже себестоимости на свои ферросплавные заводы. Но это ненадолго. И в этом частном примере: как раз поползли слуги, что людей Коломойского из «Центрэнерго» будут убирать.

В общем, тенденция последних лет на отжим активов в пользу внешних игроков продолжена. К тому же она подкреплена одновременно политической и экономической зависимостью Украины от Запада, нужным законодательным обеспечением, а теперь еще и огромным числом агентов влияния в разных ветвях власти.

Сергей Левченко, РИА

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки

Комментарии:

Добавить комментарий